ПДД по-ливански

— В Ливане ПДД нет.
— А как же там ездят?
— Вот так и ездят, без ПДД.
(почти Булгаков)

«Сейчас я собираюсь сделать нечто очень ливанское – выехать задом на хайвей», — говорит Билл, включая заднюю передачу. Мы решили заправиться по дороге в Библос, и теперь пытаемся вернуться на дорогу. Странным образом у нас это получается с первого раза и сигналит нам всего лишь один огромный грузовик, и то непонятно – может, это выражение восторга.

Помню, в наш первый приезд после первой вылазки на улицу, я заперлась в номере гостиницы и заявила, что в этот ад больше не пойду. Мне казалось, что меня готова задавить каждая проезжающая машина, а если я увернусь от нее, то на меня наедет мотороллер. Сейчас, когда мы вжились в ливанскую атмосферу, мы понимаем, что основной принцип передвижения по дорогам Ливана – здравый смысл.

Здесь не принято стоять на светофорах. Если человек остановился у края тротуара, значит, он ждет такси, а уж точно не зеленого человечка. Если тебе надо перейти, иди, и нет разницы маленькая это улица в районе Хамры, где медленно движутся машины в пробке, или это трехполосная дорога вдоль моря. Машины остановятся и пропустят тебя. Ну, может, парочка джипов проедет, так они и на красный будут ехать точно так же, потому что ни один автомобилист не ждет от пешеходов того, что они будут спокойно стоять на обочине и ждать «зеленый».

Однако, когда мы выходим из отеля и слышим оглушительную сирену скорой помощи, я невольно думаю, что человек в ней точно обречен. Узкие улочки Хамры с припаркованными по обе стороны машинами не дают возможности подвинуться и уступить дорогу. Ситуация между тем решается каким-то волшебным образом. Включаются все, из отелей выходят швейцары, из магазинов продавцы, они помогают отрегулировать движение, один бежит на перекресток и перекрывает движение с одной стороны, машины быстро вытекают из узкого проезда и вот уже «Скорая помощь» спокойно едет по свободной улице.

Другой ливанской особенностью является отсутствие общественного транспорта. Перед войной в Бейруте ходили трамваи и, наверное, автобусы, а Бунин и Марк Твен переезжали из города в город на поезде, но все это уничтожили бомбежки. Восстановить общественный транспорт очень дорого. Конечно, какие-то маршрутки в городе есть, и путеводители даже обещают, что на них можно доехать до Библоса и Баальбека, но местные нас отговорили.
Основной способ передвижения – такси и собственный транспорт. В среднем на одного ливанца приходится 2,3 машины – и это настоящая проблема, потому что все они стоят на улице.

Еще в самолете Шарль гордо показывал нам свой мотоциклетный шлем. Он произнес слово шлем на всех семи языках, которые знает, от себя я добавила русский вариант. Он не преминул сообщить, сколько шлем стоит, и что по городу он будет ездить на мотоцикле. Шарль, наверное, стал единственным ливанцем в шлеме, которого можно встретить на улице. Этот аксессуар местные жители считают абсолютно лишним и бесполезным (про детские кресла я вообще молчу).

На мопедах и мотоциклах ездит добрая половина жителей Бейрута. На мопедах посыльные развозят по домам кальяны, размахивая по ходу корзиночками с горящими углями. На мопедах папы катают своих сынишек, двух-трех летние дети стоят и держатся за руль, глаза полны восторга.

Заключительным аккордом наших наблюдений за ливанским дорожным движением становится семейство на мотоцикле. Мы с Лешкой в очередной раз собираемся попасть на пляж, перебежав трехполосную трассу и тут видим мотоцикл. За рулем сидит молодой отец семейства, за ним, изящно обхватив его одной рукой за талию сидит красавица-жена. На голове у нее яркий красный хиджаб, она грациозно сидит бочком на заднем сидении, и ее красная юбка в цвет хиджаба развевается по ветру вслед за мотоциклом. Когда они проезжают мимо нас, я вижу, что другой рукой женщина держит очаровательную босоногую девчушку, на вид ей месяцев восемь. Все это настолько красиво, быстро и совершенно ненормально, что я теряю дар речи и просто смотрю им вслед.

Вот, где я еще долго не возьму машину в прокат.

ПС. Хотя, надо заметить, что вопреки ожиданиям увидеть дороги усеянные трупами и обочины, заставленные покореженными машинами, ничего этого нет. При нас дети два раза выбегали на дорогу, и оба раза водители тут же останавливались. И побитых машин я тоже не видела.

ППС. Да, и все парковки в Бейруте платные.

