Ливанские женщины

— Ох, не любят нас в Ливане! – причитает в аэропорту девушка на высоченных каблуках, которая стоит с нами рядом в очереди на посадку. У девушки длинные крашенные белые волосы, густо-объемные ресницы, прекрасная фигура и стакан с мартини в руке. Заплетающимся языком она старается дать нам советы по жизни в Ливане.
— Вы крастесь поярче, они там все красятся. А русских женщин они не любят. Мужчины еще туда сюда, а вот женщины, — она длинно тянет последнюю букву. – Я на пляж пришла в Библосе, на женский закрытый, так они там все в своих балахонах сидят, а я в купальнике. А что? Ну я легла, лифчик расстегнула, трусики в попу убрала, чтобы загар не портить, так одна пришла и служительнице нажаловалась на меня. У них вообще, чем больше на них намотано, тем денег больше. – Девушка взмахивает стаканом. – Ой, чуть не пролила. У нас рейс из Днепропетровска утренний был, и я тут уже целый день хожу, вот на дегустацию мартини сходила.

Мы слушаем душераздирающий рассказ об арабской девочке, которая проходя мимо нее на пляже, сделала вид, что ее тошнит. «Такой невоспитанный ребенок!» Она смотрит на нас с состраданием, мы едем просто в женский кошмарный ад. Мы проходим на посадку и долго не видим нашу новую знакомую. В самолет ее пустили последней. Видать, не только ливанские женщины ее не любят, но и девушкам-стюардессам она тоже не приглянулась.

Утром Бейрут встречает нас теплым солнцем. Мы живем рядом с Американским институтом, где полно молодежи со папками под мышкой. Девчонки все красивые, уверенные. Трудно сказать, кого больше: девушек в хиджабах или с непокрытой головой. В стране христианское меньшинство, но девчонки из мусульманских семей не все носят платки. Платок – способ понтанутся. Он не просто скрывает волосы, под ним явно наверчено что-то интересное. На затылке угадывает огромный пучок или что-то типа него. На ютьюбе я видела ролик, так там прицепляли на голову красивый цветок. Мухамед (наш новый приятель) утверждал потом, что они туда баночку от йогурта приделывают. Платки яркие, подчеркивают огромные глаза и черные вразлет брови. Одежда же может быть самой неожиданной. Это ни в коем случае не балахон, а модные джинсы, обтягивающие платья и блузки.

В первый же день мы, конечно, идем на уже ставший привычным пляж. Пляж городской, открытый. Платить надо только если вы хотите сидеть на стуле под зонтиком. Мы приехали в выходные, и на пляже полно народу. Конечно, женщин в купальниках вы не увидите, но девчонки дрызгаются в воде в футболках, прилипших к телу, или заходят по пояс в своих платьях. Совсем закрытые девушки, или, наверное, молодые женщины, заходят с мужьями за ручку по колено. Переодеваться здесь негде, и идти домой приходится в мокрых брюках.

Таких уверенных в себе женщин я не встречала ни во Франции, ни среди приезжавших к нам англичанках. Может, европейцы менее напряженные, но здесь каждая девчонка идет так, как будто за ней идут трое мужчин (стащила фразу у какого-то модельера).

Даже беженки-сирийки в черных платьях, сидящие на тротуаре с протянутой рукой, выглядят как принцессы. Они все принцессы в изгнании. Рядом с ними возятся детишки, которых они непрерывно тискают, обнимают или щекочат.
— Я не люблю мусульманок, они все лицемерки, — говорит нам Марина. Мы познакомились в самолете. Марина вышла замуж за ливанца и живет здесь с 1987 года. – Как так можно: они голову прикрывают, а зад обтягивают.
— А мне нравится, — благодушно парирует Лешка.

Через день после приезда мы собираемся в Баальбек. Баальбек – маленький городок недалеко от границы с Сирией. Если бы в Ливане был жив туризм, то это была бы настоящая туристическая Мекка, поскольку город стоит на месте древнеримского Гелиополиса, а уж про то, где стоял Гелиополис даже сами древние римляне не знали, они просто построили свои храмы на месте древних храмов Древнего даже для римлян Бога. Баальбек город шиитов и интернет пестрит наставлениями о необходимости прятать голову под платком, закрывать щиколотки и запястья (а уж все остальное и подавно), не класть ногу на ногу и прочие премудрости жизни в мусульманской глубинке. Таксист, видя, что я усаживаюсь в машину в майке на бретельках, осторожно спрашивает: «А вы знаете о правилах поведения в Баальбеке?» Мы киваем головой. После перевала я надеваю поверх майки длинную закрытую тунику. А таксист продолжает рассказывать страшилки про жизнь женщин за пределами Бейрута. Из такси я вылезаю в полуобморочном состоянии, с закрытыми запястьями и в платке, и натыкаюсь на двух местных девчонок в розовых майках со стразиками что-то бурно обсуждающими на площади. После десятиминутной прогулки по даун-тауну, я уже снимаю платок и закатываю рукава. Конечно, здесь больше женщин в хиджабах и черных длинных платьях, но витрины полны кружевного розового белья и обтягивающих выходных платьев, а девчонки одеты в джинсы.
Ох уж мне эти колонизаторские мифы.