Под счастливой звездой родился критик Л… (с)

— Латунский! — завизжала Маргарита. — Латунский! Да ведь это же он!
Это он погубил мастера.
М.Булгаков

Итак, в 1922 году вышла в печати поэма Г.Маслова «Аврора». Предисловие к ней написал Юрий Тынянов. Это была дань памяти рано погибшему другу и единомышленнику. Это было то малое, что могли сделать друзья. Предисловие проникнуто горечью утраты, это грустные воспоминания о талантливом человеке так рано ушедшем, и так много не успевшем сказать.

О нем: «казалось, (он) жил только Пушкиным, и недалек был от чувственного обмана: увидеть на площади или у набережной его самого. Дельвиг и Баратынский тоже стали для него ощутимы до физического чувства их стихов. Маслов жил почти реально в Петербурге 20-х годов. Он был провинциалом, но вне Петербурга он немыслим, он настоящий петербургский поэт».

О поэме: «Отчетливая (до линий историко-литературного реферата) композиция; традиционные, богатые архаическим весом эпитеты; сжатость поэтических формул и переходов; тонкая эротика, воскрешающая полухолодную эротику Баратынского, — черты эти довольно точно возобновляют красивую традицию».

И еще: «Поэма Маслова — опыт стихового портрета Авроры. Сам же Маслов погиб, тоже «на незнакомой земле», и жизнь, которую он терял, была точно так же богата».

А через месяц в журнале «Книга и революция» вышла рецензия, подписанная Н.Л. Знаменитый критик и пушкинист не поскупился Николай Лернер на слова.

«Покойный молодой поэт плыл в струе довольно противного и мелкого историко-литературного снобизма, который захватил в последние годы так много молодежи, не бог весть что, правда, обещающей, но во всяком случае достойной лучшей участи. Все это не столько стилизаторы, сколько просто подражатели, притом технически неумелые. Ю.Тынянов хвалит Маслова за ту «отчетливую, до линий историко-литературного реферата» (именно!) композицию, и за «традиционные, богатые архаическим весом» эпитеты, что, по мнению редактора, возобновляют красивую традицию».

Дальше больше: «Поэма Маслова и с этой стороны (со стороны стилизации — Я) ничтожна, и друзья покойного оказали его памяти плохую услугу, предав ее печати. В ней есть несколько скверных стихов, есть несколько хороших, но в целом — она вся банальна, слащава и фальшива. В качестве историко-литературного, как выражается г.Тынянов — «стихового» портрета, она еще ничтожнее и ничего не говорит о действительном, историческом лице.»

Знаете, если бы я была женой Маслова, я бы точно стала бы ведьмой, взяла бы швабру и такое бы устроила в квартире Лернера, что потом, когда бы к нему пришел критик Латунский и пожаловался на разгром в своей квартире, он мог бы только похлопать его по плечу и сказать: «Это что… вот помнишь у меня что устроили…» и заплакал бы горючими слезами. Но, как верно сказал Булгаков, «под счастливой звездой родился критик Латунский». Елена Михайловна Тагер в ведьму не превратилась, и разгром не устроила, а сама провела полжизни в лагерях и ссылках.

А ведь не было у Лернера никакого смысла, надобности и необходимости на такую рецензию, на такие слова, как бы слаба не была поэма. Одно хорошо. Тынянов в конце своей статьи написал замечательные слова:

Во всяком случае у стихов есть то преимущество перед людьми, что они оживают, — и не однажды.

http://maslov.ouc.ru/avrora.html Поэма «Аврора» Георгия Маслова
http://philologos.narod.ru/tynyanov/pilk/ist11.htm Предисловие Ю.Тынянова

(еще не все…)

Автор: madiken

Москва-Старица и немного Валенсии

Под счастливой звездой родился критик Л… (с): 9 комментариев

  1. удивляет ненависть с которой рецензия написана. Как будто она потом прорвалась и страну затопила

    Нравится

    1. Причем она даже на фоне других статей других рецензентов, даже самых резких, даже на фоне его же статей к другим книгам выделяется. Она выделяется вот этой глумливой ненавистью. Непонятно. Что-то осталось за кадром. Хотя тогда нешуточная вокруг Пушкина была толкотня. Но Маслов-то умер и опасности не представлял.

      Нравится

      1. то ли это личное, то ли подход требующий контекста не оставлял ему шанса на место в профессии?

        Нравится

      2. Тогда это скорее против Тынянова посыл… Но попало-то в Маслова. Он, конечно, шел вразрез с маститыми пушкинистами, но никому дорогу не перебегал, тем более был год или два как в армии в Сибири. Лернер даже против Боброва такого не устраивал, а наоборот хвалил его издание Василия Львовича Пушкина. Это после мистификации-то.

        Нравится

      3. на его стороне с этим собирательством было большинство. Ситуация не требовала такого нокаута. Ну, на мой взгляд. Ведь ОПОЯЗовцы никуда не делись.

        Нравится

  2. Прочитал всё по этой теме у тебя. Согласен с обоими — и с Каутским, и с Троцким! Но не с тов.Знаменитым (который совершенно не знаменит…). Вот это вот: «Покойный молодой поэт плыл в струе довольно противного и мелкого историко-литературного снобизма, который захватил в последние годы так много молодежи…» — мелко и похоже на сведение каких-то своих личных счетов… Гнус какой-то…

    Нравится

    1. Вот именно что гнус. И счеты сводить с покойным… С человеком, который младше лет на 10, тем более Лернер в то время был звезда, а Маслова знал узкий круг. Пакостно.

      Нравится

    1. Да уж 😦 и это еще противнее читать, потому что рецензии на писанину Луначарского максимально хвалебные, и многообещающий он, и талантливый и, и, и…

      Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s