(no subject)

Машка привыкает в новой школе. Первое, что подкупает и делает наш выбор правильным — доброжелательность. Все улыбаются, все рады видеть друг друга: дети учителей, учителя учителей, одноклассники одноклассников. Второе — чтение. Ребята обсуждают Ремарка, Булгакова, названия книг не вызывает недоумение. Телепередачи не обсуждаются вообще, наверное, школа телек не смотрит, зато смотрит кино, и Машка уже составила список того, что не успела посмотреть.
Вчера мне звонила наша бывшая классная руководительница, ей для отчета нужны школы и колледжи, куда разбежались дети. Говорила недоброжелательно, злорадно поинтересовалась, в какой группе по английскому Машка — она у нас по совместительству была «англичанкой». Машка в сильной группе, говорит, сама справляется с уроками. Конечно, сложно. Но еще непонятно сложно ли от новых требований или просто сложно втянуться после трех месяцев деревенского безделья. Я порадовалась, что мы ушли. Грустно за тех, кто остался. Хотя вспоминая вопросы типа: «Что это ты Маша читаешь? «Мастер и Маргарита»? Это что роман такой?»… Будем привыкать. Главное, это доброжелательность.

Еще Шкловский

Раздобыла в букинисте очередную книжку Шкловского, сижу наслаждаюсь. 60 рублей за прекрасный, умный текст, который многое объясняет. Его бы, Шкловского, в школе преподавать. Ведь это не только литературоведение, история литературы, история, это еще и прекрасный пример выживания в нашей стране. Жизнь с минимальным ущербом для творчества. Ан нет. Его сдают в букинист и ставят минимальную цену — лишь бы взяли. Для меня это хорошо, я этим пользуюсь. Сижу в засаде и тут же хватаю, благо это равноценно двум поездкам на маршрутке до букинистической лавки. За терпение я вознаграждена несколькими вечерами с прекрасной книгой в руках.