Панно «Националя»

Вот и разрешилась наша загадка. Огромное спасибо и уважаемому maratstas, который разрешил наши споры и сомнения по поводу панно на «Национале». Цитирую его комментарий с сайта oldmos:

Керамический рапорт на отеле назывался «Аполлон и музы». Встречается в документах и «Мусагет на Олимпе». Музы, были следующие: Эвтерпа — муза лирики, Эрато — муза любовных песен, Терпсихора — муза танцев, Полигимния — муза священных гимнов. Они в греческой мифологии обычно выступали под водительством покровителя искусств Аполлона. Авторы композиции, исполненной на Московском Бутырском керамическом заводе С.И.Мамонтова «Абрамцево» — Сергей Чехонин и Александр Головин. Указываемый в путеводителях Павел Кузнецов (в 1902 году, когда устанавливали керамическую картину) был только выпускником Московском училище живописи, ваяния и зодчества, и разработал сюжет, но переработали его, выполнили в керамике, выбрали краски и тона Чехонин с Головиным. Б.Ланге был помощником этих художников. Изображение этой картины есть в одном из номеров журнала «Мир искусства»

Теперь осталось раздобыть «Мир искусства», посвященный Бальмонту и отсканировать оттуда аттик.
Вобщем как всегда Джексон оказался женщиной бородатый дядька оказался музой. Ищите женщину, господа!

Ирочка, спасибо огромное-преогромное!

А может…?

Ира предположила, что панно на Национале похоже на панно дома архитектора Соловьева в Малом Ржевском переулке.

Особняк С.У.Соловьева
«Особняк С.У.Соловьева» на Яндекс.Фотках

Автор панно талантливая художница Мария Васильевна Якунчикова.

В 1870 году в одной из московских купеческих семей, связанной родственными узами с Третьяковыми, Мамонтовыми, Алексеевыми, Поленовыми, родилась Мария Васильевна Якунчикова.Её родители – Василий Иванович и Зинаида Николаевна (урождённая Мамонтова).


Мария Якунчикова,

С 15 лет Маша — вольнослушательница Московского училища живописи, ваяния и зодчества. Но самой настоящей академией для начинающей художницы стал дом Поленовых, где В.Д.Поленов регулярно устраивал рисовальные вечера, на которых Маша Якунчикова работала в окружении К.А.Коровина, И.И.Левитана, В.А.Серова, М.В.Нестерова, С.В.Иванова, И.С.Остроухова – художников, составивших цвет Московской живописной школы конца XIX — начала XX века.


Пейзаж, 1893-1895, цв.офорт

У Марии Васильевны рано обнаружили туберкулез и в 18 лет Якунчикова едет в Европу – через Вену в Италию, а годом позже приезжает в Париж, здесь она и поселилась, а в России бывала наездами. В Париже она записывается в Академию Р.Жулиана.
Талант М.В.Якунчиковой признают все ее современники, когда Бенуа вместе с С.Дягилевым создали «Мир искусства» в 1898 году, М.Якунчикову приглашали готовить эскизы обложек журналов, участвовать в выставках.


Обложка журнала «Мир искусства», 1899

В 1896 г. Мария Якунчикова выходит замуж за Леона Вебер-Баулера, студента медицинского факультета Сорбонны. Русский по паспорту, впоследствии получивший французское гражданство, Леон Вебер, большую часть своей жизни провёл за пределами России. В 1898 году у них рождается сын Степан. Но в два года у сына тоже обнаруживают туберкулёз. Родителям пришлось приложить немало усилий для спасения его жизни. Сына спасли. Но хрупкое здоровье М.Якунчиковой не выдержало напряжения сил в борьбе за его жизнь, и она заболевает, точнее, у неё вновь открывается туберкулёзный процесс, диагностированный ещё в конце 80-х годов, надежда на исцеление от которого и привела М.Якунчикову во Францию десятью годами ранее.

Мария Васильевна Якунчикова умерла 27 декабря 1902 года.


Кладбище зимой, 1895

Не ее ли нимфы простерли руки на панно Националя…


Недостижимое 1890. Б., офорт

Лебеди Националя (для сравнения)

Замечательная статья про М.В.Якунчикову с картинами, фотографиями и рассказом
http://www.liveinternet.ru/users/2503343/post118758734/

из воспоминаний Бонифатия Кедрова

«Наша семья в 1922 году жила в Первом Доме Советов (так после Октября называлась гостиница «Националь»). Жили мы на третьем этаже в комнате № 115 с большим угловым балконом, выходившим полукругом на Тверскую улицу и к Охотному ряду. С балкона многое было видно вокруг. В охотнорядских деревянных лавочках шла ожилвенная торговля мячом, мясом (конечно же), рыбой и другими припасами…» Вспоминает он и «Гранд-Отель», в котором с 1919 года находился Наркомпрод, вспоминает «темную часовенку» Александра Невского.


