история одного портрета

Два современника, жившие в Москве 20-х: Маяковский и Булгаков. Они все видели по-разному. Бродя по одним и тем же улицам, они смотрели на них каждый по-своему.

То, что рекламировал Маяковский:

Если вы
давно
удовольствий не имели,
купите
здесь
Моссельпромовской карамели.

У Булгакова вызывало отвращение:

Господин, если бы вы видели, из чего эту колбасу делают, вы бы близко не подошли к магазину. Нигде кроме такой отравы не получите, как в Моссельпроме. У-у-у-у

…Дорога закрыта Разрухой!
Как же быть нам с треклятой старухой?

Вопрошал Маяковский с плакатов Окон РОСТа.

А в это время профессор Филипп Филиппович Преображенский, подцепив ложечкой горячую закуску беседовал с доктором Борменталем: «Что такое эта ваша разруха? Старуха с клюкой? Ведьма, которая выбила все стекла, потушила все лампы? …Когда эти баритоны кричат: «Бей разруху!», — я смеюсь».

Но Маяковский и Булгаков частенько встречались за бильярдом. Оба были отменные игроки. Булгаков приходил с женой. Сначала с Любовью Евгеньевной, потом с Еленой Сергеевной. Обе сидели и наблюдали за партиями. «М.А. предпочитал ”пирамидку”, игру более тонкую, а Маяковский тяготел к ”американке” и достиг в ней большого мастерства», — запишет потом Любовь Евгеньевна в своих медовых воспоминаниях.

Так вот о портрете.
В 1927 году в издательстве Молодая гвардия вышла книжка по стихотворению В.В.Маяковского «История Власа — лентяя и лоботряса». У меня была подобная книжка, но с другими иллюстрациями. Вот что пишет об этой книжке Любовь Евгеньевна Белозерская-Булгакова.

„Зойкина квартира» идет тоже с аншлагом. В ознаменование театральных успехов первенец нашей кошки Муки назван „Аншлаг».

В доме также печь имеется,
У которой кошки греются.
Лежит Мука, с ней Аншлаг.
Она — эдак, А он так.

В это же время мы оба попали в детскую книжку Маяковского „История Власа, лентяя и лоботряса» в иллюстрациях той же Н.А.Ушаковой.

Полюбуйтесь: вот мы какие, родители Власа. М.А. ворчал, что некрасивый.

Вот сравните теперь:



А вот вам и портрет Булгакова, хоть он ему и не очень нравился.

Н.А.Ушакова была дружна с семьей Булгаковых, иллюстрировала их домашнюю книжку. Именно она подарила Михаилу Афанасьевичу повесть А.Чаянова «Венедиктов, или Достопамятные события жизни моей». «Н. Ушакова, иллюстрируя книгу, была поражена, что герой, от имени которого ведется рассказ, носит фамилию Булгаков. Не меньше был поражен этим совпадением и Михаил Афанасьевич. Всё повествование связано с пребыванием Сатаны в Москве, с борьбой Булгакова за душу любимой женщины, попавшей в подчинение к Дьяволу». (Л.Е.Белозерская «О, мед воспоминаний»).

И хотя воспоминания Белозерской не всегда верны, здесь она, я думаю, нигде не ошиблась.

Автор: madiken

Москва-Старица и немного Валенсии

история одного портрета: 20 комментариев

    1. Честно говоря, когда я только увидела картинку, я решила, что у Булгакова просто богатая фантазия, но потом пригляделась и согласилась 🙂

      Нравится

  1. Сижу как раз над Моссельпромом. Чуть-чуть поменял местами, опять же конец в начало. Ничего добавить в главку не хотите? Не забывайте отвечать, чтобы я далеко в сторону ваше не откладывал.

    Нравится

    1. Конечно, историю с портретом я бы добавила. Тогда я про него знала, но еще не видела, и писать было не о чем. Я пришлю. На письма ответила. Не забывайте про меня.

      Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: