Маяковский Владимир Сергею Есенину

Еще два современника, два полюса, два голоса. Они пробовали договориться и поработать вместе, но лучше у них получались диспуты в Политехническом. Вместе хорошо было спорить и соперничать, сотрудничать вместе не сложилось.
В декабре 1925 году Есенина не стало, а в 1926 в Тифлисе, в типографии » Заря Востока » вышла книжка Маяковского «Сергею Есенину», оформленная А.Родченко.

Вы ушли,
как говорится,
в мир иной.

Пустота…
Летите, в звёзды врезываясь.
Ни тебе аванса,
ни пивной.
Трезвость.
Нет, Есенин,
это
не насмешка.
В горле
горе комом —
не смешок.
Вижу —
взрезанной рукой помешкав,
собственных
костей
качаете мешок.

Все там правда, и все проникнуто болью и горечью об утрате, и о невозможности писать и жить, когда вокруг сжимается тисками новая цензура: напостовцы, «бездарнейшая погань», Коган, «Критики бормочут»…

Это время —
трудновато для пера,
но скажите
вы,
калеки и калекши,
где,
когда,
какой великий выбирал
путь,
чтобы протоптанней
и легше?

О том же жалел и Есенин

Но вот заинтересовала меня одна иллюстрация к этому стихотворению:

Наверху, ясное дело, Собинов «выводит под берёзкой дохлой —
«Ни слова,
о дру-уг мой,
ни вздо-о-о-о-ха».

А внизу… Я думаю, это Мариенгоф поддерживает Есенина, рядом Райх и Шершеневич. Да? И это в 1926 году, когда на Мариенгофа пытались повесить ссору и так далее.
Собинов «слюнявит» слова Есенина

Эх,
поговорить бы иначе
с этим самым
с Леонидом Лоэнгринычем!
Встать бы здесь
гремящим скандалистом:
— Не позволю
мямлить стих
и мять!
Оглушить бы
их
трехпалым свистом
в бабушку
и в бога душу мать!

Но уже несут Есенину черный гроб…

А о Есенине Маяковский сожалел. Все меньше и меньше таланливых людей оставалось в литературе, все больше друзей уезжали или уходили из поэзии. РАПП и ВАПП как в мясорубке перемалывали не только литературу, но и сам язык. В 1929 году Шкловский написал «Памятник одной ошибки», чтобы этот памятник не давал забыть формальный метод, ОПОЯЗ, а надо было ставить памятник русскому языку, который перестал быть…

Надо
вырвать
радость
у грядущих дней.
В этой жизни
помереть
не трудно.
Сделать жизнь
значительно трудней.

Маяковскому оставалось жить 4 года.

Автор: madiken

Москва-Старица и немного Валенсии

Маяковский Владимир Сергею Есенину: 18 комментариев

  1. Зина, Вы затронули такую боль. В свое время я перечитала все о Есенине и Маяковском и мне было так жаль этих двух очень талантливых людей.

    Нравится

    1. Да, эти два поэта, два человека, такие разные оказались связаны одним временем и где-то повторили судьбу друг друга. Это и правда боль. И стихотворение Маяковского проникнуто этой болью.

      Нравится

      1. я бы не решилась его выучить, очень тяжелое. Но, к своему удивлению, для меня зазвучали все намеки: на Когана, на напостовцев, на недоступность понимания — как тяжело, когда твои стихи, полные чувств, драйва, начинают перевирать в угоду власти.

        Нравится

      2. В чем и была их беда (Маяковского и Есенина) они не смогли приспособиться.

        Нравится

      3. Да. Но ведь такая пакость была вокруг. К кому им было приспосабливаться? К Фадееву? К Федину? Кто они по сравнению с Маяковским и Есениным? Мандельштам тоже отказался, прожил чуть поболе…

        Нравится

      4. Зина, жизнь — это борьба. Да, трудно, но такие люди живут и творят не для власти, а для народа. Они могли бы много еще сделать и написать для простых людей. И жила ведь и писала Ахматова, Пастернак и Булгаков, хоть и травили их всю жизнь.

        Нравится

      5. Булгакову тоже нелегко пришлось. Просто в какой-то момент решили, что Есенина и Маяковского достаточно. Сталин ведь почти сразу после смерти Маяковского разрешил «Дни Турбиных» к постановке. такие как Маяковский и Есенин творили, потому что просто не могли иначе. Это как дышать.

        Нравится

      6. Мы сейчас ничего не можем утверждать. Я думаю, что и у того и у другого сложились еще и жизненные обстоятельства. Я не верю в версии, что их убили.

        Нравится

      7. Мне тоже кажется, что это натянуто. Да, и неважно уже. Им было плохо в последние годы, и это неоспоримый факт, а уж как это закончилось — сами-не сами — это все второстепенно.

        Нравится

      8. мне кажется, они не могли приспособиться, поэт не может жить после смерти языка.

        Нравится

  2. а на обложечке, что за 30 коп., между прочим, дом, где Родченко жил, и в круге какая-то избушка (зачем?)

    Нравится

    1. Нууу, это метафора. Дом, где жил Родченко — это просто олицетворение города, а избушка — это домик в Константиново, о котором вспоминал Есенин, живя в городе, среди вот таких вот кирпичных джунглей.

      Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: