Конкурс на скульптора, увидевшего настоящего Федорова

Итак, к 1900 году фонд располагал средствами, которые позволяли организовать конкурс – 29 038 рублей 44 копейки. МАО издало брошюру «Условия конкурса на проект памятника первопечатнику Ивану Федорову». Сейчас она хранится в Музее Книги при Библиотеке им.Ленина. И можно только кусать локти, потому что фотография, которая опубликована в этой брошюре, отсутствует на олдмосе, а я не спросила, можно ли сканировать книги из музея.
На фотографии скверик около проломной калитки Китайгородской стены, а в скверике среди отдыхающих стоит дядька и держит в руках аршин. Он стоит на месте будущего памятника.


Вот бы немного левее…

Итак, в брошюре написано:
«Памятник имеет быть воздвигнут в г.Москве, на бульваре у Китай-городской стены против ул.Рождественки у «проломных» ворот.

Памятник должен состоять из бронзовой статуи на гранитном пьедестале, при чем размер фигуры должен быть 4 аршина».
Чтобы избежать «неподобающей одежды» в брошюре имелась статья «Иван Федоров и данные о костюме его времени»: «Вследствие принятого в XVI столетии обычая белого духовенства, кроме старших чинов, носить обычное мирское платье. Одежда состояла – нижняя: из рубашки, с поясом, на выпуск, портов и сапогов; верхняя – из ферязи, зипуна и сверху кафтан».
Оговаривался и возраст Ивана Федорова, по мнению историков, во времена первого Апостола ему было лет 40.
Так же был приложен список литературы из пяти книг по истории костюма, книгопечатания и биографий Ивана Федорова, а также юбилейная речь И.Е.Забелина «Первый русский книгопечатник Иван Федоров».

Вот тут начинается самое интересное. Забелин не переписал статью Погодина, Забелин хочет увидеть другого Федорова, «не художником он был в своем сознании, а носитель и рассеиватель семян духовного просвещения».
Иван Федоров Забелина, это человек, стоящий «на высоте религиозного сознания. Печатное слово он почитал талантом, дарованным самим Господом, и очень боялся уподобиться лукавому и ленивому рабу, очень опасался сокрыть Господний талант в землю…»

Досталось и Гуттенбергу: «Гуттенбергу его хитрое выгодное художество представлялось промысловым средством для достижения счастливого довольного существования. Иван Федоров счастливое и довольное существование представлялось (опять же — М.) в рассеивании семян духовного просвещения».


Вот какая форменная несправедливость. И Библия Гуттенберга качественнее, чем Федорова, и портрет его сохранился… А ведь он жил на сто лет раньше…

Недавно я читала дневники Забелина. В июне 1905 года он писал: «Самое вредное животное в России — то адвокатура. Оно извращает нравственные и всякие другие здравые понятия. Самое пакостное и вреднейшее насекомое в России — это жидовство, жиды — клопы, высасывают русскую кровь. Самое глупое, бездарное политическое существо в России — это российская интеллигенция, т.е. умная сила, как переводили это слово в начале 19 в. Это действительно сила, но безумная, порабощенная жидовством. Самая отвратительная и губительная гадина в России — это жидовская печать…» Вот такой воинственная дядька был создатель Исторического музея. Так что Гуттенберг не должен обижаться.

Так вот, конкурс был объявлен и МАО организовало комиссию экспертов. Они должны были выбрать памятник. Всего на конкурс поступило 27 проектов из России, Германии, Франции, Сербии и Болгарии.
Имен на проектах не было, только девизы. Первое место занял проект под девизом «Плес», второй – «Ярославль» и третий – «Стена».

Сам памятник откроют только через 8 лет, и рядом в толпе под дождем будет стоять маcтер, подаривший городу один из самых московских памятников.
Оба первых проекта принадлежали С.М.Волнухину. Третий – его ученику Н.А.Андрееву. Андреев хотел, чтобы фигура печатника, прижимающего к груди книгу, должна была неожиданно возникать из ниши в стене «и будить мысль».


Слева — «Ярославль», справа — «Плес». Узнаете?

