Шерлок, опять Шерлок

Пока не забыла. Вот, что я еще заметила в сериале Шерлок. Помните, когда впервые появляется Редберд? В Собаке Баскервилей. Недавно начала пересматривать, а там собака, которую встречает мальчик, бегущий с болота. И тут начинается путаница. Собака Баскервилей в сериале — это не реальная собака, это то, чем мальчик замещает воспоминание об утраченном отце. Это ключик к тайне Шерлока. Так же как и Гарри, Шерлок замещает потерянного человека — собакой, возможно, не без помощи Майкрофта, который долгие годы скрывает эту тайну, и не дает прорваться боли, не дает превратить это в преследующий кошмар. Редберд — «собака Баскервилей» для Шерлока Холмса.
И второе — игра. В каждой третьей серии Мориарти придумывает для Шерлока игру, чтобы не скучать самому и не дать скучать Шерлоку. В первом сезоне все заканчивается в бассейне, где чуть не взрывается Ватсон, во втором сезоне Мориарти опять устраивает квест, и они доигрываются до смерти, а весь третий сезон Шерлок скучает по Мориарти, но там им не дает скучать Мери, и Шерлок встречается с Мориарти только в коме. Третья серия без игры с Мориарти заканчивается словами — «скучали по мне?» — да, конечно, скучали. И вот подарок — мы опять видим игру Шерлока и Мориарти, пусть Мориарти — это только картинка в телевизоре, а играет Эвер. Эвер прекрасно справляется, и мы не разочарованы — придумали они это вместе с Мориарти, причем за пять минут. Шерлок оказывается правд, Мориарти не мог уйти и не оставить ему игры, он и оставил.

Размышления о Шерлоке

И еще раз о последней серии. А если мы представим ее как подведение итогов, как воспоминание о всех сезонах «Шерлока». Первая комната и первое испытание — Ватсон не смог убить начальника тюрьмы. А ведь в «Этюде в розовых тонах» он, особо не раздумывая, стреляет в таксиста-маньяка. Да, он спасает Шерлока, тут он мог бы спасти жену начальника тюрьмы. И если про таксиста он говорит, что «человек он был некудышный», то начальник тюрьмы тоже не эталон. В конце концов они из-за него оказались запертыми в камеру на потеху Эвер. Первая комната — первый сезон. Майкрофт не может убить человека, он не такой уж железный Феликс, как все привыкли о нем думать. Ватсон изменился, ушел с войны, убийство уже не норма. Вторая комната — второй сезон. Если пофантазировать, то винтовка — это Ирен Адлер. Все так перевозбудились из-за нее, что забыли обо всем. А ведь за окном висят трое человек. Висят. Третья серия второго сезона — у Шерлока висит манекен, а в конце он и сам падает. Что там Мориарти сказал про падения — «падение подобно полету, только несколько ближе конечная цель».
Шерлок падает с крыши больницы… а если бы веревка порвалась. Но и это не важно. Смерть. Чья смерть беспокоит сильнее — смерть Ирен Адлер (ее жаль, хорошая она или плохая), Мориарти — он злодей, но его жаль, Шерлок тоже падает и умирает (хотя бы для Ватсона, это уже много, и для Андерсона — это сводит его с ума). Виновен Шерлок или нет, вокруг начинают сомневаться в его безупречности (даже Лестрейд начинает сомневаться), смерть все равно вызывает жалость, но не у Эвер — ей все равно. А винтовка и правда красивая, да? Даже когда за окном три потенциальных трупа. Погибли люди! — Кто бы мог подумать…
Третий сезон — любовь. Ватсон и Мери, Шерлок и Молли (он зовет ее поучаствовать в деле, да что там — нам показывают поцелуй Шерлока и Молли — я помню как мы вопили, когда смотрели на даче первый раз эту серию по большому экрану). Да и после выстрела Мери, он думает о Молли, она помогает ему. И вот перед нами гроб «I love you» и Молли, плачущая в трубку телефона. И Шерлок, который колотит по гробу, потому что доставил боль близкому человеку.
Последняя комната — выбор между Майкрофтом и Джоном. Тут и Майкрофт становится просто хорошим человеком. А Шерлок не может выстрелить, хотя убил Магнусона, потому что «высокоразвитый социопат» стреляет в того, в кого считает нужным, и не думает о чувствах. Но тут перед ним два близких человека, и он ломает игру — пытается убить себя, как это сделал Мориарти.
И все это окрашено детством, детскими воспоминаниями, детскими страхами, девочка в самолете, малышка Рози Ватсон.

