Верните больным детям праздник!

Да что это творится такое. Новый год всегда был детским праздником в первую очередь, а тут чиновники просто ополчились на детей, уже не знают, что еще такое придумать, чтобы детям стало плохо.

Оригинал взят у в Верните больным детям праздник!

Я не понимаю, что у некоторых людей — вместо сердца. Лед, наверное…

Во время работы в фонде «Подари жизнь» я часто бывала в НПЦ медпощи детям в Солнцево — в онкологическом отделении. Там лечатся тяжелобольные дети, которые месяцами и годами скитаются из клиники в клинику, у них практически нет обычных детских радостей. Но они не перестают быть детьми, невзирая на мучительные процедуры, на капельницы и таблетки, на монотонность больничной жизни. И все они сейчас очень ждут Нового года и волнуются: будет ли праздник? Дети, которые уже лечились в отделении раньше, уверенно говорят: «Конечно, придут Дед Мороз и Снегурочка, будут спрашивать новогодние стихи и раздавать подарки».

Они не знают, что руководство клиники запретило волонтерам фонда «Подари жизнь» провести для маленьких пациентов онкоотделения Новый год. (Кстати, клиникой руководит доверенное лицо Путина — Андрей Георгиевич Притыко). Каждый год приходил в отделение Дед Мороз, а в этом году — не разрешили. Не из-за карантина, не из-за санитарных соображений — просто так. Сообщив в последний момент: «или устраивайте общий Новый год для всей клиники в атриуме (большом вестибюле на первом этаже), или вообще не проводите». Но во-первых, за несколько дней большой праздник организовать невозможно, сейчас все артисты нарасхват. Во-вторых, в онкологическом отделении большая часть детей физически не в состоянии встать с постели и прийти посмотреть праздник. Они либо слишком слабые, либо постоянно на капельницах.

Сейчас я с головой ушла в лесопожарные дела, но в сердце я все равно остаюсь волонтером фонда «Подари жизнь». И я очень прошу — перепостите этот текст. Может быть, кто-то из руководителей Департамента здравоохранения Москвы, которому подчиняется НПЦ, прочтет и узнает, как у детей украли праздник. Для кого-то из них — самый последний и потому особенно важный.

.

Карлсон вернулся!

Наконец-то вернулся наш Шерзод, потолстевший и загоревший. В Узбекистане тоже холодно, минус 20, снег и нет центрального отопления, так что он довольный, что скоро будет греться у камина. Зарина хорошенькая и веселая, правда, стеснялась нашего деда, который развлекал ее разговорами. При том что знание языка у нее — две недели на курсах, а дед разговаривает шутками и прибаутками, которые даже мы не всегда понимаем, то беседа получилась «конструктивной». Привезли сервиз и мне очень красивое платье, точнее это камзол такой, сфоркаюсь, покажу.

Без комментариев. А что тут комментировать…

Оригинал взят у в Без комментариев. А что тут комментировать…

Оригинал взят у в Подпишись! Перепость!

Оригинал взят у в Подпишись! Перепость!

Нужно 100 000 подписей, чтобы защитить российских детей от подлости российских депутатов

Bang Bang

Вчера целый вечер слушали с Лешкой эту песню. Лучшее исполнение — Ненси Синатра.

Ни Далида, ни Шер не идут ни в какое сравнение, а об остальных и говорить нечего. Хотя мне еще больше понравился французский вариант 🙂

(no subject)

В жизни всегда есть место для подвига, особенно для моего. Только я заявила Косте, что Лешку по утрам на работу не вожу, как у его водителя сломалась машина. В результате: подъем в 5 утра, выход из дома на мороз в 5.45. Потом прыжки вокруг холодной машины (на улице-то минус 20), и вот она опять Миусская площадь, освещенная фонарями и фарами просыпающихся троллейбусов. Наверное, я по всему этому скучала, но минус 20…

(no subject)

