Старая добрая Швеция ( 80 фото )

Если бы вы последнюю неделю (так же как и я) читали бы книгу А.Линдгренд «Черстин и я», то пришли бы в восторг (так же как и я) от этих фотографий. Потому что это люди из этой книги, потому что я прихожу в восторг, когда вижу что-то связанное с Линдгренд, потому что я странным образом люблю Швецию и иногда мечтаю, что именно там я и живу, особенно когда на даче идет дождь.

Оригинал взят у в Старая добрая Швеция ( 80 фото )

Оригинал взят у в Старая добрая Швеция ( 80 фото )

Örebro, Örebro, Vintrosa, Närke, Övrigt-Vägar
01. Vintrosa, Närke, 1934 . Гуси на дороге.

Фотографии 1920-х — 1950-х , сделанные шведским ботаником и историком Mårten Sjöbeck . Из фликровского потока Swedish National Heritage Board . Ровно 80 фото .

Читать «Старая добрая Швеция ( 80 фото )» далее

Swedish Saint Lucia

Это началось случайно. Мы просто читали Линдгренд и в одной из повестей было описание праздника Санта Лючии. Очень девчачий праздник, но у нас его Лешка ждет даже больше, чем мы, и обиделся сегодня на нас, что мы не ходили в короне со свечками и не пели. Зато мы завтракали при свечах и ели теплые печеньки, как обычно 🙂

Кто читал «Миллениум»?

Слушайте, а ведь она настоящая Пеппи Длинный Чулок эта самая Лисабет Саландер. То, что герои Лингдгрен всегда попадаются в жизни я знала. Это подтвердилось, когда я увидела Малыша на площади Т-сентрален, и двух сестер — Черстин и Барбру, работающих в кафешке Гамла Стана. Когда мы пришли на Санкт-Ерикторг к дому Линдгрен был уже вечер, и Лешка, оглядывая серое мартовское небо и дома вокруг сквера, сказал: «Да, я бы тут тоже Карлсона увидел.» Так тоскливо было, что казалось спасением от одиночества и тоски может быть только этот придуманный человечек, которые появится над крышами разноцветных, но таких грустных домов на другой стороне площади. Я тогда поняла, как одинок был Малыш. Тогда я поняла, что Карлсон — не веселый дружок, а способ мальчика выжить в этом мире. Он выдумал его и спасался, придымывая, как Карлсон защищает его от обид и несправедливостей, которые ему причиняют взрослые. Тогда я думала, что Пеппи — это тоже плод воображения Тони и Аники. Они гуляют, висят на заборе и придумывают девочку, которая поселилась в соседней усадьбе. Теперь нет, теперь я знаю, какая должна быть Пеппи и даже знаю диагноз, который помогает ей совершать не всегда законные, но спасающие других поступки. У нее строгий, прямой взгляд, и от этого взгляда делается не по себе. Она щупленькая, но сильная, потому что эта сила внутри нее, и она одерживает победу не потому, что тяжелее в весе, а потому что внутри нее такая ярость, что рядом с ней просто находится страшно.

«Не бойся, мама, я не пропаду,» — говорит она. Потому что нет той мамы, которая могла бы ее защитить.

Зато, если вы заслужили ее доверие, если вы — ее друг, если вы просто в состоянии разглядеть в ней не просто асоциального человека, который предпочитает жить один и никогда не обращается за помощью, тогда она вызовет ваше уважение, а может быть и восхищение.

— Ушла одна… Странная девочка… Да разве ее удержишь! — сказл матрос Фридольф, когда Пеппи исчезла за поворотом, и смахнул слезу.

Вот это «смахнул слезу» дорогого стоит. Я в детстве этого не замечала.

Поначалу у Стига Ларсона мне не понравилось, что она стала сказочно богата. «Фу, банальность,»- подумала я. «Не могут они про небогатых людей писать». А потом вспомнила, что у Пеппи был чемодан золотых монет. Наверное, это важно.

Я еще не все прочитала, это так, мысли по ходу дела.

Санта Лючия

в Швеции, где как я полагаю умеют веселиться в любую погоду (а что им остается, если живут они на севере у них точно такая же погода как у нас сейчас). Так вот в Швеции завтра будет день святой Люсии. Я пишу об этом сейчас, потому что, если вы захотите, чтобы у вас в доме тоже был настоящий праздник Святой Люсии, вы должны подготовится заранее. Так вот Люсия в этот день появляется во всех домах, которые успели подготовится. С утра пораньше мама или старшая сестра, или любая согласившаяся на эту роль соседка, которая не боится сгореть заживо, облачается в белое платье (можно ночную сорочку) и одевает на голову великолепную самодельную корону, которую вы (если еще не передумали) должны сегодня же изготовить из подручных средств и настоящих свечей. Свечи зажигаются и Вы — прекрасная и удивительная Свечная Королева — ходите по дому и поете красивым высоким голосом «Санта Лючия, светлое, ясное видение…»
Детей в этот день радуют завтраком в постель, желательно что-то типа шафрановых булочек или перцового печенья, которые вы сейчас же должны испечь, ну и кофе.

