Пауза. А в это время в России…

Наверное, стоит остановиться и осмыслить происходившее. Ведь Блумсбери появилось неслучайно, и существовало не в вакууме. Идея творческих собраний, поисков новых форм выражения витало в воздухе в 1900-е годы. Вот например у нас.
1905 год — это время, когда организовались «среды» Вячеслава Иванова.

Вячеслав Иванов вернулся из путешествия по Италии и Греции (никого не напоминает?) в Петербург и поселился возле Таврического сада — на Башне.

Башня Вячеслава Иванова — это наш творческий клуб. Жена Иванова Л.Д.Зиновьева-Аннибал писала: «Кто только не сиживал у нас за столом! Крупные писатели, поэты, философы, художники, актеры, музыканты, профессора, студенты, начинающие поэты, оккультисты; люди полусумасшедшие на самом деле и другие, выкидывающие что-то для оригинальности; декаденты, экзальтированные дамы». Здесь и К.А.Сомов, Л.С.Бакст, М.В.Добужинский, Е.Е.Лансере, Е.Н.Званцева, С.Ю.Судейкин. К Иванову приходят поэт М.А.Волошин с М.А.Сабашниковой, 3.И.Гржебин (почти неизвестный как художник, а между тем он был рисовальщиком, недолго учился в Высшем художественном училище при Императорской Академии художеств и в Мюнхене), С.М.Городецкий.

Между прочим, цвет российской творческой интеллигенции. В.Брюсов читает стихи, посвященные Врубелю, Иванов говорит о Чюрленисе. Участниками сред были А.Блок, М.Кузмин.

Бакст пишет картину «Древний ужас». 1908

Может, вы скажете, что это не Сезанн, но выставку импрессионистов у нас было устроить некому, да и далековато, но это новое слово в живописи.

C 1899 по 1903 года прошло пять выставок «Мир искусства». В России свои особенности, и у нас объединялись вокруг меценатов — Мамонтова, Морозова.

Продолжением стало объединение «Бубновый валет», которое впервые собралось после выставки «Бубновый валет» в 1910 году. (В том же году была выставка «Мане и импрессионисты»). И в 1913 году со стен выставки на посетителей смотрела Женщина с гитарой кисти Лентулова. Думаю Клайв Белл захотел бы ее купить.

К сожалению, у нас не было семьи, которая бы объединяла бы всех творческих людей. Может, не хватило школы. Но поиск, мятеж были. Была Ахматова, была Цветаева, был Маяковский.

Были вечера у Гиппиус и Мережковского, были «среды» Юрия Бунина.

Модернизм у нас подкосило Октябрьской революцией. До 1925 творчество еще как-то держалось и самовыражалось, но потом пропаганда и соцреализм окончательно убил все живое. А в эмиграции русский модерн растворился в европейском. Хотя Бунина издавала сама Вульф!

Блумсбери без Блумсбери

Часть 1. У самого истока
Часть 2. Блумсбери в Блумсбери
Часть 3. Третья глава Старого Блумсбери

Началась первая мировая война. К этому времени живопись все еще преобладает в Блумсбери групп над литературой. Друзья встречаются, но многие разъехались, клуба как такового нет. Еще в 1913 году Ванесса влюбляется в молодого талантливого художника Дункана Гранта. Они вместе помогают Роджеру Фраю в создании второй выставки импрессионистов, и мастерских Омега. Творчество настолько их захватило, что Дункан даже забыл на время, что он гей. До этого Дункан успел побывать любовником почти всех друзей Ванессы, а также ее родного брата Адриана Стивена.
Клайв переезжает от Ванессы, оставив место новому любовнику жены, но они часто видятся и продолжают оставаться добрыми друзьями. Тем более, что у Клайва скоро начинаются отношения с Мэри Хатчинсон.


Дункан и Ванесса

Фрай так описывал сложившуюся ситуацию: «Можно сказать, это идеальная семья, отношения в которой основаны на супружеской измене и терпимости друг к другу, где Клайв – обманутый муж, я – брошенный любовник. Это победа здравого смысла над приличиями».

Никто из группы Блумсбери не пошел на фронт. Эти люди были убежденными пацифистами. Форстер уезжает с Красным Крестом в Александрию. Там он найдет Кавафиса и свою любовь. В Англии, к счастью, тоже существовала возможность альтернативной службы — сельскохозяйственные работы.

Вот на этих-то работах Дункан Грант и познакомился с Кроликом.

Кролик или Дэвид Гарнетт был просто блестящей находкой для литературного Блумсбери. Этот юноша просто не мог не стать писателем. Его отец Эдвард был писателем и редактором, дед Ричард — писателем и библиотекарем, мать Констанс — переводчицей русской литературы.

Увидев Дэвида, Дункан тут же вспомнил, что он гей. Ванесса, которая не переставал любить Дункана, согласилась чтобы Кролик жил у них. И здравый смысл опять победил приличия.


