Листая старые альбомы

Лешке достался семейный архив, и мы уже вторую неделю не вылезаем из чащи генеалогических деревьев, узнаем на фотографиях прабабушек, прапрадедушек, путаемся в отчествах и степенях родства. Казаки, станичники, военные врачи, их красавицы-жены, денщики, няньки, дети. Фотографии самые разные, попадаются вот такие милые жанровые сценки.

Это Лешкин прадедушка — военный врач Алексей Иванович с сыновьями (вон они сидят в смешных шляпах) на прогулке. На обороте фотографии трогательная надпись.

Много детских фотографий лешкиного дедушки. Вот они с младшим братом. Фото называется «охотники». Алексей Алексеевич был любителем охоты и рыбалки, в альбомах много его фотографий с группами охотников. Дима наоборот охоту не любил и брата всячески осуждал. Когда же его спрашивали: «Почему же ты дичь ешь, которую Алеша принес?» он отвечал: «А чтобы этому убийце меньше досталось!»

А это их старшая сестра Люся — Людмила. В семье в каждом поколении была девочка Люся. И сейчас у лешкиной двоюродной сестры дочка тоже Люся. Мы своих назвали другими именами, которые совпадали с его и моими семейными. Так уж вышло, что Наталии и Марии были тоже во всех поколениях наших семей. (У той же Наташи — Алешиной сестры вторую дочку зовут Машей).

Это дореволюционные домашние фотографии, но есть еще и другие, и люди на них другие, и глаза у людей тоже другие.

На этой фотографии другой лешкин прадед — Николай Анисимович Морозов, его можно узнать по пышным усам. В городе его называли Дед Мороз, уважали. С детьми он был суров, а порой и жесток. Его часто вспоминает лешкин отец, вот его дед любил, на охоту с собой брал, в альбомах много их фотографий вдвоем.

Я уже делала эту запись утром, но перемудрила с фотографиями, так что не удивляйтесь. Надеюсь, здесь все фото будут видны.

Лето, дача

Это была какая-то смешная игра. Бабушка так и не смогла вспомнить ни единого словечка из песенки, которую они пели в то лето на даче. Песенка была то ли французская, то ли английская. Они прыгали, показывали друг-другу нос и что-то пели. Было очень весело.

Май 1948 года

Маленькая девочка в забавной шапочке — это моя мама. Ей на этой фотографии около года. С ней мама — моя бабушка и мамин старший брат — мой дядя. Это мамины первые шаги по Тверскому бульвару. А сколько их еще будет — с бабушкой на прогулку — «К Пушкину или к Тимирязеву?» — «К Пушкину!», с соседом-приятелем в школу, потом свидания.
Майский послевоенный бульвар. Деревца совсем тоненькие, их посадили взамен старых, ушедших на дрова в годы войны. Мама говорила, что на бульваре даже пробовали сажать сакуры, которые цвели нежными розовыми цветами, но они померзли в наши суровые зимы.

Я смотрю на потрепанные черно-белые фотографии, столько в них надежды, война кончилась, весна, детки, вернувшиеся из эвакуации, и детки, родившиеся после войны.

А это лисапед. Откуда он у них взялся? Надо бы у дяди спросить.