Иван Федоров

О Иване Федорове известно очень мало. На самом деле все, что мы о нем знаем, он нам сам и рассказал. Книга «Апостол» — это не только первая книга и так далее, и так далее, это единственный источник наших знаний о ее создателе. И если бы Иван Федоров не решил издавать второго «Апостола» через десять лет после первого, мы бы про него вообще ничего не узнали бы.

Итак, книгопечатание началось с царева гнева, и историю его можно было бы начать как Илиаду:

Гнев, богиня, воспой Ахиллеса, Пелеева сына, Грозный…

Так вот Грозный, возвратившись из славного своего похода в Казань, решил построить в честь своей славной победы множество церквей. Построили. В церквях надобно было служить, а для службы необходимы были книги.

«И поэтому благочестивый царь и великий князь Иван Васильевич всея Русии повелел покупать святые книги на торгу и полагать их во святых церквах — псалтыри, евангелия, апостолы и прочие святые книги. Но из них мало оказалось годных, остальные же все искажены несведущими и неразумными переписчиками, а иные оттого, что пишущие оставляли их без исправления».
Это нам все Иван Федоров замечательно описал в послесловии к первому «Апостолу».

Дальше он говорит, что царь стал размышлять, но мы-то, зная и помня нашего царя, и не зря ему дали такое прозвище, понимаем, что одними размышлениями тут не обошлось, а кому-то здорово досталось за все эти «искажения». «Неразумных переписчиков» искать было бесполезно, и поэтому попало тем, кто подвернулся под горячую руку.

А может, этого и не было, одни мои фантазии. Потому что в первоисточниках только о цареве благочестии и благодати написано.

Кстати, о зарождении печатного дела в России существуют два сказа: «Сказание известно о воображении (изобретении) книг и печатного дела» и «Сказание известно о воображении книг печатного дела и его пресечении». Так вот, там говорилось, что как только весть о нерадивых переписчиках и попорченных книгах «доиде царю в слух», тот сел размышлять и «Бог вложил еще добрую мысль в царский его ум, чтобы создать нечто выдающееся в Русской земле и оставить по себе вечную память».

Царь, как тоже известно, до книг был большой охотник, и библиотеку его поныне ищут-не найдут. Так что в книгах он толк знал, и что делать быстро сообразил. И мыслию своею поделился с митрополитом Макарием.


(я знаю, что Янковский не Макарий)

«Святитель же, услыхав, весьма обрадовался и, воздав благодарение ‘богу, сказал царю, что мысль эта ниспослана богом и есть дар, нисходящий свыше», — так у Ивана Федорова написано.

«И нашелся некто способен и знающ для такого дела». Как нашелся, почему именно он нашелся неизвестно. И о жизни Ивана Федорова до момента, когда он нашелся для исполнения царевой мысли, как написал М.П.Погодин в своей статье «о первоначальное жизни Ивана Федорова ничего неизвестно». И до сих пор неизвестно.

И опять можно только предполагать и фантазировать, где учился и какие книги напечатала раньше друкарь Иван Федоров, где познакомился с Петром Мстиславцев, чем заслужил царское доверие.

В Москве же «по повелению благочестивого царя и великого князя Ивана Васильевича всея Русии и по благословению преосвященного Макария митрополита начали изыскивать мастерство печатных книг в год 61-й восьмой тысячи (1553); в 30-й же год (1563) царствования его благоверный царь повелел устроить на средства своей царской казны дом, где производить печатное дело». Так построилась первая типография на Никольской улице.
А царь тем временем «не жалея, давал от своих царских сокровищ делателям, диакону церкви Николы чудотворца Гостунскому Ивану Федорову да Петру Тимофееву Мстиславцу на устройство печатного дела и на их обеспечение до тех пор, пока дело их не пришло к завершению. И начали печатать впервые эту святую книгу, Деяния апостольские и послания соборные и святого апостола Павла послания».

Почему им? Кто они такие, и откуда пришли… Чьи родственники? Нет ответа.

Дальше события развивались совсем неправильно. М.П.Погодин, которому Московское Археологическое Общество доверило доклад о Иване Федорове, описывает это так «Наши труженики должны были показаться людьми необыкновенными, должны были быть осыпаны почестями и наградами, сделаться предметом уважения, но нет…»

Автор: madiken

Москва-Старица и немного Валенсии

Иван Федоров: 18 комментариев

      1. Так и есть, зуб даю. Видишь, какой я просветитель-гуманист, начала ХХI века…

        Нравится

      2. редко такого теперь встретишь, чтоб вот так сходу и так уверенно…

        Нравится

      3. Да, всё крутят чего-то, всё ходят вокруг да около: мол, по некоторым данным, да есть определённые основания полагать, да приведённая точка зрения не претендует на исчерпывающую полноту… Я же тебе говорю чётко, смело и определённо: разные это люди. И точка.

        Нравится

  1. Ну со времени Погодина времени то много прошло и немного стало известно про Федорова. Учился он скорее всего в Краковском университете. Так что были и у нас весьма ученые люди:))) Наставником его по церкви Николая Гостунского был митрополит Макарий, другого наверно, такого ученого дьяка то в Московии тогда и не было. Вот Макарий с Гроздным и доверили им такой дело сделать нужное:)))) Теперь вот Украинцы считают его великим Украинским печатником:)))

    Нравится

    1. Про Краковский университет все на уровне домыслов и догадок. А откуда ты взяла, что Макарий его наставником был? Я-то верю, но вот откуда сие ведомо. Макарий-то мемуаров не оставил, а Федоров про это не упомянул. 🙂 То-то и оно-то, что время идет, а новостей нет 🙂 Так он и был великим Украинским печатником. Первым, скорее всего. Никто же не спорит. 🙂

      Нравится

      1. Он там и похоронен вроде. Да тут он брутальней нашего:))) И как у нас когда то около него книги. Это более правильно чем бентли.

        Нравится

      2. Однозначно правильнее. Но, возможно, это так у них потому, что во Львове нет платёжеспособного спроса на «Бентли» (и это как раз для города неплохо)

        Нравится

      3. Да для города эта повышенная бентливая платежеспособность населения просто беда.

        Нравится

      4. Тут прям видно, как он несет культуру в массы. Вот так взял и несет, и несет. И мускулы играют на его плечевом поясе (так это, кажется, называется). А похож он все равно на нашего. Никто же не делает Ивана Федорова толстеньким веселым человечком с пальцами колбасками или этаким щуплым коротышкой с жидкой бороденкой. А ведь мог он быть и таким. Но нет. Нам подавай статных красавцев.

        Нравится

      5. И это правильно. Именно сурьёзный статный мущщина должен быть нашим первопечатником, а не плюгавенький врун, болтун и хохотун.

        Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s