(no subject)

Мариенгоф «Циники»

Осенью двадцать первого года у меня почему-то снова зачесались пальцы. Клочки и обрывки бумажек появились на письменном столе. У карандашей заострились черненькие носики. Каждое утро я собирался купить тетрадь, каждый вечер
собирался шевелить мозгами. Но потом одолевала лень. А я не имею обыкновения и даже считаю за безобразие противиться столь очаровательному существу.
Мягкие листочки с моими «выписками» попали на гвоздик «кабинета задумчивости», жесткие сохранились. Я очень благодарен Ольге за ее привередливость.
Так как я всегда забываю проставлять дни и числа, приходится их переписывать в хронологическом беспорядке.

А это «Жюстин» Дарелла:

Я провел сегодняшний вечер, просматривая свою рукопись. Кое-что пошло на кухонные нужды, кое-то уничтожил ребенок. Такая форма цензуры удовлетворяет меня, это некое равнодушие к слову, как к составляющей искусства — равнодушие, которое я начинаю разделять.

Рукописи, пошедшие на хозяйственные нужды, и ставшие замковыми камнями литературы своего времени. Вот уж поистине отсутствие пиетета. Я люблю булгаковское «рукописи не горят», но это же не огонь 🙂 Наверное, это к разговору «творить» или писать. Тут опять приходит на ум Мариенгоф:

У Чехова где-то брошено: «Напрасно Горький с таким серьезным лицом творит (не пишет, а именно творит), надо бы полегче…»
Вот и Федин с Леоновым тоже — творят. А Пушкин — «бумагу марал». Конечно, на то он и Пушкин. Не каждому позволено. И чего это я рассердился на наших «классиков»?
Бог с ними!

Когда моя мама учила меня вязать, она всегда говорила: «Главное, не жалеть распускать. Пока ты будешь жалеть то, что связала даже плохо и не будешь распускать и перевязывать, ты не сделаешь хорошей вещи». Вот так, наверное, и хорошие писатели с текстом. Хотя Пушкин всегда жалел первый вариант «Бориса Годунова» (не целиком, конечно), который он сочинин во время конной прогулки, а потом забыл и не смог записать. Но ведь это не про рукописи. 🙂

Автор: madiken

Москва-Старица и немного Валенсии

(no subject): 8 комментариев

  1. Должен сказать «спасибо» за цитату из Мариенгофа про Чехова с М. Горьким, Фединым и Леоновым, мне она очень кстати, пишу большую статью «Многа букафф», воспользуюсь.

    Нравится

  2. Главное марать бумагу пожестче, тогда меньше вероятность, что она попадет в «кабинет задумчивости»!

    Нравится

    1. Паша, ты делаешь выводы по косвенным признакам! Придется запихивать в принтер картонки :))) Кстати имажинисты так и делали. С «Гостиницей» в сортир не пойдешь…

      Нравится

  3. Да правильно Федин и Леонов так много о себе думали:))) А ведь теперь и не марают бумагу, а марают что… комп что ли:)

    Нравится

    1. марать комп — это странно звучит :)))) Сейчас творят или тычут клавиши, мучают клавиатуру или насилуют клаву :))))

      Нравится

      1. Это что! Вот когда Чехов убедил издателя Суворина сократить Дюма (убрать там всякие опусы из истории, которые все равно не имеют ничего общего с историей, и отвлекающие от экшена) и даже взялся за это дело самолично. Тогда (ой, забыла кто) нарисовал карикатуру как Чехов вымарывает из «Трех мушкетеров» лишнее, а за спиной стоит Дюма и плачет горючими слезами.

        Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s