Что за прелесть эта Наташа

Машка прогуливает физику, мы сидим на кухне, пьем кофе и в очередной раз перетираем «Войну и мир».
— Как можно выйти замуж за Пьера? Он добрый, хороший, он прекрасный муж, но он такой несуразный, неуклюжий, некрасивый.
— Наташа сама не очень красивая.
— Нет, она красивая. Это она в детстве некрасивая, а потом очень.

Нам жалко Соню. Толстой поступил с ней нехорошо.
Хорошо, что Наташа не вышла замуж за Болконского. Он холодный, расчетливый. В старости превратился бы в своего папашу.

Как всегда пытаемся распределить роли между знакомыми. И тут получается, что ни у Машки, ни у меня нет в знакомых Наташи Ростовой. Нет того светлого, легкого образа. Или расчетливые все, или совсем уж глупые. Но не глупостью Наташи, а какой-то злокачественной. Наташу не назовешь умницей, но она искренняя. Я решаю, что всему виной обязательное среднее образование. Что все Наташи Ростовы остались в веке, где девушек учили петь, французскому и танцам, без математики, логики и основам политэкономии и анализа причинно-следственных связей и исторических предпосылок.