Прикольно на вопрос по телефону: «Зина, что ты делаешь?» отвечать: «Практикуюсь в подбрасывании теста для пиццы.» Но именно этим я сейчас и занимаюсь. Как Мерил Стрип в фильме «Джули и Джулия» резала луковицу за луковицей, я наделала теста для пиццы и теперь подбрасываю его, чтобы оно растянулось. Вся кухня уже в муке, а в компе поет Бонни Тайлер, Глория Гейнор и Уитни Хьюстон. Под их пение тесто растягивается наиболее правильно.
Кто же будет есть всю эту пиццу, если в ближайшее время, мои домочадцы не появятся дома…

арабская родня

Изучение языка — это не только узнавание новых слов, и даже не только страноведение. В языке скрыта психология, обычаи, культура. В этом смысле арабский — просто кладезь открытий и откровений. Вот например, арабские родственники и семейные отношения. Есть понятие маленькой семьи — усра — это мама, папа и дети. Эти семьи объединяются в большую семью — аиля — с братьями и сестрами (дядями и тетями). При этом родня делится на мамину и папину, и называется по-разному. Дядю со стороны папы нельзя путать с дядей со стороны мамы — это разная степень близости и называются они по-разному. При этом это одно слово, но в мужском и женском роде. (ам — ама со стороны отца и халь — халя со стороны матери). Понятия кузен и кузина нет. Есть сын дяди или там дочка тети.
Зато есть совершенно трогательное слово, обозначающее маму и папу как единое целое. При этом это не просто родители — официальное называние для родителей есть, а именно «мама и папа» — Абауани. При этом дословно — это два папы. Потому что в арабском есть — один, много и два. Вот Абауани — это такой двойной папа (аб). Фрейд просто прыгал бы на одной ножке, если бы узнал такое. А то пришлось придумывать Единую Родительскую Фигуру.

Каждой лодке нужно убежище

Ольгинская больница
«Ольгинская больница» на Яндекс.Фотках

Если вы окажетесь в районе проспекта Мира, не поленитесь и загляните в Орлово-Давыдовский переулок. Там по правой стороне вы увидете невысокое краснокирпичное здание и несколько строений вокруг. Скоро их, наверное, уже не будет, потому что участок, ранее принадлежащий Дневному стационару психо-неврологического диспансера, отдан в другие руки.
Здания всегда принадлежали больнице. Здесь всегда заботились о людях. Сюда всегда могли обратиться за помощью.
Детская больница во имя Святой Ольги появилась в переулке в 1886 году. Это было время расцвета врачебного дела в Москве. На Девичьем поле появился Клинический городок МГУ, построенный под руководством К.М.Быковского. А здесь, в Мещанской слободе, тот же К.М.Быковский руководил постройкой детской больницы.

Как и при строительстве клиник Девичьего поля, в составлении проекта принимали участие медики. Советниками Быковского были Карл Андреевич Райхфус, педиатр, его именем называна детская больница в Санкт-Петербурге (он же был ее основателем и возглавлял ее много лет, когда она еще называлась именем принца Ольденбургского) и Павел Александрович Вульфиус — невролог, главный врач детской больницы святого Владимира в Москве, стараниями которого она была построена, и Н.Е.Покровский. Ольгинская больница была одной из первых в Москве.

CIMG0177

Деньги на больницу пожертвовал граф Сергей Владимирович Орлов-Давыдов. Клиника носила имя его матери Ольги Ивановны Орловой-Давыдовой (урожд.Барятинской). Сейчас только название переулка напоминает об этом замечательном человеке, выросшем в семье, где благотворительность была не пустым словом. В Москве и Петербурге открывались клиники, приюты, общины сестер милосердия, построенные и открытые на деньги этой семьи.

CIMG0170
Главный корпус дневного диспансера (бывшего)

CIMG0171
Лик св.Ольги

(фотографии не очень большие, потому что телефонные, тогда еще ничего не предвещало беды)

Ольгинская больница занимала обширный участок земли с въездом с 1-й Мещанской улицы. Было три отделения: терапевтическое, хирургическое и амбулаторное.

CIMG0168

Можно долго описывать прекрасные, трогательные обычаи, которые царили в больнице на протяжении всех лет ее существования. Всех детишек, пришедших на прием, кормили завтраками, давали бесплатно лекарства тем, кто обратился за советом. В кухне больницы пекли печенье для полдников и давали его вместе с молоком, которое давали коровы, жившие на заднем дворе больницы. Тогда еще за оградой был огромный луг, на котором они паслись.
Я лежала в детских больницах, и мы тоже ждали полдников, чтобы получить стакан кефира и три штучки «Юбилейного». Кто бы мог подумать, откуда взялся этот обычай.


