Сельские новости

Чего уж тут, надо писать все, как было. А было так. К нам приехал Клим. Получилось это все со второй попытки, потому что ушедший в отпуск программист никак не хотел засыпать вечером, а фотограф не хотел просыпаться по утрам. Графики не совпадали. И только когда фотограф наконец проснулся, Клим приехал. К нам без шизофрении ведь доехать нельзя, проверено на людях. Сначала все шло по плану. Маджадра на обед, прогулка по Старице не ужин, кино на проекторе когда стемнеет. Но… Проснувшийся фотограф, конечно, захотел нас сфотографировать, и тут мы проявили себя не как нормальные члены общества. К постановочной фотографии мы не привычные, поэтому первым вырубился Шухрат, он просто не дождался, когда все фонарики повесят. За самым слабым звеном, потянулось самое подневольное — Зарина. Из самых стойких остались Одолламские в полном составе, но положение это не спасло. Мы моргали, норовили залезть под стол, когда срабатывала вспышка, таращились в объектив, а если Клим фотографировал внезапно, Машка кричала: «Как? Уже все? Я не успела сделать лицо!» Положение боле-менее спас Юра, появившийся как всегда не вовремя и неумолимо. Сначала он помогал советами, потом уселся с нами, не выпуская из рук карманного фонарика и получился лучше всех, несмотря на заявление, что он уже лет пять не фотографировался.
На следующий день Клим уехал в Красное, а мы запекали баранью ногу, а Зарина пекла лепешки. И вот что я вам скажу: «Лучшие в мире круассаны — это Заринины слоеные лепешки из тандыра». А еще если с вишневым вареньем, это просто не оторваться.
Вечер был посвящен Ален Делону. «Вдова Кудер». Всем очень советую, и смотреть приятно, и обсудить есть что.
Клим, приезжай еще!

Дыня

Сегодня в очередной раз убедилась, что в нашей стране изнасиловать кого-либо на площади не получится ну никак. Даже ребенка. Даже дыней.
Поехали мы с Шерзодом на рынок. Лешка дыню попросил, я там нож для помидоров прикупила, посмотрели что почем. Опять же ведерко черники у бабули выторговали, а Шерзод перемерил все кеды, но ничего не купил. А надо вам сказать, что уехать из дома без Шухрата — это поступок, требующий силы воли и плохого слуха. Как только Шухрат слышит заводящийся мотор, он выходит и встает у вас на дороге как Мальчиш-Кибальчиш, и еще кресло автомобильное свое вытаскивает. Вчера Шерзоду удалось улизнуть на работу, и мы слушали возмущенный плач ребенка, которого просто кинули. Сегодня пришлось взять. По рынку Шухрат ходит как хозяин: руки за спину, смотрит на всех из под козырька кепки. Единственное, ботинки у нас были новые, не ношенные, поэтому ноги иногда заплетались.
Припарковались мы недалеко от развала с дынями и арбузами. Машин море. Тут еще велопробег нарисовался и дорогу обещали перегородить, так что все парковались друг у друга на крыше, только бы успеть до пробега, потому что шоссе перекроют и будешь ты париться до трех-четырех пока все не проедут.
Выбрали две дыни и арбуз. Я стою с полными сумками: ведро черники, того-сего-пятого-десятого — рук нет. Шерзод взял одну дыню и арбуз и ушел к машине. А мы с Шухратом остались сторожить дыню поменьше. Шухрат особо ничего сторожить не собирался, а решил обследовать парковку, того гляди под машину упадет. Я ему говорю: «Давай, помогай! Бери дыню, пойдем к папе». Помогать он завсегда готов. Стоит пыхтит, пробует дыню поднять — главное, под машину не убегает. Я его подбадриваю. Тут останавливается около нас дама: волосы рыжие, очки огромные а-ля-я-пугачева, и начинает возмущаться. «Да что же это делается! Да кто же это так над ребенком издевается! Бедненький мой, тетя тебя заставляет такие тяжести поднимать!» (Видела бы она как он автокресло тащил вообще бы в обморок упала) В этот момент Шухрат поднимает дыню и пробует идти, ноги, конечно, заплетаются, дыня падает, тетка торжествует. «Вот! Издевательство! Ребенка мучают! Вы бы женщина сами эту дыню тащили!» Я говорю — у меня рук нет, а дыню он же сам и слопает. Тут дяденька подключился: «А, ты, говорит, парень ее ногой пинай, как мячик, она и покатиться!» Я смотрю, вокруг нас уже толпа, все советами помогают, рыжая дама вопит о правах ребенка как заправский Павеластахов. Я бочком двигаюсь к машине. Благо Шерзод пришел и дыню с детём забрал. Тетка была удовлетворена: «Вот, наконец, папа пришел! Вот это правильно!» Все довольные разошлись.