Думаю, победа в конкурсе было весьма неожиданно, как для Волнухина, так и для организаторов конкурса. Волнухин до сих пор делал только статуэтки и камерные скульптуры. Его проекты памятников еще ни разу не выиграли конкурсов. Это был первый выход скульптора из «этюдного творчества».

Про Волнухина в следующий раз.

Автор: madiken

Москва-Старица и немного Валенсии

Конкурс на скульптора, увидевшего настоящего Федорова: 45 комментариев

    1. Это как раз оговорено в Условиях: «Вследствие принятого в XVI столетии обычая белого духовенства, кроме старших чинов, носить обычное мирское платье…» и так далее. Про фото уточню.

      Нравится

      1. Зин, а где пишут? Стена ещё не отреставрирована, значит, не позже 1925.

        Нравится

      2. Ой, да. Другая башня. Ну, тебя не проведешь! 🙂 Я тоже удивилась, что она 1928 годом обозначена, но это было скорее эмоциональное восприятие старой открытки 🙂

        Нравится

  1. Дааа, это Гутенберг ещё легко отделался. Бездуховное предпринимательство и невосторженный образ мыслей — шутка ли?! Очень интересные у тебя изыскания.

    Нравится

    1. Да, а чегой-то ты Иоганна нашего Изобретателя с двумя «т» пишешь? Gutenberg он, по пачпорту и по сути вещей.

      Нравится

      1. А по дореволюциённой орфографии тт попадается. Что я зря что ли в библиотеке сижу :))))

        Нравится

    2. Да, крахобор просто. Не хочет он видите ли безвозмездно сеять разумноедоброевечное. Ему, видать, папенька не говорил, что страданиями душа совершенствуется.

      Нравится

  2. Конечно, по тону и содержанию его книги уже понятны позиции, направление и градус. Но что настолько, до антисемитизма. Благодарю за открытие, теперь буду иначе, соответственно, относиться к этому автору.

    Нравится

    1. Это его дневник. Он, наверное, не предполагал, что его обнародуют… Хотя, дядька серьезно настроенный на самодержавие, православие и дворянство.

      Нравится

      1. Самодержавие, православие и дворянство непременного антисемитизма не предполагают. Взглянул на Забелина другими глазами. Иллюстрация к тому, что не может быть человек прекрасен во всём. Дядька знал каждую сажень средневековой застройки Кремля, а о политике рассуждал, словно эмбецил.

        Нравится

      2. Ну вот. Я испортила репутацию основателя Исторического музея… Дело в том, что он видел в них явную и почти единственную угрозу самодержавию, православию и дворянству, и защищал свое. Они «раскачивали лодку», на его взгляд. Хотя там и графу Толстому и Горькому досталось, за до что выражали «гадость русского бытия как можно ярче, как можно омерзительней».

        Нравится

      3. Думаю нет, самое страшное — напишет пару гадостей в свой дневник. 🙂

        Нравится

      4. А ведь в корень зрил:))) Всю революцию евреи понимашь сделали:))

        Нравится

      5. А какой антисемиткой была княгиня Зинаида Юсупова! В то время антисемитизм был вообще махровой.

        Нравится

  3. Мне тоже встречалась инфа о том, что конкурсные работы С.Волнухина были удостоены 1 и 2 премии. А потом случайно натолкнулся в Ежегоднике Общества архитекторов-художников (1907) на лист с тремя фотографиями, и там была подпись — III-я и II-я премии, скульптор Н.А.Андреев, проект памятника первопечатнику, скульптор М.М.Антокольский. В принципе, у меня есть скан этой страницы, но лень его уменьшать и постить без особой необходимости. В общем, похоже, что насчёт двух волнухинских вариантов — это бытующее заблуждение.