Главная рекреация, где играли с детьми в плохую погоду.

CIMG0163
Рекреация, если поднять голову

После революции здесь открыли 1-у туберкулезную больницу для детей. Сохранялся прекрасный сад, в котором можно было гулять. Деревья старались сажать разные, чтобы дети развивались, учили ботанику.

CIMG0169

CIMG0175

В 1957 году в больницу уже нельзя было попасть с 1-й Мещанской. Улица превратилась в проспект Мира и больничная усадьба никак не гармонировала с привычными для нас многоэтажками. Вход в больницу был застроен, тогда это была клиническая база Центрального института усовершенствования врачей. Она просуществовала здесь до 1970 года.

CIMG0164

Кто придумал отдать ее психо-неврологическому диспансеру не знаю, но идея была хорошая. Сюда могли приходить психические больные, здесь была огранизована психологическая помощь, была мастерская, в которой больные могли заработать. Были организованы кружки. Больным психическими заболевания очень нужна подобная деятельность. Болезнь — это одиночество. Страшно оставаться дома, страшно на улице. Каждому человеку нужно убежище, а больному человеку оно нужнее вдвойне. И здесь было такое убежище. Зайдешь за ворота и попадаешь в спокойный заросший сад, видишь невысокие красивые здания клиники.

CIMG0174

Последние два-три года здесь работала группа терапевтического сообщества помощи психическим больным, которое организовал Лешка. Это отдельная история, я только знаю, насколько она была важна для душевнобольных людей.

CIMG0160
Комната Терапевтического Сообщества

Неделю назад дневной диспансер закрыли. Нельзя сказать, что больные оказались на улице, это же не клиника, но помощи они лишились. Лишились убежища. И само убежище оказалось под угрозой. Сейчас формулировка «здание в аварийном состоянии» не предвещает ничего хорошего для этого здания.

CIMG0173
2011 год

CIMG0167
Внутри 2011 год

И никого из чиновников не волнует, что это архитектурная ценность, что здание добротное, и не требует большого ремонта, что сохранились мозаичный лик св.Пантелеймона над дверью в один из корпусов. Все это будет разрушаться, а может привычно сгорит. Тогда и переулок можно будет переименовать в честь какого-нибудь нового героя. Только вот, где его взять.

CIMG0172_face0
Св.Пантелеймон Ольгинской детской больницы

(no subject)

Сегодня я поняла, почему я не хожу в бассейн… Я не могу туда записаться. До этого я была уверена, что это из-за справки, которую лень получать, но вот у меня в кармане лежит вожделенная справка, и не одна, а целых три и мне надо записать Лешку и Машку в ближайший бассейн. Я подхожу к кассе и вижу, что она закрыта, при этом часы работы, обеда и технического перерыва не совпадают со временем на часах. Когда появляется дама-кассир, она проплывает мимо меня, величественно заходит за дверку, а потом в дверке открывается микроскопическое окошко, куда я должна говорить. При этом она металлическим голосом заявляет: «Вы должны назвать четкое время и день, когда вы хотите посещать бассейн». И дальше начинается игра, я называю время и день, она говорит, что оно занято. Потом игра надоедает, и я прошу называть время, которое свободно, но нет, тетенька в эту игру играть не умеет. Когда время, наконец, отыскивается, и тетенька хватает бланк-пропуск и начинается его заполнять, оказывается, что взрослым и детям нельзя плавать одновременно в одном бассейне. Для такоего извращения есть специальное время по выходным. При этом с тетенькой случается истерика, оказывается все бланки подотчетны, она не может их портить, она за них отвечает, на них проставлены какие-то там магические цифры и знаки, и я оказываюсь повинна в том, что один из них безвозвратно испорчен. Честно говоря, тут у меня кончилось терпение. В выходные в бассейне 7 человек на дорожке, и это еще надо ухитриться и не вляпаться в аквааэробику.
Пойду завтра в другой бассейн записываться, все-таки обещала Машке…