чтд

ПДД отменили, что и требовалось доказать… Сегодня переходила улицу. Улица тихая, безлюдная, переход, светофор. Подождала зеленого человечка и пошла. Первая машина остановилась, и я прошла мимо, и только тут поняла, что на меня несется белый жигуль и тормозить на красный свет на такой вот тихой улочке у него в планах нет, и пока еще не появилось. И я стою и смотрю как он на меня несется. Страшно так, потом он тормозить начал и явно не успевал до стоп-линии, а я стою как вкопанная, как дура и не могу никуда пойти. Затормозить у него не получилось, но он меня объехал за спиной. Молодой парень, жигули какой-то рекламный: промакция что ли. И я дальше пошла. Наверное, у меня шок, потому что все как в кино.
И вот я везу Машку с английского (это я ее ждала) и ей рассказываю, как я испугалась и с места не смогла сдвинуться. Мы стоим на перекрестке в левом ряду ждем стрелку. Перекресток сложный: улицы в шесть полос, плюс трамвай поворачивает, машин много, стоим долго. И тут мимо нашей машины справа между нашим третьим и вторым рядом едет белая машинка с литовскими номерами, едет-едет, выезжает на красный свет на перекресток, совершает разворот на пешеходном переходе и едет обратно. Вот так. В защиту литовцев могу сказать только то, что в машине сидел брюнет.
И уже когда на следующем светофоре какой-то джип к нам притерся, а потом поехал на красный, я уже даже не удивлялась. Чему тут удивляться, дело-то житейское.

Мир, мiр, война и Илиада

Мы с Лешкой продолжаем искать аналогии между Илиадой и «Войной и миром» Толстого. Когда я, еще будучи в школе, спрашивала своего брата про «Войну и мир», он сказал: «Я три раза прочитал: сначала войну, потом мир, а потом уже все вместе». Я сразу читала все вместе, старалась по крайней мере не пропускать боевых действий, но все равно не могла уследить за флангами и перемещениями полков. Зато про любовь, балы и девчачьи разговоры читала с удовольствием, особенно про Наташу. Илиаду тоже можно читать по частям. Можно ограничится богами и с удовольствием наблюдать, как вредная стервозная Гера собачится с Зевсом, подговаривает против него Посейдона, или сговаривается с Афиной встрять в дела Громовержца изподтишка. Ужасно смешно наблюдать, как Зевс упоковывает жену. К его чести он ей еще ни разу не наподдал, хотя поводов была масса. Пока он ограничивается угрозами и обещаниями спустить ее в Тартар «невзирая на всю твою наглость!»
Можно читать про отношения Елены и Париса. Это отдельная линия, она отнюдь не любовная, вопреки моим ожиданиям. Елена презирает Париса, обвиняет его в трусости и соглашается оставаться с ним только под угрозами Афродиты. Настоящая преданная любовь там у Гектора и Андромахи. Вот тут прямо слезы на глаза наворачиваются.
Можно наблюдать за братьями: Гектор и Парис, Агамемнон и Менелай. Дружба, мужские советы.
Иногда действительно наступает война и тогда месилово такое, что Голливуд стоит в сторонке и курит, а тут разворачиваются самые настоящие бои без правил и с правилами: кровь, воровство, бегство, крики, стоны, кони-люди.

Наверное, Толстой взял все-таки Илиаду за основу. Хотя греческий Толстой начал учить на следующий год после того, как роман вышел в свет. Но, может быть, это и символично.
Красавица Елена в Илиаде, Элен у Толстого — да, они разные и Елена предана Менелаю, но подчиняется Афродите. Элена у Толстого более бессовестная, но она тоже захвачена Афродитой и предает достойного человека.
И как Патрокл устремляется в битву, так же и Петя Ростов, «влюбленный» в Денисова во всех, кто рядом сидел у костра, бросается в своей единственный бой?
Мария Болконская похожа на военный трофей, который достался Николеньке. Образно, конечно.

Все это спорно, но очень интересно.