Шерлок

Хочу написать о последней серии «Шерлока». Понятно, что спорить бессмысленно, и если ее считают бредом наркомана и путанной мутью, то я не буду никого переубеждать. Я же в восторге от работы сценаристов, так виртуозно подобрать все ниточки, расставить все точки, подобрать рассказы, которые бы соответствовали игре. А ведь сериал «Шерлок» это игра. Игра в Конан Дойля. И если в первых сезонах рассказы были известные и переписывались буквально, то потом игра стала более сложной, но и более интересной. «Агра» и ее сокровища (главное из которых, конечно, Мэри) уже не так буквальна. Сохранены имена, но суть другая. Смерть Мэри — меняет или возвращает сюжет обратно на Беккер-Стрит. Но по порядку.
Нулевая серия четвертого сезона уже намекает нам, кто будет главными героинями сериала — женщины. Армия, которая победила, потому что права. Так сказал Майкрофт. Кстати толстяк Майкрофт из нулевой серии — это Майкрофт в детстве, толстый мальчик, умный, ответственный и одинокий.
Удивлены, что у Холмсов сестра? Но ведь это отсылка к первому эпизоду, где Шерлок кричит: «Сестра!», когда думает, что у Ватсона есть брат. А Шерринфорд (замок, где заточена Эвер) — это первое имя персонажа Конан Дойля. В первых рассказах Шерлока звали Шерринфорд (да, мамочка любила странные имена).И то, что Шерлок забыл, замок его памяти, это забытое нами имя персонажа, которое сейчас мы уже не забудем. Нашу память перепрограммировали обратно. Мы вспомнили.
А миссис Хадсон! Она возмущалась в нулевой серии, что только и делает, что помалкивает и приносит чай. И вот — она уже на шикарной машине несется по городу, сбивая бачки, говорит, ругается. Она мирит Шерлока и Джона. Писатель Ватсон услышал ее.
И само появление сестры — это же тоже женская линия из нулевой серии. Шерлок пытается понять, что случилось с Мариарти, и вспоминает дело «Безобразная невеста». Он ищет женщину, которая бы все объяснила, и находит ее в последней серии. Потому что Безобразная невеста не похоронена, ее могила пуста — она сидит в замке. Поэтому Шерлок не находит в могиле «невесты» вторую женщину, поэтому ищет ее. И Мариарти действительно вернулся и оставил Шерлоку игру-загадку, только ее разыгрывает Эвер. И вот еще — Молли! Шерлок говорит, что Мариарти не учел, что Молли важна для Шерлока, что он обратится к ней за помощью, но Мариарти возвращает ему это — игра в бомбу и «Я тебя люблю!» Ведь это он заставляет Шерлока сказать Молли эти важные слова — «как будто это правда». Ну и Мэри тоже где-то «Безобразная невеста» — жена-убийца, жена-сокровище. «Ты же не дашь ему скучать?» — спрашивает ее Шерлок, садясь в самолет. Не даст, и Шерлоку тоже не даст.(По дороге еще и Тетчер досталось.) Весь четвертый сезон — гимн незамеченным женщинам. Убийца — бабулька-секретарша, а коллега Майкрофта (забыла фамилию) заигрывает с ним, тоже становится видимой. Да и у Ватсонов рождается девочка.
Когда-то восточный ветер принес в дом Бенксов няню — Мэри Поппинс, сейчас он принес Эвер. Она, конечно, не добрая няня, но и скучать нам не дала. В конце концов Шерлок теперь не только собственность Конан Дойля, но и собственность сериала «Шерлок», и живет там своей жизнью. Так же как и другие Шерлоки. Вот фразу «элементарно, Ватсон!» совсем не Конан Дойл придумал, а Вудхауз. Это кстати о тех разговорах Джона и Шерлока, где его текст, а где текст рассказов, и кто чьи реплики говорит. Это же игра текстов, это так увлекательно.
Обвинять Шерлока, что он совсем заторчал в серии со Смитом-продавцом хлопьев тоже нельзя. Это рассказ Конан Дойля, где Шерлок действительно доводит себя до болезни, чтобы разоблачить злодея, который убил своего брата, а потом пытался убить Шерлока с помощью отравленной шкатулки. Да, он спускается в ад. Не Мери его туда посылает, но почему бы и не послать.
В конце Лейстрейд говорит, что Холмс «не только гений, но еще и хороший человек». Мы же ждали этого с первой серии. Там Лейстрейд нам пообещал, что когда-нибудь мы можем дожить до этого момента. Вот дожили. Холмс прошел большой путь и Ватсон сделал из него человека, способного видеть других людей. Может быть, поэтому он нашел, вспомнил сестру, смог столкнуться со своей детской болью — утратой друга.
В последней серии не появилась Ирен Адлер, но музыка звучала. И Эвер услышала в ней то, о чем мы хотели бы знать. «У тебя был секс?» А Мисс Адлер жива и иногда шлет Шерлоку смски. У Конан Дойля они больше не встречаются, как и не появляется брат Ватсона.
Сериал закончен. Там стоит красивая точка и все ниточки собраны в узелок. Эвер молчит, как молчат сценаристы сериала — им больше нечего сказать, пока. Но Шерлок и Ватсон по-прежнему на Беккер-стрит, и рассказов еще много осталось, и Эвер еще может заговорить. А мы сможем поиграть дальше. Ведь мы будем скучать по ним, да?

