Музей изящных искусств. Залы — 2.

Сегодня еще три зала. Но сначала я расскажу, кому мы обязаны именем Александра III. Это первая дарительница музея Варвара Андреевна Алексеева. «Лежа на смертном одре» она велела своим душеприказчикам отдать все свои сбережения на постройку в честь Александра III, который умер менее месяца до нее. Имя это принесло немало хлопот Цветаеву. Он не мог переименовать музей, чем отпугнул многих дарителей и жертвователей, которые отказывались давать деньги на что-либо связанное с Александром III. Но Иван Владимирович мягко и терпеливо отстаивал право музея именоваться так, из уважения к Варваре Андреевне. Именно с ее взноса он считал начало Музея. На средства той же Алексеевой была построена в Москве первая глазная больница в 1900 году. Больница называлась в честь В.А.и А.А.Алексеевых и пользовалась большой популярностью у населения. Это была первая муниципальная больница Москвы, в которой всем нуждающимся оказывалась бесплатная медицинская помощь, бесплатно выдавались лекарства и оказывалась экстренная помощь.


Отсюда

Следущие три зала Музея: Зал Олимпия, Пергамский зал и Ассирийский зал носят названия членов императорской фамилии.
Вслед за М.А.Морозовым Нижегородский купец Иван Михайлович Рукавишников дал денег на строительство залов имени государынь императриц.
Он был одинм из сыновей купца М.Г.Рукавишникова, известного в Нижнем Новгороде благотворителя. Иван Михайлович был членом попечительского совета Кулибинского ремесленного училища, членом правления Дома трудолюбия, членом комитета Вдовьего дома. В Нижнем Новгороде на его деньги построено каменное общежитие для мальчиков, выходящих из Вдовьего дома (по уставу дома мальчики, которым исполнилось 15 лет, лишались права там жить). Он же построил и школу, где обучались ремеслу дети вдов.
Вместе с братьями и сестрами Иван Михайлович построил Дом трудолюбия (ныне это старое здание «Нижполиграфа»). В здании разместились более 200 нищих, которые, за то что щипали паклю и чесали мочало, получали небольшую поденную плату, ночлег и дважды в день еду.

Отсюда

Так Зал Олимпии получил имя царицы-матери.

А Пергамский зал назван именем государыни Александры Федоровны

Архитертор зала Р.И.Клейн. Фрагменты фриза Пергамского алтаря — дар Ф.О.Шехтеля

Третий зал, о котором сегодня пойдет речь — зал Ассирии. Один из самых интересных залов Музея, который погружает пришедших в те далекие времена, когда эта страна процветала.

Зал построен на средства Степана Алексеевича Протопопова и назван в честь Великой Княгини Елизаветы Федоровны.

Степану Алексеевичу Протопопову Москва обязана не только залом Музея Изящных Искусств, но и созданием существующей ныне Плехановской Академии. Степан Алексеевич был одним из основателей и почетным членом Московского общества распространения коммерческого образования. 15 марта 1901 г. он безвозмездно передал обществу земельный участок в Замоскворечье с большим фруктовым садом и особняком, пожертвовал обществу землю под постройку здания для этого училища, и пятьдесят тысяч рублей на сооружение здания бывших коммерческих курсов, позднее преобразованных в Московский коммерческий институт.
Отсюда

Люди и залы

Я решила, что страна должна знать в лицо своих героев. Люди жертвовали деньги на залы музея, содержали их, скульптуры покупали, давали залам имена (свои, или своих родственников, или людей, которых они уважали, а может просто которым хотели понравится — их право). В этом музее я, можно сказать, выросла, бегала туда на лекции по искусству, ходила на выставки. Там выросли и наши дети, мы почти каждые выходные ходили «в Пушкинский» и ни разу я не видела табличек, в честь кого назван тот или иной зал. Я даже не знала об этом. А теперь узнала и не хочу забыть, поэтому параллельно с историей создания музея буду делать коротенькие заметки про залы.

Начнем с И.А.Колесникова Юсуповых и М.А.Морозова.

И.А.Колесников стал первым дарителем. Он взял на себя читальню музейной библиотеки, предложив для этого 15 тысяч рублей. Читальню, наверное, не называли в честь кого-то.

(Ни фото Колесникова, ни фото читальни я не нашла)

Михаил Абрамович Морозов

11 февраля 1898 года дневник И.В.Цветаева «Сегодня для меня большая радость: Михаил Абрамович Морозов взял на себя стоимость выстройки залы Музея — Венеры Милосской и Лаокоона. Стоимость ее — 27 006 рублей.» Зал Морозов решил назвать в честь Великого Князя Сергея Александровича, о чем сказал ему на заседании Археологического общества у княгини Урусовой (в Леонтьевском). «Великий князь был, по-видимому, очень доволен намерением М.А.Морозова.» — писал в дневнике Цветаев.

Итак, зал имени Великого Князя Сергея Александровича

Это мой любимый зал, теперь знаю, кому говорить спасибо.

2 августа 1898 года, дневник Цветаева: «Кн.Юсупов приехав в августе в Москву, при первой же встрече со мною взял от имени княгини Зинаиды Николаевны зал стоимостью в 46 650 руб. Имя Юсуповское оправдано достойным образом.»