Кролик в исполнении Ванессы

Пока Ванесса рисует, Вирджиния наконец заканчивает свой первый роман «По морю прочь» и печатает его в 1915 году. В этом же году в ряды Блумсбери входит юная художница Дора Каррингтон. Она знакомится с Вульфами, Беллами (если их так можно назвать) и главное — с Литтоном Стрейчи.


Дора и Литтон

В 1916 появляется Чарльстон. Это не человек, а место.

Тогда Вирджиния написала Ванессе: «Хотелось бы, чтобы вы арендовали Чарльстон. Леонард там все обошел и говорит, что это восхитительный дом. Очаровательный сад, есть пруд, фруктовые деревья, грядки для овощей, сейчас все в запущенном виде, но ты могла бы там все чудесно устроить. В одной из комнат большие окна – из нее можно сделать студию».

С этого момента начинается эпоха Блумсбери-Чарльстона. Простой фермерский дом станет новым приютом для друзей Блумсбери. Здесь живут Ванесса, Дункан, Дэвид, дети Ванессы от Клайва. Клайв и Вульфы часто приезжают в гости. Сюда же приезжает Стречи, Каррингтон.

В 1917 г. Вульфы организуют собственное издательство. Много позже Даррелл напишет: «Есть единственный способ удержать по-настоящему глупую женщину, если уж тебя угораздило в нее влюбиться. Придумай за нее, чем ей заняться». С умными и с сумасшедшими почти также, просто надо создать условия, чтобы она была занята. Теперь все просто Вирджиния пишет, она сама редактирует, и издает в издательстве Хогарт Пресс. Хогарт — имя дома в Ричмонде, куда Вульфы переезжают в 1914 году. Так же это будет издательством для остальных Блумсберианцев, или Блумсберийцев.

В 1918 году у Ванессы и Дункана родилась дочь Анжелика. Дэвид присутствовал при ее рождении (этот факт лучше запомнить, он пригодится через 20 лет).
Дункан окончательно решает быть геем и говорит об этом Ванессе, но никуда не уезжает.

До 1920 года, который тоже станет вехой в истории Блумсбери, друзья издают множество работ по искусствоведению. Роджер Фрай пишет статьи о формализме.
Литтон Стрейчи издает биографии викторианцев Леонард Вульф пишет статьи, сотрудничает в журналах. У истоков Блумсбери так же стояли семья МакКарти. Они не участвовали в общей заварухе с отношениями, но дружили со всеми. Мэри и Дезмонда МакКарти Вульф называл среди участников Старого Блумсбери. Он — театральный и литературный критик. Учился со всеми в Кэмбридже, она писательница.

В 1919 году издательство Вульфов издает роман Вирджинии «Ночь и день», а также стихи Томаса Элиота. Но отказывается публиковать «Улисса» Джойса, хотя его рекомендовали и Элиот и Фрай.

Мисс Уивет приехала на чай, пишет Леонард Вулф, и привезла с собой огромный сверток в плотной коричневой бумаге, перевязанный джутовым шпагатом. Но сотрудничества не получилось: «Она оставила рукопись нам, и мы уложили этот кусок динамита в верхний ящик комода, стоявшего в гостиной, пообещав ей прочесть его, и если мы решим, что это хорошо, то попытаемся найти для него печатника и издать у нас. В моем дневнике это было набросано так: «Мисс Уивер чай о книге Джойса и ‘Эгоисте’, очень мягкая голубоглазая продвинутая старая дева»».

Все книги Хогард Пресс Вирджиния и Леонард сами набирают на типографском станке. Издательство выпускает в свет первые произведения модернистов. О нем лучше писать уже после 1920 г. Тогда это будут Элиот, Форстер, Гертруда Стайн, здесь же Леонард Вульф печатает свои политические статьи. А так же это Фрейд, Лафорг, Толстой, Чехов, а с 1922 — Бунин.

Книги оформляют Ванесса Белл, Дункан Грант и другие. Дизайн Хогарт Пресс — событие в издательском мире. С момента основания Хогарт пресс слово заняло достойное место в деятельности Блумсбери и его влияния на историю ХХ века.
Литература Блумсбери не такая резкая, как живопись. И Форстер и Вульф пишут вполне себе английскую прозу в традициях Диккенса и форма романа остается прежней. Они скорее заняты новым содержанием, которое вкладывают в старую форму, и тогда получается новое.

Кейнс пишет свои работы по экономике. Эта компания на удивление просто сгусток ума и творчества. В 1918 г. Кейнс знакомится с балериной из труппы Дягилева Лидией Лопаковой, а в 1919 Дэвид Гарнет (Кролик) и Фрэнсис Биррелл (тоже новое имя) открывают собственный книжный магазин.

В марте 1920 года соберется Клуб Памяти, который объединит Старый Блумсбери с новыми друзьями. И именно этот Клуб будет собираться до 1956 года.