Уже скоро

Граждане, товарищи! На носу дата открытия памятника Ивану Федорову! Вы не забыли, это уже 27 сентября. Градоначальство уже беспокоится, что да как. Вот недавно, 5 сентября, на заседании Московского Археологического Общества обсуждали Градоначальственную просьбу «уведомить о программе праздника».
Градоначальник написал в МАО, которое несло ответственность, чтобы все было спокойно и чинно. Декабрь 1905 года еще у всех был на слуху и в памяти. Не так быстро Москва забывала такие волнения, да и сейчас в городе неспокойно. А тут, шутка ли, памятник типографщику. Ох, как бы чего не вышло…

Так вот градоначальник «признавал бы необходимым»:
1. чтобы к памятнику были допущены лишь депутации не более трех лиц в каждой и особо приглашенные лица по билетам.
2. чтобы депутации подходили в заранее определенной последовательности.

До прочей публики, допуск которой к самому памятнику в виду недостатка места невозможен, может быть будут отведены места за канатами со стороны Лубянской и Театральной площадей.

Вас же, мои друзья, я приглашаю за канаты. Считайте, что у вас есть те заветные билетики, которые так требовало Градоначальство. А 26 сентября откроется большая выставка старопечатных книг в древних палатах Московского печатного двора.
Не забывайте зонтики, день обещают дождливый, но открытие состоится при любой погоде, не зря мы его 40 лет ждали.

Об этом в следующий раз.

(no subject)

Иногда я становлюсь противницей всеобщей грамотности. После поголовного обучения людей грамоте у нас в стране (Спасибо за это партии и революции) мы получили огромное число любителей писать доносы. Это грустно, это обидно, но так оно и было.

Сейчас все эти перлы читать очень смешно, и не хочется думать, что кто-то мог пострадать от таких вот писем, но… 1937 год начинался вот с таких вот писем 1925, когда беду предвещало очень немногое, скрытое, незаметное.
Итак. Журнал «Тридцать дней». Прекрасный журнал, вмещавший в себя все: статьи о московском быте Асеева, стихи Багрицкого и Жарова, рассказы Бабеля и Сейфулиной, а так же статьи о гипнозе, открытиях в науке, анекдоты и наблюдения. В первом номере встретились Бабель и Буденный. Один писал про Конармию, другой то же. У одного — рассказ, у другого тактика ведения войны с помощью кавалерии. Наверное, читая свою статью о бравых кавалеристах, без которых не обойдется следующая война (эх, о танках уже надо было думать!), Буденный и наткнулся на взгляд Бабеля. Что из этого вышло я уже писала.
А вот в номере четыре напечатано письмо некого товарища А.Гущева.

«Многоуважаемый и беспощадный товарищ Редакционная коллегия!
Здесь я опишу, как мешает советской власти в нашей деревне Демки поповский обман-дурман, которые ходют с иконо-идолами, издавая некультурные звуки церковного уклона, каковые являются препоной для проведения всеобщего коммунизма в нашей деревне.
В первый роковой день, так называемой, религиозной пасхи, поп, плешивый, рыжеватый на лице мужчина, одел церковные одежды и начал строить свою прокламацию.
А после этого с правого клироса для верующих было сделано три выстрела из пугача в кумпол для торжественной встречи праздника. Поп наш, космач и спекулятор по своей нахальной профессии капиталистического дохода, вышел на амвон христосоваться и набрать даровых яиц для успешного своего питания, у старушек и темных мужиков которые ходят с закрытыми глазами и отдают яйца за поповский горячий поцелуй».

Вот так то… Зощенко отдыхает. Далее в статье радуются, что деревня-таки присоединяется к советской власти, что комсомольцы деревни Демки собрались и прошлись с песнями по деревне «туда-сюда». Идет, так сказать, динамика в правильную сторону. Но читать письмо товарища Гущева страшно. Потому что мы знаем, что было потом.

А потом появились новые «иконо-идолы», точнее один

Фоты отсюда http://nnm.me/blogs/Xelarg/rossiya-v-fotografiyah-chast-4-1920-1930/

Тимирязев и реакция

Постоянно натыкаюсь на отголоски реакции на «монументальную пропаганду», которую проводили большевики в Москве (в Питере тоже проводили, но я пока московскую прессу читаю, поэтому и реакция московская).
Так вот. Не всем она нравилась 🙂 По воспоминаниям поэта, пародиста и переводчика А.М.Арго (Абрама Моисеевича, сами понимаете), точнее в его работе «Политическая пародия» можно прочитать, что в одном сатирическом журнале была напечатана стихотворная анкета, в которой говорилось, что думают о памятнике Тимирязеву на Тверском бульваре другие московские памятники.

Среди анкетируемых были Александр III, еще не снесенный, Минин и Пожарский, Иван Федоров и другие. Кто «ругал большевиков, кто проводил параллели закладыванием жен и детей с закладыванием основ науки», Ломоносову не понравилась сама форма памятника:

Неправо о вещах те мыслят, Тимирязев,
Которые, Москву тобой обезобразив,
Решили бренный прах ученого почтить,
И бабой каменной его же нарядить.
Оксфорд необходим для англицкого лорда,
А ты, брат, был хорош без всякого Оксфорда.

А вот других стихов нет! и названия журнала нет! Вот что это за статья научная без библиографии!