(no subject)

В жизни всегда есть место для подвига, особенно для моего. Только я заявила Косте, что Лешку по утрам на работу не вожу, как у его водителя сломалась машина. В результате: подъем в 5 утра, выход из дома на мороз в 5.45. Потом прыжки вокруг холодной машины (на улице-то минус 20), и вот она опять Миусская площадь, освещенная фонарями и фарами просыпающихся троллейбусов. Наверное, я по всему этому скучала, но минус 20…

Снег идет

Как известно, скупой платит дважды. И вам скажу больше: ленивый дважды откапывает свою машину. Вот говорил мне Лешка, переставь машину с дороги на стоянку, нет — поленилась, не хотелось ботинки идти переодевать. А вот теперь опять все замело-занесло, и надо себя уговорить вылезти на улицу с лопатой и опять, опять все это откапывать. В воскресенье основную работу сделал Лешка, да и Машка помогла, а сегодня я одна и этот сугроб под окном. Эх. Не пойдем сегодня на пляж, опять это море, это солнце…

чтд

ПДД отменили, что и требовалось доказать… Сегодня переходила улицу. Улица тихая, безлюдная, переход, светофор. Подождала зеленого человечка и пошла. Первая машина остановилась, и я прошла мимо, и только тут поняла, что на меня несется белый жигуль и тормозить на красный свет на такой вот тихой улочке у него в планах нет, и пока еще не появилось. И я стою и смотрю как он на меня несется. Страшно так, потом он тормозить начал и явно не успевал до стоп-линии, а я стою как вкопанная, как дура и не могу никуда пойти. Затормозить у него не получилось, но он меня объехал за спиной. Молодой парень, жигули какой-то рекламный: промакция что ли. И я дальше пошла. Наверное, у меня шок, потому что все как в кино.
И вот я везу Машку с английского (это я ее ждала) и ей рассказываю, как я испугалась и с места не смогла сдвинуться. Мы стоим на перекрестке в левом ряду ждем стрелку. Перекресток сложный: улицы в шесть полос, плюс трамвай поворачивает, машин много, стоим долго. И тут мимо нашей машины справа между нашим третьим и вторым рядом едет белая машинка с литовскими номерами, едет-едет, выезжает на красный свет на перекресток, совершает разворот на пешеходном переходе и едет обратно. Вот так. В защиту литовцев могу сказать только то, что в машине сидел брюнет.
И уже когда на следующем светофоре какой-то джип к нам притерся, а потом поехал на красный, я уже даже не удивлялась. Чему тут удивляться, дело-то житейское.

Погибла в ДТП

Почему некоторым уродам закон не писан я уже начинаю понимать. Закон штука сложная и наказание приходит не сразу и не обязательно. Но вот почему для них ПДД — это не закон, а просто бумажка для ознакомления?! Ведь на дороге нарушение правил приводит к смерти. Почему некоторые водители думают, что приобрели машину «Все включено» и что на ней можно делать все, что угодно. А сейчас явное обострение у всех этих «Все включено». Мы пока из деревни ехали в этом убедились: переезжаешь МКАД и думаешь: «У нас что, ПДД отменили пока мы в отпуске были?» Каждый второй разговаривает по телефону, каждый пятый едет «на красный», каждый десятый выезжает на встречку…
Почему моя жизнь на дороге зависит от каких-то Нелюдей безбашенных? Я не пью перед поездками, я не отвечаю на звонки, останавливаюсь у стоп-линии, включаю поворотники — и это не гарантирует мне жизнь. Я с ними не то что на одной дороге, я с ними на одной планете находиться не хочу. Собственно, они регулярно нашу популяцию и отправляют на тот свет, они, наверное, тоже с нами жить не хотят, но у них преимущество — они могут убивать, у них совести нет.

(no subject)

Сижу у окна и смотрю на хлопья снега, кружащиеся на улице, они танцуют какой-то только им известный танец, водят хороводы вокруг веток деревьев и потом ложаться большими, уютными сугробами. Я смотрю на заснеженные лавочки и вспоминаю, как было здорово в детстве во так плюхаться в шубе на одну из пухлых, упругих снежных подушек, которые выросли на лавочках Тверского бульвара. Подушка хрустит под попой, а потом на лавке остается смешной мятый след, как гипсовая форма для масок. Только надо обязательно, чтобы кто-то дал руку, иначе след сломается и не будет выглядеть таким совершенным. Я гляжу на улицу и вспоминаю детство.


