Картинки с выставки

— Посмотри, Леша, ведь они не женщины… это же мужчины с сисками…

Примерно так и началось наше путешествие по выставке голландцев в прошедшую пятницу.

Да, я не поклонница Рубенса, от просмотра Белого зала меня начало подташнивать и манить направо в Пергамский зал Пушкинского музея. Там моя богиня Победа — прекрасная, летящая, бесбашенная Ника — самая красивая женщина из всех греческих прекрасных богинь. Там Венера, теряющая руки и тунику, но дарящая взорам прекрасное женское тело, даже в гипсе неописуемо прекрасное. Я даже была готова повернуть налево и смотреть не столь совершенную раннюю элинскую скульптуру, только бы не эти телеса, плоть, похоть, жратва. К сожалению, с выставки так просто не уйдешь, да и Брейгель маячил на горизонте, пошли смотреть дальше. Оставшееся время до закрытия музея, я бегала по музею и искала «мимикрию» — вот это мне понравилось, особенно закрученная Пьета.

Я ее очень люблю, в Ватикане торчала около нее минут тридцать, я даже на фотографии готова на нее любоваться часами. Но такая, в движении, она тоже бесподобная. Юная, улетающая, головокружительная.

Лешка в это время сидел в Итальянском дворике, размышляя о голландцах. А может, он просто отдыхал, или просто сидел в тишине. Мы в Пушкинском столько времени провели, что это наша маленькая, домашняя Европа.

Так вот, про голландцев. Про неидеальное. Ведь древние греки, как собственно и настоящие не все прекрасные аполлоны и венеры. Рубенс, как неидеалист был прав. Люди неидеальны. Картины Рубенса не соблазняют и не покрыты вуалью идеального. Я могу сколько угодно шутить про «Гимн целлюлиту» и отворачиваться от даров моря. Это реальный мир. Это реализм. XVII век голландской живописи, когда в России существовала только иконопись и лубок, показывал людям реальный мир. И это протестантство. Католическая церковь, всячески прятавшая плоть и все что с ней связана не имела здесь власти.
И про одежду. Мария Магдалина, которой явился Христос

Это Мария Магдалина 17 века. Присутствие Христа, переживание Библии здесь и сейчас — вот что означает это картина. Это уже Лешкина интерпретация. И это протестантский взгляд на Библию. Ежедневное переживание воскресения, нагорной проповеди… присутствие Христа, света Божьего в каждом человеке.

Соблазняет там только один портрет. Вот этот.

Собственно, у него я и простояла большую часть времени.
Но надо же вернуться, посмотреть на все как протестантка 17 века.

Как прошел уик-энд?

На удивление насыщенная событиями была пятница. С утра разговоры о Вальтере Беньямине за чашечкой чая… кофе… сидра… На обед Таганка, лаборатория бега и пастуший пирог в Джон Доне. На полдник — музей Пушкина с фламандцами. Это стоит отдельного разговора, тем более что разговор состоялся как раз вчера и тут я поняла, что не поняла голландцев и надо бежать обратно в Пушкинский пока их не увезли и смотреть на все другими, понимающими глазами. А вечером — пироги и шампанское вперемежку с архитектурно-бытовой экскурсией, танцами и болтовней.
В общем в субботу я была уверена, что уже воскресенье, а сегодня — это просто провал во времени и подарок мне из четвертого измерения в качестве бонуса. Правда, дождик и по квартире слоняются сопливые, кашляющие родственники, но можно никуда не бежать, а сидеть в пледе и печь яблочки в духовке.