Охотный ряд, 1910-е

Это статья о первом московском автобусе, остановка которого находилась как раз возле «Националя». «Отсюда автобус шел по Моховой улице, затем по Волхонке к Пречистенским воротам и дальше к Новодевичьему монастырю.»
В Манеже тогда был гараж автомашин, в «Петергофе» — приемная ВЦИК…

Загадка П.В.Кузнецова

Похоже, что автор первых майоликовых панно (одно большое и четыре маленьких) на гостинице «Националь» — это Павел Варфоломеевич Кузнецов. (UPD Похоже, что все-таки не он. А кто?) Многие описания гостиницы указывают на него, как на художника (в частности М.В.Нащокина), но ни одно биография самого Кузнецова не упоминает эти казалось бы важные работы в его творчестве.

Павел Кузнецов родился в Саратове в 1878 году в семье иконописца Варфоломея Кузнецова.

Когда художественные наклонности мальчика ясно определились, он поступил в Студию живописи и рисования при Саратовском обществе любителей изящных искусств, где занимался в течение нескольких лет (1891-96) под руководством В. В. Коновалова и Г. П. Сальви-ни-Баракки. Исключительно важным событием в его жизни стала встреча с В. Э. Борисовым-Мусатовым, оказавшим сильное и благотворное влияние на саратовскую художественную молодежь. В 1897 г. Кузнецов блестяще выдержал экзамены в МУЖВЗ. Учился он прекрасно, выделяясь не только яркостью таланта, но и подлинной страстью к работе. В эти годы Кузнецов находился под обаянием живописного артистизма К. А. Коровина; не менее глубоким было дисциплинирующее воздействие В. А. Серова. В то же время вокруг Кузнецова сплотилась группа студентов, ставших впоследствии членами известного творческого содружества «Голубая роза».

Кузнецов участвовал в оформлении многих символистских спектаклей, сотрудничал в символистских журналах. В 1902 г. Кузнецов с двумя товарищами — К. С. Петровым-Водкиным и П. С. Уткиным — расписал церковь Казанской Божьей Матери в Саратове. Это был не очень удачный эксперимент. Работа вызвала бурю общественного негодования, обвинения в кощунстве, — росписи были уничтожены. Однако этот опыт упоминается во всех работах о Кузнецове в отличие от мозайки Националя.

Ко времени окончания МУЖВЗ (1904) Кузнецов — это художник-символист. К этому времени относятся его картины «Утро», «Голубой фонтан», обе 1905; «Рождение», 1906, и др.


Голубой фонтан, 1905


Любовь матери, 1905

Кузнецов рано приобрел известность. Художнику еще не было и тридцати, когда его работы вошли в знаменитую экспозицию русского искусства, устроенную С. П. Дягилевым в Париже (1906). Явный успех повлек за собой избрание Кузнецова членом Осеннего Салона (такой чести удостоились не многие русские художники). Одним из важнейших событий русской художественной жизни начала века стала выставка «Голубая роза», открытая в Москве весной 1907 г. Будучи одним из инициаторов этой акции, Кузнецов выступил и как художественный лидер всего движения, которое с той поры именуют «голуборозовским».

В начале 1910-х годах Кузнецов уезжает из Москвы. Он странствует по заволжским степям, заезжает в Бухару, Самарканд, Ташкент.

Растущая известность Кузнецова способствовала расширению его творческой деятельности. Художник был приглашен участвовать в росписи Казанского вокзала в Москве, исполнил эскизы («Сбор плодов», «Азиатский базар», 1913-14), но они остались неосуществленными. В 1914 г. Кузнецов сотрудничал с А.Я.Таировым в первой постановке Камерного театра — спектакля «Сакунтала» Калидасы, имевшего большой успех.

В годы революции Кузнецов принимал участие в оформлении революционных празднеств, в издании журнала «Путь освобождения», преподавал. Почему не его мозайка осталась на Национале? Здание было сильно повреждено в уличных боях 1917 года. Почему мозайка не подлежала восстановлению? Ведь автор — жив-здоров, на службе у революции…

В 1923 г. в Париже была устроена его выставка (совместно с Бебутовой), Кузнецов написал «Парижских комедиантов» (1924-25).


1930-е

П.В.Кузнецов дожил до 1968 года, преподавал, не переставал писать. В Саратове есть музей П.В.Кузнецова, но на музейном сайте тоже нет упоминания «Националя».

Использованы материалы http://www.artonline.ru/encyclopedia/300

29 июня 1928 года

Снимают колокол с красавицы Параскевы Пятницы,

Разговор из статьи в Рабочей газете:

— Разоряют, — бросает слово, как удочку, пожилая женщина.
— Ну, не первая и не последняя.
— А зачем? Кому мешала?
— Ты что, бабка, треплешься, боишься, что твово бога жилплощади лишат? — спрашивает сосед.
— Небось, синагоги не трогают, — бросает антисемитский тип, высокая гражданка в допотопной шляпке.
— Вот и неправда ваша, — отзывается молодайка с ребенком на руках. — Все одно, что церковь, что синагога. В Себеже, пишет тетка, всего одна синагога осталась.
— Молиться, — замечает благообразный старик, — возможно во всяком месте, а церковь, которая мешает движению, нужно снесть…

Сила мысли

Значится так.
Гостиница Национальная открылась зимой 1903 года. По всей видимости, майоликовое панно могло появится позже. Вот на этой открытке видно, что панно на Национале еще нет. Его место занимает какой-то щит.