фото из семейного архива

Мой вгляд скользит по тропинкам, по деревьям, по коричневому снегу дороги и упирается в большой белый сугроб под окном… и я вспоминаю, что этот сугроб — ни что иное, как моя машина, которая еще вчера стояла слегка обледеневшая на чистом асфальте. Потом я вспоминаю, что эта самая машина должна была отвезти сегодня наш с Машкой к преподавательнице английского, и что мне светит провести сегодня целый час с лопатой и щеткой, если я хочу, чтобы этот план осуществился. «Вот погодка!» — мелькает у меня в голове. Скорее бы весна что ли…


сразу предупреждаю, фото машины — не мое :))

Особенности национального вождения


из журнала

Сегодня сорок минут откапывала машину саперной лопаткой. Надо сказать за два последних дня ее здорово засыпало, и не только крышу, но и вокруг. Зато теперь я с уверенностью могу сказать, что коммунальные службы у нас работают хорошо, потому что пока я откапывала ее со стороны дороги (а она стояла вдоль проезжей части) по состоянию снега я поняла, что снегоуборочная техника проезжала мимо нее около 6-7 раз.
Но откапывать мне ее не понравилось, поэтому она теперь стоит там, где снегоуборочная техника не ездит, а если и ездит, то машины не закапывает, с меня хватит.

(no subject)

Если бы у меня была возможность, я бы учредила такую специальную московскую страховку для автомобилистов. Или это был бы тотализатор… Вот, например, такая формулировка: «Выехал и в течении полутора часов не достиг места назначения (удаленность места 17 километров от двери до двери)». Я бы сегодня выиграла. Еще сегодня оказались бы в выигрыше жители улицы Руставели в номенации: «Выехал из дома и в течении 45 минут не проехал 1 километра».
Утром я Леху довозила за 20 минут до работы, сегодня за полтора часа преодолела только половину пути. Зато у нас новшество: Алтуфьевское и Дмитровское шоссе обогатились полосами для автобусов. Хотя почему обогатились? У шоссе отняли по полосе с каждой стороны, типа для городского транспорта, теперь у нас там пробка в два раза длиннее, чем месяц назад.
Даже страшно представить, что будет зимой, когда снег выпадет. В метро кстати тоже не протолкаться. Наташка на эскалатор Боровицкая-Библиотека Ленина стояла 30 минут вчера.

(no subject)

Что лежит у меня в «дамской» сумочке… три колесные гайки, два предохранителя, пыльники и поршни, форсунка омывателя. «Зин, лучше запиши: ремонтный комплект супорта — две штуки,» — диктует мне Андрей. — «Ты же забудешь. Если бы я тебе номера помады диктовал…» — «Нет, у меня техническое лучше запоминается,» — улыбаюсь я в ответ.
Что я купила себе на 8 марта — какую-то здоровую хрень на руль, потому что в наши морозы замерзла сигнализация. На новый год поменяла шины. Вместо «Леш, я схожу в салон покрашу волосы и сделаю прическу к твоему и дедову юбилею» я поменяла компрессор. Это прямо-таки жесткая конкуренция, в которой я явно проигрываю. 🙂

Цирк с конями

В планах на «первые майские выходные» было много всего веселого, интересного и развлекательного, никто и не предполагал, что нам не будет скучно настолько.

Дальше следует история нескольких нескучных дней нашей жизни.