Зинаида Николаевна Юсупова у

Римский зал, один из богатых залов Музея. Назван в честь прадеда З.Н.Юсуповой кн.Николая Борисовича Юсупова, сподвижника Екатерины II в устройстве Эрмитажа и основателя знаменитых художественных коллекций.

В этом зале машкин любимый Нил, как она говорит «с детишками».

Первые шаги

Вашему вниманию представляются несколько проектов Музея Изящных искусств.

Г.Д.Гримм. Конкурсный проект Музея изящных искусств, 1896

М.С.Шуцман. Конкурсный проект Музея изящных искусств, 1896

П.С.Бойцов. Конкурсный проект Музея изящных искусств, 1896

Кстати проект Бойцова очень похож на клейновский.

Этот проект стал победителем конкурса.

«Перед отъездом (в Грецию) Клейн прислал мне большую копию фасада, которая теперь заняла целую стену в моем кабинете. Все домашние, и посетители, в восторге от греческой колоннады, столь необычной в Москве. Как-то исполнится проект на деле, но на картоне, в картине он прекрасен», — писал 15 ноября 1898 года И.В.Цветаев.

А пока Иван Васильевич проводит все дни в поисках денег на строительство и оформление здания и самих залов Музея. Решено называть залы в честь людей, давших на него денег.
Но сейчас об истории первых 150 тысяч рублей на постройку музея. Марина Цветаева: «Звонили колокола по скончавшемуся императору Александру III, и в то же время отходила одна московская старушка. И, слушая колокола, сказала: «Хочу, чтобы оставшееся после меня состояние пошло на богоугодное заведение памяти почившего государя»… С этих старушкиных тысяч и начался музей.» Эту историю рассказывал И.В.Цветаев много раз домашним и в докладах о Музее. Почему не сохранилось ее имени? Цветаев называет ее «русская женщина, сделавшая очень много добра и пользы другим.» Кто она, эта основательница Музея, жившая на Малой Дмитровке?

Меценаты разбирают залы.
Так Юсуповы выбрали себе «Римский» зал стоимостью в 46 650 руб. Зал должен носить имя кн.Николая Борисовича Юсупова, прадеда Зинаиды Николаевны. Прадед был основателем знаменитых художественных коллекций Эрмитажа при Екатерине II. И Зинаида Николаевна достойно продолжила дело своего предка. «Имя Юсуповское оправдано достойным образом», пишет Цветаев. Так же на Музей среди многих пожертвовали И.В.Колесников (читальня при библиотеке музея), Рязанский предводитель дворянства Л.М.Муромцев — зал Ниобы, так же он пообещал пожертвования от других губерний ежегодно, Михаил Абрамович Морозов — Лаокона, Венеры Милосской и греческих портретов (Савва Морозов же отказал, а над братом смеялся и сказал «вот какой выискался меценат»). Залы так же решили называть в честь государынь императриц. Морозов решил называть «свой» зал именем Великого князя. Много сил, энергии и средств с первых дней создания Музея отдал Ю.С.Нечаев-Мальцев. Именно он настоял на каменном фризе фасада. Клейн хотел сделать его гипсовым.

Я бы, наверное, выбрала зал с Венерой Милосской и Никой Самофракийской. Я там больше всего люблю сидеть.

В следущий раз все приглашаются на закладку Музея Изящных Искусств. Вовсю идет строительство трибун на 600 человек на площади Колымажного двора. И.В.Цветаев пишет: «У меня в семье идет второй день несмолкаемый спор о туалетах: хоть беги вон из дома. Жена и дочь уселись за шитье…» Ну что? Пойдем к Ламановой?

Отгадка

Ответ на загадку знали уважаемые dinya_ss и sergij_german Они избираются почетными членами Комитета по устройству нашего здания.

(Образец Почетной грамоты)

Это площадь Колымажного двора, так же известная как место Пересыльной тюрьмы на колымажном дворе, или место «лучшего московского манежа», а строить мы будем Музей

Музей этот призван был «служить эстетическому развитию учащихся поколений и нашего общества.» В записке о Музее изящных искусств имени императора Александра III при Императорском Московском Университете говорилось

Эстетическое воспитание отдельных лиц и целых обществ достигается, главным образом, непосредственным, частым и внимательным созерцанием художественных произведений. Изобразительные искусства влияют на душу человека прежде всего своим внешним видом, своею формою, и потому непосредственному изучению их памятников в оригиналах или даже в удовлетворительно исполненных копиях приходится отдавать преимущество перед самой красноречивой лекцией профессора или писателя о том же предмете.

Музей должен был стать не только пособием для студентов, он должен был открыть двери для «всей московской публики, и своей и приезжаей. … не только в будни, но и в воскреные дни, не только в течение академического года, но и в летние месяцы.» Это было условие Московского городского управления, которое с большим трудом рассталось с площадью близ Храма Христа Спасителя. «Все жилы напрягали к тому, чтобы не дать площади Колымажного двора под музей…», — писал вдохновитель и создатель музея И.В.Цветаев. Хотело городское управление там промышленное училище построить или лабораторию химическую, или фабрику. И не знало Московского начальство, что своим условием обеспечило музею изящных искусств общероссийскую и даже мировую славу.

Место под застройку отвоевали, и объявили конкурс проектов здания музея. (Продолжение будет.)