Рецензия

Отец мой приехал с дачи. Там ему довелось посмотреть новый фильм Н.Михалкова. По телевизору. Долго не мог вспомнить, как называется, а ему все про «Цитадель» напоминала. «Нет,» — говорит. — «не про войну. Про интеллигенцию». Я и не знала, что Михалков еще один фильм снял. Наконец, нашли в программе — «Солнечный удар». «Вот, — говорит отец. — Точно. Я два часа смотрел, так и не понял, про что это. Понимаю, что про интеллигенцию. Все такие интеллигентные ходят. Туда ходят, потом сюда. Лицо такое… многозначительное. Я все думал, когда же начнется-то хоть что-то. Вот старый фильм «Тихий Дон», там же прямо с первой минуты захватывает и уже оторваться не можешь. Час ждал, второй. Ходят, ходят. Переживают. Я все жду, когда же я переживать начну. Вспомнил «Звезда пленительного счастья». Там не про это время, но тоже про этих людей. Переживаешь же за них. А тут нет. Смотрел, смотрел, думал, когда же эту рожу перестанут показывать. Так и заснул…»

Вобщем, товарищи, искусство по-прежнему в большом долгу…

В список желаемого

Вот, что мы собираемся посмотреть в ближайшем будущем. Как ни крути, а Даниэль Редклиф стал прекрасным актером и его участие в фильме, как знак качества. А фильмы о взрослении я очень люблю. Недавно с удовольствием смотрели «Хорошо быть тихоней». Кстати там Эма Уотсон играла.

A Young Doctor’s Notebook

Начали смотреть Записки юного врача с Гарри Поттером в главной роли. Пока нравится. Конечно, много ляпов, но, я думаю, что когда англичане смотрят как «мы играем заграничную жизнь», они тоже в недоумении от наших представлений об их мебели, сервизах и средств передвижения. Нельзя обвинять нас, что мы недостаточно богаты, и нельзя обвинять их, что они даже не представляют, в какой нищете живет наша глубинка. Земская больница с роскошной английской библиотекой, кожаным креслом — прекрасна. Роскошнее было только имение Онегина из английского фильма «Онегин». Видели бы они пушкинское Михайловское, или Вульфовские Малинники. Вот уж точно не Даунтон (его мы тоже смотрим, параллельно). Англичан у англичан получается играть лучше, но Булгаков похож, а Редклиф классно играет. Иногда мешает еврейская музыка, но это пустяки.

وهلأ لوين؟

Посмотрели наконец. Смотрели на арабском, выуживая знакомые слова. Да там и без слов все понятно. Как и во всем мире, в одной маленькой деревне что-то не поделили мусульмане и христиане. Мужчины не поделили, а женщины их мирили. Простая по сути ситуация. Но ведь тут не сюжет важен, хотя он есть и сложно ему не сочувствовать. Но как же красиво! Женщины красивые, всех возрастов и комплекций, руки у них красивые. И неважно кто перед тобой христианка или мусульманка. Они женщины — это главное. Матери, сестры, жены. И рядом с ними мужчины: темпераментные, страстные, шумные. Может, они их сами и подзаводят, но успокаивают-то тоже они. Мирят, любят, принимают их со всеми их обидами и ошибками. И становится от этой любви тепло и безопасно. Ах, как же тепло!

Знакомых слов выудили штук восемь. Вот будем через год опять смотреть, и все-все поймем. Есть, правда, надежда, что его на русский переведут как «Карамель», но начальство киношное поменялось, так что надежда слабая. Уж больно кино хорошее.

