Под счастливой звездой родился критик Л… (с)

— Латунский! — завизжала Маргарита. — Латунский! Да ведь это же он!
Это он погубил мастера.
М.Булгаков

Итак, в 1922 году вышла в печати поэма Г.Маслова «Аврора». Предисловие к ней написал Юрий Тынянов. Это была дань памяти рано погибшему другу и единомышленнику. Это было то малое, что могли сделать друзья. Предисловие проникнуто горечью утраты, это грустные воспоминания о талантливом человеке так рано ушедшем, и так много не успевшем сказать.

О нем: «казалось, (он) жил только Пушкиным, и недалек был от чувственного обмана: увидеть на площади или у набережной его самого. Дельвиг и Баратынский тоже стали для него ощутимы до физического чувства их стихов. Маслов жил почти реально в Петербурге 20-х годов. Он был провинциалом, но вне Петербурга он немыслим, он настоящий петербургский поэт».

О поэме: «Отчетливая (до линий историко-литературного реферата) композиция; традиционные, богатые архаическим весом эпитеты; сжатость поэтических формул и переходов; тонкая эротика, воскрешающая полухолодную эротику Баратынского, — черты эти довольно точно возобновляют красивую традицию».

И еще: «Поэма Маслова — опыт стихового портрета Авроры. Сам же Маслов погиб, тоже «на незнакомой земле», и жизнь, которую он терял, была точно так же богата».

А через месяц в журнале «Книга и революция» вышла рецензия, подписанная Н.Л. Знаменитый критик и пушкинист не поскупился Николай Лернер на слова.

«Покойный молодой поэт плыл в струе довольно противного и мелкого историко-литературного снобизма, который захватил в последние годы так много молодежи, не бог весть что, правда, обещающей, но во всяком случае достойной лучшей участи. Все это не столько стилизаторы, сколько просто подражатели, притом технически неумелые. Ю.Тынянов хвалит Маслова за ту «отчетливую, до линий историко-литературного реферата» (именно!) композицию, и за «традиционные, богатые архаическим весом» эпитеты, что, по мнению редактора, возобновляют красивую традицию».

Дальше больше: «Поэма Маслова и с этой стороны (со стороны стилизации — Я) ничтожна, и друзья покойного оказали его памяти плохую услугу, предав ее печати. В ней есть несколько скверных стихов, есть несколько хороших, но в целом — она вся банальна, слащава и фальшива. В качестве историко-литературного, как выражается г.Тынянов — «стихового» портрета, она еще ничтожнее и ничего не говорит о действительном, историческом лице.»

Знаете, если бы я была женой Маслова, я бы точно стала бы ведьмой, взяла бы швабру и такое бы устроила в квартире Лернера, что потом, когда бы к нему пришел критик Латунский и пожаловался на разгром в своей квартире, он мог бы только похлопать его по плечу и сказать: «Это что… вот помнишь у меня что устроили…» и заплакал бы горючими слезами. Но, как верно сказал Булгаков, «под счастливой звездой родился критик Латунский». Елена Михайловна Тагер в ведьму не превратилась, и разгром не устроила, а сама провела полжизни в лагерях и ссылках.

А ведь не было у Лернера никакого смысла, надобности и необходимости на такую рецензию, на такие слова, как бы слаба не была поэма. Одно хорошо. Тынянов в конце своей статьи написал замечательные слова:

Во всяком случае у стихов есть то преимущество перед людьми, что они оживают, — и не однажды.

http://maslov.ouc.ru/avrora.html Поэма «Аврора» Георгия Маслова
http://philologos.narod.ru/tynyanov/pilk/ist11.htm Предисловие Ю.Тынянова

(еще не все…)

Не верьте ему, мессир, он — Мастер…

Для многих моих знакомых настоящие мастер и Маргарита из романа «Мастер и Маргарита» — это Булгаков и Елена Сергеевна. Для меня еще такими мастером и Маргаритой стали Мандельштам и его жена Надежда Яковлевна. Хранить в памяти стихи мужа на протяжении долгих лет, без возможности их напечатать или даже записать и спрятать — это дорогого стоит. На самом деле, если повспоминать, то можно и еще вспомнить. И вот сейчас я нашла еще мастера и Маргариту, и критика Латунского…

Георгий Маслов — поэт, лирик, пушкинист, друг Ю.Тынянова и Ю.Оксмана по семинарию С.А.Венгерова. В 1915 году из участников семинария образовался Историко-литературный кружок им.Пушкина, который в 1918 году уже именовался обществом. Доклады, споры, стихи, стихи. В роли гостеприимной хозяйки для членов общества выступала жена Георгия Маслова — Елена Тагер. В кружок входили молодые филологи, среди них был и Юрий Тынянов.
Маслову принадлежат несколько докладов о Пушкине, его стихах, его современниках. Доклады были интересные, рождавшие много споров. Его стихи печатались в журналах, их даже напечатала З.Гиппиус, а уж она не каждого согласилась включить в свой сборник «88 современных стихотворений…»
А еще он писал исторический роман, и написал поэму «Аврора » про роковую красавицу 1820-40-х Аврору Карловну Шернваль или Аврору Карамзину, как кому больше нравится. Про нее можно почитать тут (http://aalto.vbgcity.ru/node/301) или спросить у Иры.

Наивным и жестоким бредням
Твой стих чеканный посвящен;
Ты полюбил ее последним, —
Ты, как и первый, обречен!
Стихотворение это прислал Георгию Маслову поэт, имени которого увы уже не узнать.
Наверное он сам не догадывался, насколько оказался прав…

Задуманный роман тоже должен был быть про саму Аврору, а также про Россию, про взаимоотношения России и новоприсоединенной Финляндией. («Это вот теперь-то…» (с)) Он хотел его писать вместе с Еленой Тагер, которая и нашла эту историю, и заинтересовала ею мужа.
В 1919 году его призвали на фронт, а в 1920 он умер от сыпного тифа в далеком от столицы Красноярске.
Елена Тагер-Маслова пыталась сохранить архив мужа, что-то запомнила, что-то записала, хотела публиковать… Сохранить удалось немного. Наверное, она бы могла ответить на вопрос горят ли рукописи. Маслову было 24 года, а архиву мог позавидовать любой писатель, поэт или критик. Статьи, пьесы, поэмы, стихи…
В 1920 году в издательстве «Картонный домик» стараниями друзей вышла поэма Г.Маслова «Аврора», это было уже после смерти поэта. Предисловие написал Юрий Тынянов
(будет продолжение)