Иди и смотри

Хотите попасть в страшную сказку?
Сейчас самое время. Конец света приближается, он приближается уже давно, с самого начала времен. И нигде вы не почувствуете это так ясно, как на выставке «Пророчества Апокалипсиса в гравюрах Дюрера». Вы заходите в Музей Архитектуры на Воздвиженке и идете в приказ: привычно белый он стал черным. Интересно, будет ли там играть музыка и слышаться стоны грешников, как на открытии…
Все 16 гравюр Дюрера собраны вместе в маленькой капелле: пространство окружено железными щитами и там на цепях… ой, нет не на цепях, конечно, но железяки там конкретные. Так, я отвлеклась.
Все 16 гравюр собраны вместе. И вы слышите как скачут всадники Апокалипсиса: «Я взглянул, и вот, конь вороной, и на нем всадник, имеющий меру в руке своей. И я взглянул, и вот, конь бледный, и на нем всадник, которому имя «смерть»; и вы слышите, как трубят ангелы: «Пятый Ангел вострубил, и я увидел звезду, падшую с неба на землю, и дан был ей ключ от кладязя бездны».

Печати сняты, МУАР открыт, идите и смотрите.

Там не только Дюрер. Для сравнения к каждой из 16 гравюр Дюрера собраны гравюры других авторов на те же сюжеты. И только тут я поняла, почему Поланский выбрал такой же тип гравюр как у Дюрера для своего фильма о книге, вызывающей дьявола. Для его Деламикона гравюры как бы продолжают серию гравюр Апокалипсиса. И история повторяется. Кто-то желает получить все гравюры, и получает их, что он получает вместе с ними…

Обязательно идите от начала до конца, от первого листа до последнего. И тогда после страшных всадников Апокалипсиса вы увидете Светлую Деву в короне из звезд, и тогда вам явится Небесный Иерусалим, потому что это история с хорошим концом, для тех, кто верит:
«Блаженны те, которые соблюдают заповеди Его, чтобы иметь им право на древо жизни и войти в город воротами».

(no subject)

Знаете, я стала бояться ходить в аптеки. Каждый раз, когда мне надо зайти в аптеку, я долго выбираю, в какую именно, где я с меньшей вероятностью нарвусь на человека с ножом или с ружьем. Я опасаюсь психически больных людей, я знаю, что они есть, я их могу выделить из толпы, я знаю, какое это несчастье.
Этого не знают люди, которые легкой рукой подписывают акты о сокращении коек в психиатрических больницах, о сокращении срока пребывания больных в стационаре, об уничтожении диспансеров, а так же мастерских и клубов при диспансерах. Чьи подписи стоят под этими актами. У кого спрашивать ответа за убитых людей, изнасилованных женщин и детей, за вспышки ярости. Они участятся, они будут страшнее, потому что психических больных надо лечить, им надо помогать. У них должно быть место, куда они могут пойти, когда страшно, когда голоса нашептывают, когда просто накатила тоска. А у нас закрывают диспансер, выгоняют на улицу людей, которые нуждаются в помощи, в убежище, хоть в каком-то.
Кто подписал указ о закрытии мастерской при пятом диспансере? Кто отнял у людей возможность заработать или просто побыть в безопасном месте и самым быть безопасными? Кто будет отвечать за то, что случится, когда такой человек окажется на улице, без помощи, без лекарств, со странной или страшной сверхидеей в голове, без возможности с ней справится?
Наказывая, Бог лишает людей разума. Но похоже, что в этой ситуации разума лишены чиновники, а наказаны мы.
Иногда, правда, кажется, что это такой хитрый замысел с целью уменьшить численность населения России.

Шпаргалка

Если пришло время учить множественное число в арабском языке, то главное помнить, что
1. Много мыслящих женщин — это ад (хоть и пишется ат, то смысл тот же :))
2. Много мыслящих мужчин — оканчиваются на уна (и на наш слух превращаются в женщин)
3. Много немыслящих предметов приравниваются к одной мыслящей женщине.

Последнее повергает в шок. Переведя на русский, получаем хорошая книги, умная попугаи, большая машины. Поэтому глядя на множество чего-то или кого-то, нужно сначала задаться вопросом (порой философским), мыслит оно или нет, а потом смело приставлять к этому окончание, благо в арабском сначала всегда идет существительное, а потом прилагательное.

