Особенности памяти

Вот ведь как странно устроена человеческая память. Современники помнят рестораны и гостиницы, и чаще всего помнят фамилии их содержателей, тех, кто непосредственно владел гостиничным или ресторанным бизнесом — Дюссо, Оливье, Тестов. И мало кого уже интересовало, что дома принадлежат Грузинским князьям, Пегову или Патрикеевым. Другое дело — Шевалье. Все знают дом Ипполита Шевалье в Камергерском, все дружно говорят о ресторане и гостинице Шевалье, и никто не помнит о купце второй гильдии Шарле Вавассере, который этот самый ресторан содержал, устраивал и так далее. Все, начиная с Толстого Л.Н., Чаадаева и Герцена ходили именно к Шевалье, хотя тот пальцем о палец не ударил, а просто дом сдал. Вот так-то.
А ведь вполне может быть, что Теофиль Готье остановился здесь просто потому, что заехал к земляку, французу. И именно потому что Вавассер был француз Готье дали «комнаты, уставленные роскошной мебелью, с зеркалами, с обоями в крупных узорах наподобие больших парижских гостиниц. Ни малейшей черточки местного колорита, зато всевозможные красоты современного комфорта».