В Стокгольме к этому дню выбирают городскую Люсию-невесту из девушек, приславших свою фотографию на конкурс (могу ошибаться, но раньше точно было так). Девушка едет через весь город с «подвесками на цепочке и в кроличьей шубке». По крайней мере, так думала Бритт Мари из книжки А.Линдрен в 1944 году. Сама Бритт Мари жила в Смостаде и у них в доме Люсией-невестой была помощница по хозяйству Алида, которая пела «Санта Лючию» таким «громовым голосом, что потолок начал подниматься ввысь». Звездным мальчиком Алиды-Лючии был младший брат Бритт Мари Йеркер, и, по словам самой Бритт Мари «более беззубого звездного мальчика, верно, в Северном полушарии никогда не наблюдалось».

Разучивать слова песни вы можете начать прямо сейчас

выучили?
Должно получится типа вот этого

Санкта Люсия,
В чудном мерцаньи,
В зимнюю ночь дари
Света сиянье!
Нас унося в мечтах,
Словно на крыльях,
Вспыхнет твоя свеча,
Санкта-Люсия.
В белом ты к нам вошла,
Дева святая,
О Рождестве Христа
Напоминая.
Нас унося в мечтах,
Словно на крыльях,
Вспыхнет твоя свеча,
Санкта-Люсия.

Теперь возьмемся за булочки

Шафрановые булочки Лючии

В теплом стакане молока в теплой мисочке растворяем 25 грамм свежих дрожжей.
Берем 50 грамм растопленного мягкого масла. Добавляем сахар — четыре столовые ложки, соль — половинку чайной ложки, кардамон — тоже половинку чайной ложки, и шафран на кончике ножа.
все это мы перемешиваем. Берем муку, стакана три и выливаем туда содержимое миски. Муку можно добавлять, чтобы тесто стало мягким и эластичным. Оно как живое должно дышать у вас в руках. Оставляем в теплом месте на полчаса.

тесто обычно скатывается в колбаску и из нее делаются крестики или буковки S, украшаются изюмом. Вкуснятина. пойду делать.

Кстати, в Икеа завтра тоже праздник.

(no subject)

Я читаю Сельму Лагерлеф и понимаю, что счастлива просто прочитывая шведские имена и названия усадеб. И уже лопух в окне рядом с домом напротив на фоне покосившегося забора выглядит впеолне сравнимо с клумбами Версаля, а версальский пруд вообще не идет в сравнение в разлившейся после дождя Волгой, поросшей осокой, рогозом и кувшинками. Швеция в ее сказочной повседневности красива и привлекательна, она не врет, не пускает пыль в глаза. Она прекрасна в своей простоте. Раки в пруду, и первоцветы, распускающиеся каждую весну ценнее редких французских лилий и аристократических роз чопорной Англии.
Языческие короли и колдуньи нет-нет да и выйдут из своих потаенных мест и поспорят с христианским Богом за души людей, живущих на их земле. 
Северная природа, не позволяющая вырасти капризным азалиям и экзотическим пальмам и магнолиям, показывает людям красоту шиповника и сирени, белого мха. 
И я радуюсь, что у нас дача на севере, что льет дождь, что под окном я посажу шиповник и сирень, что небо низкое, а по вечерам по Волге разносится звон колоколов из Успенского монастыря. И Сельма Лагерлеф читается, как будто она живет где-то неподалеку на хуторе, в заросшей липами старой усадьбе.

О Швеции и о Весне

Нет весны? Ну как же, она есть. просто она шведская. Когда у нас дождливое лето или ледяная весна, Лешка говорит: «А ты представь, что ты в Швеции.»
В Швеции, по моим соображениям, холодно. Даже холоднее, чем у нас, там же север и море рядом. Но там люди к этому по-другому относятся. Зажгли свечей (не обязательно вечером, целый день свечи в окнах горят), цветы живые кругом.
Вот у Линдгрен: «Стоял мартовский день, дули ветры, канавы переполнились талой водой, а в воздухе веяло ранней весной.»
В воздухе весна должна быть и в сердце.
Читаю Линдгреновских «Детей из Бюллербю». У них сейчас в книжке тоже март. «А белых подснежников … на выгонах полно, все полянки ими усыпаны. Если держать под носом букетик первоцветов и нюхать их, то даже закрыв глаза, знаешь, что пришла весна.»


<param name="movie" value="http:

<lj-embed>><object width=» 425″=»425"» height=»355″>

девчонки

картина шведского художника Сэма Урдина. Сумерки. За нее огромное спасибо журналу kavery. Нашла там и была просто счастлива. Это первая картина в моей коллекции, я думала ограничится открытками.

Стащила оттуда же. Еще раз огромное спасибо.


Роберт Дункан.