Облачный атлас

На выходных сходили на «Облачный атлас». Фильм такой длинный, что к концу фильма моя обезболивающая таблетка, которую я выпила из-за зуба, перестала действовать, но оно того стоило. Фильм классный. В чем суть дела начинаешь понимать только посмотрев две трети фильма, да и то остается много вопросов. Наташке понравился молоденький композитор, Машке — молоденький физик. Сначала они решили из-за этого поругаться, но потом согласились со мной, что это хорошо, что им нравятся разные, а потом согласились с Лешкой, что это не имеет никакого значения, потому что они оба геи. А вот в самом конце я поняла, зачем Церетели во дворе музея современного искусства эту ржавую круглую хрень поставил, но вам не скажу, потому что тогда смотреть будет неинтересно 🙂

Греция в соседнем дворе

Рядом с домом открылся маленький магазинчик с греческими продуктами. Масло, сыр, оливки. Мы расжились баночкой вяленых томатов, засахаренной вишней и куском овечьего сыра с прикольным названием. И еще купили упаковку слоеного теста, раскатанного в тонюсенькое полотно: будем делать штрудель или пахлаву. Там можно заказывать пироги, покупать перчики черри, фаршированные фетой — удобно. А вот халвы там нет. Хозяин ничего в ней не смыслит, и поэтому не стал закупать. я расстроилась, зато Лешка поблагодарил его «за спасение нашего семейного бюджета». Думаю, скоро там и халва появится 🙂

Божоле!

Сегодня праздник божоле!
Вот уж не знала, что и этот праздник мы тоже будем отмечать, но нам же только повод дай. В прошлом году мы так надегустировались, что уже не помнили, какая из бутылок нам понравилась, а какая оказалась невыносимой кислятиной.
Да тут и не в вине дело. Дело в том, что когда праздник в четверг, то выходные начинаются на день раньше, а когда весело и компания хорошая, то и не страшно, что осень перестала быть золотой. Опять же есть повод надеть новую кофточку 🙂

О своем, о женском

Во мне проснулся дедушка. Точнее, прадедушка. Ну, тот который жил на Тверском бульваре и имел портновскую (так кажется) мастерскую в бывшей усадьбе Салтыковых. Мастерская была большая, портновский стол, на котором сидят за работой те, кто шьют, сохранялся в квартире даже когда она стала комуналкой, а второй этаж, где жили подмастерья отдали трем семьям под жилье. Все его дочери, а было их немало, шили себе и обшивали свои семьи. Только тетя Дусечка была портнихой на заказ, остальные зарабатывали другими профессиями. Вот и моя бабушка шила всегда. Звук ножниц, режущих на столе ткань — это звук моего детства. А булавки, рассыпанные по полу, наполняют нежностью мою душу. Уж извините за высокопарные слова. Выкройки, обрезки тканей… Я больше всех переживала, когда отдавали бабушкину ножную машинку. Я обожала ее, но маму она выводила из себя. Помню я часами вытаскивала нитки. которые намотались на шпульку, из-за маминых попыток сшить мне что-нибудь в сложные 80-е, 90-е. Мама лучше вязала, тут она была виртуоз. Сколько себя помню, всегда у меня было что-то сшитое или связанное.
Девчонки росли по-другому. Их бесили кусачие вязанные кофточки, а в шитье не было надобности, потому что рынок наполнился хорошей дешевой одеждой. Новая японская машинка отказывалась шить вообще, а инструкция потерялась уже на следующий год. Мы не шили.
Зато сейчас шить взялась Машка. У нее всегда какие-то идеи из глубин генетики выплывают. Она ходит в кофточках, которые вяжу я, и шьет что-то на старенькой машинке «Чайка», которую выманила у моей старшей сестры.
Вот уже неделю весь дом завален выкройками, булавками и обрезками тканей. Мы едим пельмени и сосиски и шьем юбки. Если уж Машка взялась шить, то одной юбки, конечно, мало. Так как она не смогла выбрать один какой-то материал, то у нас их два. Потом она рыдала, потому что раскроила, да не то. Потом мы бегали за журналами, кальками, нитками, репсовыми лентами (никогда раньше о них не слышала), а закупили молний на целый дивизион. В результате сегодня я дошивала юбку себе (из материала, который испортили), осталось только выбрать длину, и сражалась с карманами на машкиной юбке с запахом. Теперь ее юбка ждет выходных, когда не надо будет готовиться к контрольным и тестам, а можно заняться нормальной женской заботой. А я довязываю кофточку. Эх, куда бы это все надеть… 🙂