Оказалось, я умею готовить утку

Забыв о страстной неделе, мы грешным делом купили вчера утку. Вчера я к ней боялась подойти и выяснила только, что ее не надо замачивать на ночь, я, как это водится, почитала несколько рецептов приготовления запеченной утки и легла спать. Поспав с мыслью об утке и, увидев сон о прекрасно запеченной птице с карамелизированной корочкой и мясом, которое таяло во рту, я с утра натерла ее солью и перцем, сдела длинный надрезы на грудке, не повердив мясо, убрала ее в холодильник и пошла с Машкой на фитнес. После фитнеса мы зашли в лавочку с сухофруктами и орехами, которая недавно открылась в нашем богом забытом районе и купили халвы, фиников и вишневой пастилы, потому что вечером я пообещала Лешке посмотреть «Под покровом небес», а смотреть этот фильм без халвы, кофе, пастилы и куантро я не согласна ни при каких обстоятельствах. «Метафора жизни» (см ссылку) в этом фильме заставляет задуматься о том, что мы смертны, причем внезапно и отчаянно, что Марокко — очень красивая страна, но потерять в ней любовь, жизнь, разум так же просто, как и на 10 Авеню или 9-й Парковой. Поэтому халва, куантро и кофе — иначе даже не стоит включать видик.
В это время наша утка просолилась и помягчела. Я напихала в нее зеленых яблок, винограда, кураги, зашила это все и начала прижаривать ее на оливковом масле. Надо сказать, что прижаривать удобно только с одной стороны, пока другая холодная и за нее можно держаться, а потом начинаешь мучаться мыслью: «На фиг я купила такую длинную утку». Духовка к этому времени ракалилась до 250 градусов, в противень я налила воды, плюхнула туда обжаренную утку и захлопнула дверцу. 10 минут покоя.
Через 10 минут переворачиваем утку с грудки на спинку и уменьшаем градусы до 220. Теперь об утке: в моей духовке она готовилась 1 час 20 минут при этом предпоследние 10 минут под фольгой, потому что никак не хотела доходить и кровила. Поливать вытопившимся жиром — каждые 5-7 минут, переворачивать каждые 15-20. В конце концов она должна оказаться на спине за 10 минут до готовности и мы ее поливаем карамелью — 2 раза.
Карамель — это такая штуковина из утиного жира, который должен был остаться в сковородке после прижаривания (половина) ложка меда, у меня нашелся только гречишный, цедра лимона и апельсина, соль, перец, кориандр, тмин и полрюмки куантро. На этапе куантро пришел Леха и ликер я выливала в кипящую медом сковородку под громкое ворчание: «Выпиваешь тут без меня, хоть понюхать бы дала». Вот этой карамелью мы и поливаем утку два раза перед готовностью. (Рецепт карамели был у Белоники в жж, это то, что я запомнила).
В оставшемся жиру жарим яблоки (туда я тоже куантро плеснула) и виноград. Это гарнир.
Утку не должна кровить, тогда она готова. На гарнир еще хорошо квашенную капусту. Для настроения — красное вино. Не белое, это вам не курица и не рябчики. Вино должно быть красное, насыщенное, яблочки румяные, капуста хрустящая, утка не сухая и блестеть своей карамельной корочкой. Она 2 кило была 300 грамм, если бы не совесть, которая кричала: «Остановитесь, сволочи, у вас еще Наташа из универа должна придти и что-то есть!» мы бы ее втроем умяли. Грудка просто потрясающая, ножки остались без карамели, поэтому они попроще были, крылышки — объедение. Ну теперь можно и кино посмотреть.

Ссылка. Почему-то не могу найти пост про один наш египетский разговор. Мы сидим на балконе отеля и поедаем слоеные лепешки, купленные недавно вместе с помидорами. Лешка возмущается нашим невежеством и нежеланием смотреть «Под покровом небес»: «Вы не помнимаете — это же метафора жизни,» — убеждает нас он. Мы уже почти согласны и тут слышим продолжение фразы: «К сожалению, эти лепешки совершенно бесполезно макать в оливковое масло…» Смех в зале, переходящий в икание и покатывание по полу 🙂

Шпион

Кто мечтал увидеть воочую Москву Генплана 1935 года и обозреть ее красоты с балкона Дворца Советов, тому надо сейчас же идти на фильм «Шпион». Вид с балкона на Воробьевы горы и здание Университета поистине потрясающий. Роман задуман, как альтернативная история, поэтому и Москва в фильме альтернативная — цветная, иофановская, помпезная и праздничная. Идти стоит, но ждать многого не следует. Режиссера в картине нет, актеры хорошие, я их всех люблю и играют они хорошо, только мало. Основное время отдано спецэффектам и любованию. Много цитат, приколов, намеков на современность. За кадром, слава Богу, не смеются, но маячки дают — вдруг народ не поймет, когда смешно. Данила Козловский — класс, Бондарчук порадовал танго (жду ролик на ютьюбе), а Викторию Толстоганову я всегда любила, и сейчас она хороша, даже когда играет Кейт Бланшет из последнего фильма «Индиана Джонс».
Акунин — самый кинематографичный современный автор, и я жду фильмов по его романам. Жалко, что их так мало. Жалко, что так много неприкрытых спецэффектов. Все-таки надо знать меру, и уж если задумал показывать Москву Иофана, то на этом и остановиться, не надо опять «Матрицу» пересказывать, замирающие пули и застывающие моменты мы уже видели, а вот Москва, действительно, порадовала.
И еще! Ну вот скажите мне, почему Зины в фильмах обязательно какие-то дуры ругачие в коммуналках, а?