Черкасская богадельня

И здесь не обошлось без Наполеона. Вообще, я считаю, что вклад Наполеона в развитие Москвы сопоставим со вкладом любого мэра и правителя.
На этот раз ничего не сгорело.
До 1853 года на дороге из Москвы в Петербург, недалеко от Петровского замка (и опять на памяти: «напрасно ждал Наполеон…») была дача Осипа Бове (который собственно и восстанавливал Москву от пожара). Дачу приобрела вдова героя войны 1812 г. Николая Черкасского Надежда Черкасская. Сначала это был ее собственный дом с домовой церковью. Потом она «испросила письменное благословение у первенствующего Члена Священного Синода Митрополита Московского Святителя Филарета (Дроздова), чтобы устроить по утвержденной смете Храм Живоначальной Троицы и при нем богадельню для пожилых лиц женского пола, неимущественного состояния».

Тогда это было в порядке вещей, и по России было множество богаделен и приютов для разорившихся дворян, неимущих людей, детей-сирот.
На территории дачи были устроены деревянные дома для женщин, они жили здесь на полном содержании и имели возможность посещать храм. Храм был подчинен Троице-Сергиевой Лавре. Здесь же был похоронен муж Черкасской, и она сама, когда скончалась, была похоронена на погосте этой церкви.
Богадельня после смерти Черкасской не закрылась, как это случилось бы сейчас. Ее взял на свое попечение купец Николай Спиридонов. Богадельня разрасталась, и уже не 15, а больше женщин могли проживать здесь. Купец, понимающий важность труда, открыл при богадельне ремесленную школу для девочек.
Тогда богадельня стала именоваться Спиридоньевским убежищем для неизлечимых больных.
После смерти купца, его жена взяла богадельню в свои руки. В память о муже, который тоже упокоился в этой земле, она возвела предел Святителя Николая Чудотворца, а деревянные постройки убежища заменила на три двухэтажных кирпичных корпуса, которые стоят и сейчас. Псевдорусский стиль, архитектор Машков. Красные большие корпуса, с огромными окнами, просторными коридорами, большой, красивой парадной лестницей, и светлой хозяйственной лестницей. Мы были только в одном корпусе, и он удобен и светел, не смотря на то, что давно не видел ремонта.
После революции, как обычно, начался кошмар. Церковь, конечно, закрыли, не смотря на просьбы народа. У нас же революция не для народа делается. Богадельне присвоили имя Лениной-Крупской и тут же выгнали всех неимущих на улицу. Теперь это был Дом матери и ребенка им.Крупской. Мы же рушим «мир насилия». Священника репрессировали вместе с семьей. Потом здесь располагалась лаборатория Лесгафта. Главы церкви были разобраны, утрачены оконные наличники. Сохранились росписи начала XX века, а также захоронения.
С 1950 г в зданиях храма и богадельни располагалась районная детская поликлиника, приемное Отделение Детской инфекционной Больницы № 12 УЗ САО Москвы. Собственно детская поликлиника существует и сейчас. Ей пришлось потесниться, так как храм отдали церкви. Передача церковного здания в ведение РПЦ проходила с неменьшим скандалом, чем когда-то его отнятие. Репрессировать никогда не репрессировали, но нервы потрепали. Поначалу было непонятно, отдают ли церкви только помещения храма (где у поликлиники был то ли ренген, то ли скорая помощь) или отдадут все дома бывшей богадельни. В конце концов остановились только на храме. Главы храма восстановили, построили новое крыльцо.

В храме чудом частично сохранились росписи начала ХХ века, а так же захоронения в цокольном этаже под алтарем.

В здании поликлиники можно видеть старую плитку, и красивое зеркало. У зеркала пост зверской охраны, которая блюдет порядок, поэтому сфотографировать его не было никакой возможности. В следующий раз возьмем малолетних детей для прикрытия.

Это здание уже не украшает Ленинградский проспект, самую красивую его часть — фасад, придавило собой здание Генпрокуратуры СССР.


фото из ЖЖ http://stapelia2784.livejournal.com/45939.html

Зато сохранились ворота, которых нет на старых фотографиях.

На самом деле все это очень грустно. И, конечно, хорошо, что в домах богадельни детская поликлиника — все-таки оно сохранилось и продолжает оказывать помощь, но почему это все рушится, не сохраняется, не бережется. Красивое, удобное здание, хранящее память о помощи, о бескорыстном отношении, о красоте в конце концов, которая была когда-то в Москве.

Но только не хочу я привлекать к ней внимание. Все испортят, все украдут, отнимут, изгадят. Пусть уж лучше есть как есть.

Обязательно посмотрите все фото из ЖЖ http://stapelia2784.livejournal.com/45939.html