Начал все наш племянник Мишка, который в последний учебный день столкнулся с машиной прямо рядом со школой. Машина не очень медленно ехала, Мишка не очень осмотрительно выскочил ей наперерез. В результате машина получила вмятину крыла, водитель отделался легким или средней степени тяжести испугом и несколькими неприятными часами общения со скорой, которую он же и вызвал, ДПС и учителями школы, а Мишка как самая пострадавшая сторона получил двойной перелом голени и в качестве бонуса освобождение от экзаменов в гимназии. Первый пункт плана — отметить день рождения мишкиной мамы на даче мы вычеркнули. Мишка же лежит в рошалевском центре и скоро встанет на костыли, благодаря умелым врачам и новой дорогостоящей швейцарской технологии лечения открытых переломов.
До дачи мы ехали одни, маясь от жары и поедая будерброды, которыми запасся дед. По дороге у нас накрылся компрессор кондеционера, поэтому в деревню мы въезжали со страшным скрипом, грохотом и лязгом, так что Шерзод решил, что мы прилетели на вертолете. Хорошо, что я не знала, насколько серьезна поломка и чем это могло кончиться, а то мы бы не доехали. Теперь машина стоит в деревне и ждет компрессор, который неизвестно когда в Москве появится. Так что пункт плана — вернуться домой на собственной машине и пользоваться ею и дальше тоже вычеркнут.
Хорошо, что план приезда к нам в гости Иры был доблестно ею исполнен. Ура! Так же был претворен в жизнь пункт плана Иры вернуться домой на машине, потому что нас согласился довести Шерзод на старушке-Ауди, которая досталась ему в наследство от Улугбека. Эта старушка-Ауди отдельная песня, которую я еще не готова спеть, потому что сочинять матерные частушки я до сих пор не научилась.
Шерзод с успехом довез нас до дома, однако домой в Старицу ему вернуться было суждено нескоро. В первый же вечер выяснилось, что старушка-Ауди охромела и ей надо срочно поменять стойку заднего колеса. Мой любимый дядя Сережа согласился все починить с условием, что мы купим эту самую стойку, но это оказалось делом нелегким. В результате длительного использования старушка-Ауди приобрела много особенностей и усовершенствований, которых не могло быть у машины более молодой и обслуживавшейся в Ауди-сервисе. В результате весь вторник мы провели катаясь по Северо-Восточному Административному округу в поисках компрессора для Крайслера и злополучной эксклюзивной стойки для старушки-Ауди. Помочь нам согласился наш приятель и вечная наша палочка-выручалочка Юра. Стойку мы нашли только в Королеве, откуда Юра родом, зато Шерзод получил бесплатную обзорную экскурсию Северо-Востока нашей необъятной столицы с возможностью сфотографироваться на телефон у скульптуры Рабочего и Колхозницы, а также экскурсию секретного Королевского предприятия «Энергия», если я не ошибаюсь, без захода на территорию. «Он починит машину и поедет домой?» — спросил у меня Юра. «Да,» — наивно сказала я. — «Что ему здесь делать: на лифте я его покатала, Рабочего и Колхозницу показала, пусть едет.»
Дальше и начинается собственно цирк с конями, явившийся достойным продолжением «первых майских выходных».
Для полноты картины надо добавить Наташку, которую забрал с дачи мишкин папа Сережа и отравил суши. И пулеверизатор, который в интернете заказал дед, и который должны были доставить нам на дом как раз во вторник. Лешка на работе, Машка в школе, Наташку тошнит, я ношусь с Шерзодом и Юрой по СВАО, непрерывно звонит дед, узнать, где его пулеверизатор и когда же Шерзод его привезет, в промежутках я созваниваюсь с курьером, который везет пулеверизатор и уточняю время, когда я буду дома, Шерзод с трудом объясняет, что ему еще не хватает, чтобы починить машину — ну, кажется, все. К трем часам старушка-Ауди починена, Шерзод накормлен котлетами, я даю ему предпоследние инструкции, как доехать до Старицы, и мы с Машкой едем проводить его до Алтуфьевского шоссе, потому что даже высунувшись по пояс из нашего окна нельзя понять, как доехать до повота на трассу «Балтия». Мы с Машкой вылезаем из машины недалеко от последнего поста ДПС. «Переедешь через мост и повернешь так, чтобы ехать налево,» — даю я последние инструкции. Мы садимся на троллейбус и едем покупать ткань Машке на новый комбинезон, который она планирует шить после платья. Через десять минут звонит Шерзод и говорит, что едет не в ту сторону по «вот этой большой дороге, которую ты мне показала». Тогда я еще не поняла степени катастрофы. «Ничего,» — говорю я. — «Доедешь до Осташковского шоссе и развернешься». Через двадцать минут звонок. «Зина, я где-то стою. Тут едет автобус 774 и какая-то маленькая улица.»
Я не буду всего описывать, это продолжалось около часа. Выручили нас северо-восточные дворники, только их мог понимать Шерзод. Придя обратно к нам домой, он сказал: «Я не знаю, как я сюда попал.» Весь вечер он просидел в компьютере, смотрел на ютьюбе узбекские клипы и новости, а мы разрабатывали план второго запуска.
Сегодня утром он довез Лешку до работы, благо Москва еще спала, а потом мы с ним выехали на Тверскую-Ямскую и дули до «Водного стадиона». Раньше я вылезти не могла, потому что развязку около «Сокола» он бы не одолел. Вылезая из машины, я пожелала ему удачи: «Вставай в левый ряд и не сворачивай, пока не увидишь слова «Тверь»». Через три часа пришла СМСка: «Зина я приехал.»
Не обошлось, конечно, без юмора, потому что как раз в самый трудный момент между тоннелем на Волоколамку и поворота на Ленинградку позвонил наш дед и кричал в телефон: «Шерзод, ехай по трассе, встал на трассу и по ней ехай. Ты понял меня? Ты самое главное с трассы не сворачивай!» Пришлось уже мне отнять у Шерзода телефон и кричать в ответ: «Не отвлекай его, он уже все понял.»
Сейчас у меня есть силы только сидеть и шевелить пальцами рук, что я собственно и делаю.