Страшная сказка из жизни Замоскворечья

Давно ли вы были на Полянке? А проходя мимо старинного замка купцов Новиковых не слышали ли плача? Нет, плач типа: «Мама, я не хочу ходить на хореографию» не считается.
Конечно, несколько десятилетий пребывания в доме пионеров и школьников любое приведение с ума сойдет и раpвеится, но, возможно, непутевая дочка купца Новикова стала своей Печальной Дамой Дома Пионеров (плаксой Миртл ее называть язык не поворачивается. Все-таки бедная девочка умерла совершенно напрасно и несправедливо).
Но обо всем по порядку.

Готика — штука таинственная и зловещая. Именно с готикой связаны большинство историй о привидениях, призраках, вампирах и тому подобное.

И хотя про дом 45 по Полянке вам с удовольствием расскажут, что еще «при государыне Екатерине» здесь дом под землю провалился и крики несчастных мучили местных жителей несколько десятков лет, но в 1822 году в доме жил священник Успенской церкви Иван Иванов. Домик у него был деревянный, и на приведения он не жаловался (хотя кто знает).
Привидение поселилось здесь только в начале ХХ века. Тогда, в 1907 году купец Новиков Василий Варфоломеевич построил себе готический замок.

А какой же может быть замок без привидения. И вот дочь купца Новикова убегает со своим возлюбленным (а возлюбленный у нее итальянец, красавец брюнет, наверное, в опере у нас пел прекрасным, чарующим баритоном, они это умеют). Но совершенно этот итальянец для купеческой дочки не подходил. Отец, конечно, дочь проклял (с отцами это случается, как что и давай дочерей публично проклинать, а ведь проклятия возвращаются и не одно поколение, да и окружающие от них мучаются, но это я отвлеклась). Так вот убежала наша купеческая дочь, а через несколько месяцев вернулась беременная. Лучше бы не возвращалась, отец бедняжку запер в одной из комнат, не кормил, только хлебом и водой питалась несчастная девочка, плакала, молила о прощении, но все напрасно.

Так, говорят, и умерла там в башне, и ребенок ее тоже. И как положено девочкам из готических замков, осталась в нем навсегда. Сидит там в своей комнате, плачет, молит о спасении.

Отец, говорят, не вынес всего этого. Еще ладно, когда дочь плачет, тут можно злится и считать себя праведным восстановителем справедливости, блюстителем морали и нравственности, а уж когда привидение начинает плакать, тут уж начинаешь жалеть о проклятиях. Сбежал наш купец за границу и там умер.
Потом революция была.

Замок добрые большевики подарили детям. И стал тут Дом пионеров и школьников. В 60-е ему присвоили имя Павла Андреева — работал такой мальчик лет 15-ти на заводе Михельсона и его убили в 1917 на Остоженке. Такой вот настоящий мальчиш-кибальчиш, помощник кузнеца, подносил красногвардейцам патроны, чтобы они убивали других мальчиков — юнкеров, которых послали на Остоженку. Похоронен мальчик около кремлевской стены, как герой.

Дом продолжает стоять на Полянке. Будете мимо проходить, прислушайтесь.