деревенские философы

Были на даче. Юра к нам заходил. Помните Юру? Он сварщик и философ, поклонник Маркиза де Сада, Омара Хайяма и владелец телескопа. По дороге к нам он встретил Машку, которую галантно пошатываясь проводил до дома, развлекая беседой о Шекспире. «Вы читали Шекспира, мадемуазель?» на Машкино «да» и игнорируя названную «Ромео и Джульетту» продолжил: «Мадам, Вы должны помнить «Бедный Йорик, бедный Йорик». Дальше он поймал за пуговицу Лешку и начал со своей коронной фразы: «У меня много мыслей, и я всеми хочу с вами поделиться». Через минут 15 около нашей калитки нарисовался некто в стеклах-линзах, красной кепке и кедах на босу ногу: «Юра!» истошно кричал очкарик, — «Ты где, Юра? Я принес опохмелиться, а тебя нет.» Шерзод выпроводил эту красную шапочку на улицу, и он поплелся на встречу Лешке и Юре, продолжая громко взывать к Юриной совести. «Не бойтесь его,» — величественно сказал наш философ. — «Если он будет буянить, я его быстро усмирю». Он взял за плечи своего щуплого друга и представил: «Эдуард». На этом дело не закончилось. Эдуард продолжал настаивать на продолжении банкета. Юра повернулся к Лешке: «Алексей, мы должны его спасти, дайте ему почитать Заратустру. Мы обязаны просветить его». Эдуард от Заратустры отказался, заявив, что он не верит ни во что, а только в Космос. Философией ему заниматься некогда, много времени отнимает семья. Далее два философа раскланялись и удалились.
Эдуарда мы видели вечером по дороге на почту. Он сладко спал в высокой траве, по-детски свернувшись калачиком.