Далее панно… Вчера я силой мысли пыталась вернуть этому панно хоть какую-то определенность.


Спасибо, Андрей, за фотографию

Ясное дело, у меня ничего не получилось. Единственное, что удалось понять, что это все-таки не пейзаж, а люди. В центре кто-то в белом играет на арфе (???) и к нему с двух сторон стремятся… еще кто-то. Орфей? Не знаю.
Автор панно скорее всего Павел Варфоломеевич Кузнецов.

В 1902 Кузнецов с двумя товарищами — К.С. Петровым-Водкиным и П.С. Уткиным — предпринял опыт росписи в саратовской церкви Казанской Божьей Матери. Молодые художники не стесняли себя соблюдением канонов, дав полную волю фантазии. Рискованный эксперимент вызвал бурю общественного негодования, обвинения в кощунстве, — росписи были уничтожены, но для самих художников этот опыт стал важным шагом в поисках новой живописной выразительности. Ко времени окончания МУЖВЗ (1904) символистская ориентация Кузнецова вполне определилась.
С сайта радищевского музея в Саратове.

Хотя это не помешало ему в 1902 совместно с Н.Н.Сапуновым исполнил декорации к опере Р. Вагнера «Валькирия» для Большого театра. (На Валькирию не похоже?)

Могли ему доверить панно на одной из центральных гостиниц Москвы, да еще на той, которая соперничала с мамонтовским Метрополем? Удивляет то, что нигде нет ссылок на то, что он автор панно на Национале. Только в одной краткой справке о гостинице на яндекс словарях упоминается Кузнецов. Автор заметки М.Нащокина.

Зато про индустриальное панно боле-менее понятно. Оно появилось в 1920-х годах.


Скан из журнала «Московское наследие». Снимок датирован конец 20-х годов.
Интересно, что нигде не написано, что это Дом Советов, зато restorant, bar …

12 апреля 1918 года Совнарком утвердил декрет «О памятниках Республики». Это был первый шаг в «монументальной пропаганде». «В ознаменование великого переворота, преобразившего Россию» было решено украсить город скульптурами и барельефами, которые были призваны участвовать в «деле образования и воспитания новых поколений.» (В.И.Ленин)
А уже после Всероссийской сельскохозяйственной выставки в 1923 году взялись и за Националь. Конечно, Первый Дом Советов не мог оставаться в стороне от монументальной пропаганды.
Жалко, что у меня статья только про памятники: Юрий Бычков «Пусть памятники станут агитаторами…»

Спасибо всем, кто мне помогает. Вместе мы обязательно отыщем, что же там было на этом панно 🙂

(no subject)

Нам ли стоять на месте?
В своих деяниях всегда мы правы…


Фото

Пока можно с уверенностью утверждать только то, что это панно сделано по эскизам Ф.И.Рерберга на все том же керамическом заводе «Абрамцево». Маленькие панно не менялись и сделаны по эскизам П.В.Кузнецова.
Время замены уточняется. То ли 1920-е, то ли 1930-е вместе с реконструкцией. Но по внешнему виду больше на 30-е похоже — Выставка Достижений Народного Хозяйства.

10 фактов из истории Националя

1. Инициатором строительства выступило Варваринское общество домовладельцев в 1900 году.

2. Архитектор и руководитель проекта Александр Иванов.

3. Майоликовое панно было заказано художнику Павлу Варфоломеевичу Кузнецову.

4. Здание «Националя» обогревалось самой современной по тем временам системой отопления, разработанной на литейном заводе Сан-Галли.

5. Роскошные «Гостиная Людовика XV» или «Гостиная Людовика XVI» — располагались на третьем этаже и предназначались для приема высокопоставленных гостей.

6. «Националь» был Первым Домом Советов.

7. В «Гостиной Людовика XV» жил скромный революционер Яков Свердлов.

8. В 1932 году Националь был капитально отремонтирован, сюда привезли мебель и произведения искусства из национализированных дворянских усадеб и дворцов, в том числе, из Царскосельского и Аничкова.

9. Война спасла Националь от разрушения.

10. Зайдя в свой 101-й номер, президент Франции Жак Ширак, поинтересовался: «Здесь что, живут?»

(no subject)

Вот я и подумала, что про «Лоскутную» я уже писала, искала, про «Метрополь» тоже много чего нашла. Возьмусь-ка я теперь за «Националь». Интересный факт: мозаику-то на нем поменяли. Не было на Национале начала ХХ века всей этой индустриализации. Будем искать.

Фронтон

Фронтон
© Владимир Алимов, Фотобиблиотека “Вокруг света”

Что же за мозаика украшала Первый Дом Советов до того, как на нем появилось это индустриальное панно?