    Нравится

    1. Я поищу. Пока я такой информации нигде не встречала, и в биографиях Андреева тоже. Модель Антокольского я видела на фото. А там есть фото модели Андреева? У нас же любят ошибки друг и друга перепечатывать, Иван Грозный не зря на Стоглаве ругался :))

      Нравится

      1. Спасибо! Итак, будем разбираться. Вам где удобнее это делать? Я могу здесь, могу у Вас в посту(посте) 🙂 Если Вы внимательно посмотрите на самый левый снимок, то узнаете в нем «модель Волнухина» с моей фотки (тот, что получил вторую премию — «Ярославль»). По достаточно грубому изполнению она похожа на стоячую модель Волнухина. А у Андреева модель более изящная. Так что вопрос остается открытым. Либо опечатка в Ежегоднике 1907 года, либо Немировский напутал и его потом все переписывали. Но сидящий Федоров все-таки больше на Волнухинского похож. А Вы как думаете? Антокольский в конкурсе не участвовал, от его модели отказались еще в 1883 году, и он умер в 1902. Но на выставке макетов его модель присутствовала. К сожалению, я не смогла найти протоколы заседаний за 1902 год, когда утверждали модели. Может, попадуться еще…

        Нравится

      2. По поводу сходства с волнухинской моделью — не спорю. Имеется. )) Что в Ежегоднике могли напутать — тоже не исключаю. Но интереснее всего — кто впервые написал про 1. и 2. премии Волнухина? Сохранились ли официальные итоги конкурса?

        Нравится

      3. Итоги конкурса есть, скорее всего, в протоколах заседаний МАО. я даже числа знаю, но вот нет их в Ленинке, или я пока их не вычислила, они не всегда правильно по годам распределены. Пойду еще завтра, полистаю. Их могли еще опубликовать какие-нибудь газеты. «Русские ведомости», например, но это надо знать, или искать наобум в подписке — это сложно. Скорее всего, это был Немировский, и фотки эти есть в его книге о памятнике. Он занимался Федоровым, а попутно еще и памятником. Но в памятнике он не очень разбирался. Так, например, все за ним пишут, что Голубкина была ученицей Волнухина, а это не так, и Коненков, друживший с ней об этом пишет. и еще там есть неточность, которую я выявила, но ее надо уточнить 🙂

        Нравится

      4. Странно. Он сразу попадается, как только задумываешься об Иване Федорове :))))) Во-первый, маленькая книжка из серии Биография моск.памятника. «Памятник первопечатнику Ив.Федорову». Потом мне Ира недавно какую-то ссылку присылала на его книгу о Федорове в интернете, ну и дальше куча книжек о книгопечатании вообще, о Иоганне Гутенберге. У меня поэтому версия, что все на него ссылаются, как на компетентный источник, точнее у него списывают.

        Нравится

      5. Вы, наверное, уже видели у меня в журнале, но на всякий случай пишу, что я посмотрела протоколы. Там 1 и 2 премия у Волнухина, а 3 принадлежит Андрееву.

        Нравится

    1. Она кстати находится в коллекции Третьяковской галереи. Может, пойти поискать? Они там и в гипсе, и в бронзе должны быть.

      Нравится

      1. Вот сделают выставку к какому нибудь юбилею Андреева, посмотрим. А так небось в запасниках лежит.

        Нравится

      2. Ира, посмотри, там выше ссылка есть на скан и фотография модели. Очень изящная. Заодно выскажешь свое мнение 🙂

        Нравится

      3. Там на сканах из ежегодника мне кажется оба волнухинские. Это не андреевская манера.

        Нравится

      4. Не, посередине — точно Андреевский. Плавные линии, изящность. У него и Рабочий и Колхозница такие же были.

        Нравится

  4. Конечно в Европе портреты делали чуть ли не со средневековья, а у нас с 17-18 веку только и то с трудом.

    Нравится

    1. Ну да. Они и карты делали подробные, а у нас «намалякают», как Можаев говорит и как хочешь, так и понимай 🙂 У нас и Ивана Грозного же прижизненного толком нет. По крайней мере, потом голову когда по черепу слепили, так ведь не на один портрет не похож, а он — царь 🙂

      Нравится

      1. Так его кажется потом уже рисовали, после смерти. А если и раньше то рисовали по канонам до парсун и эти лики совсем не походили на оригинал.

        Нравится

      2. Иоанн был мужик тёртый и «продуманный», он своих изображений не оставлял умышленно — а вдруг дела так повернутся, что бывшего царя объявят в розыск? )))

        Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s