Великий поход

Мы вышли в искпедицию, включая и меня…
Вини-Пух

Наш Великий поход состоялся. (все фотки заграбастал Лешка, поэтому рассказ без картинок — пока… картинки будут завтра).
В пятницу, устав ждать, когда же прекратиться мелкий моросящий дождик, мы выдвинулись в сторону Степурина. План был такой. Шерзод довозит нас на машине до Сидорова (30 км от Старицы), высаживает и едет по делам, но телефон не отключает, не спит, не ест (да он и так, собственно, не ел, Рамадан же) и ждет, когда мы ему позвоним, чтобы он нас забирал. Мы запаслись картами, компасом, а главное лешкиным телефоном с JPS, который оказался полезнее всего остального. За мной увязался еще Сергей Есенин и все время декламировал у меня в голове стихи. Я про него как раз накануне читала, поэтому он решил, что без него в походе мне не обойтись, вдруг у меня своих слов не найдется, чтобы все описать, тогда он мне поможет. В качестве мотивации я получила цель — Десятинное озеро, которые мы давно хотели посмотреть.

Пользоваться картой оказалось сложно, потому что дорог, которые на ней обозначены практически нет, попадаются другие, которые непонятно куда ведут. В деревнях передвигаться вобще нельзя, потому что между домами никто не косит, дома заброшены, а те которые не заброшены стоят просто посреди газончиков и ты вдруг нежданно-негаданно оказываешься на чьем-то огороде, потом он заканчивается и ты оказываешься по пояс в траве и крапиве.

Так мы прошли две деревни: хорошая дорога, плохая дорога, нет дороги, дом, газон, нет дороги, плохая дорога, хорошая дорога.

«Гой ты Русь моя родная! Хаты в ризах образа!» — бодро читал Есенин у меня в голове, пока я пробиралась сквозь крапиву, потом громкий собачий лай заставил поэта замолчать.

Жители домов с газончиками нам искренне помогали, показывали, куда идти дальше и недоуменно смотрели на наши «лыжные» палки. С палками идти оказалось ужасно удобно, нескользко — в Европе все-таки не дураки живут.

Дачник из второй деревни, мирно куривший на завалинке, пошел нас провожать до проселка, чтобы мы не заблудились: «Объяснять дольше, чем дойти», — сказал он нам, выбрасывая окурок. Он оказался владельцем целого гектара земли, на котором стояла огромная баня и росли кабачки. Он вывел нас на поле, засеянное овсом, сквозь который мелькали васильки, вдалеке виднелась рощица, а над полем, вдалеке летели аисты. Дорога была сухая, твердая, а от просторов просто дух захватывало. Тут, понятное дело, Сергей Александрович у меня в голове оживился и вспомнил и про свои васильковые глаза, и про волосы, которые «взял я у ржи» и про «не видать конца и края, только синь слепит глаза». Леха в это время обсуждал по телефону возможность пробраться-таки на лекцию Жижека в институт философии.

Следующая деревня встретила нас рэпом, который раздавался из крохотной избушки, с старушкой, сидящей на заваленке, и развалинами барской усадьбы. (Ты жива еще, моя старушка! — передал ей привет Есенин.) У последнего дома, где молодая женщина легко колола дрова, мы спросили дорогу. Она махнула рукой в сторону, куда нам надо идти: «Но ведь до Двориков далеко, очень далеко». «Ничего, мы дойдем», — пообещали мы. На карте была еще деревенька, которую надо было обогнуть — Ионово. «Ионово, Иония, Инония,» — бормотал у меня в голове Есенин. — «Было у меня такое стихотворение.» Но тут налетела целая туча комаров, и стало не до поэзии. Я поняла, зачем придумали крем от комаров, которого у нас с собой не оказалось и приходилось размазывать по щекам комариные трупики. Тут мне впервый раз захотелось домой, но до озера было еще далеко. «Ну посмотри же как красиво!» — радовался Лешка, его комары почему-то не доставали. Леха вобще был полон оптимизма, вспоминал свои детские многокилометровые прогулки с дедушкой, который называл их «экскурсиями», потом свои армейские наряды — 40 км по сопкам с автоматом и еще 10 кг непоймичего, и рассказы о партизанах.

Часть пути пришлось идти по асфальту, чтобы обойти речку и болотца — это был, наверное, самый противный участок дороги.

Последний отрезок пути до озера был похож на компьютерную игру: первый уровень — проход по грязевой размазне, второй — прыжки по кочкам, под которыми булькал навоз («Русь моя родная,» — заливался соловьем Есенин, ему-то не надо было прыгать по кочкам). Потом — огромная канава — то ли противотанковый ров, то ли что-то связанное со снегозадержанием. «Level up!» — кричал Лешка после каждого препятствия. Следующий уровень был просто подарком — огромное скошенное поле, по нему идти оказалось легче всего. До озера оставалось 600 метров. Тут Лехе пришлось выслушать стихотворение про «хорошо с любимой в поле затеряться», стихотворение ему не понравилось, но предложение затеряться в стогу сена последовало незамедлительно. Стога сена не нашлось, а затеряться в тугом мотке сена не получилось. И озеро все-таки посмотреть хотелось. Я устала и пела себе под нос: «Клен ты мой опавший», чтобы хоть как-то отвлечься от мыслей про ноги, и что у меня завтра будет болеть сильнее. Потом я уже плохо помню — опять овраг (level up), нескошенное поле, подлесок (ох уж мне эти партизаны!) и наконец — вот оно. Маленькое, тихое озеро, спокойное-спокойное. К этому моменту мы уже шли семь часов, поэтому решили звонить Шерзоду, чтобы он нас забирал. Погода улучшилась, и над нами «разметался пожар голубой», а облака были похожи на мультики Миядзаки, которые мы смотрели с девчонками. Впереди было еще одно поле, а по полю гуляли пять семейств аистов. Мы так много аистов сразу видели впервые. Жалко, у нас хорошего фотика с собой не было, но его бы мы не потащили: Лешка нес мои резиновые штаны на случай ливня, а мне и Есенина хватало, плюс сухой паек и вода.

Весь следующий день я сидела в уголочке на кухне и собирала пазл из 1000 фишек. При слове «ходить» вздрагивала и забивалась плотнее в уголок. Зато Леха был в восторге от всего произошедшего, пробежал свои привычные 11 км и еще гулял с девчонками.
Вечером Шерзод с ребятами жарили в казане пирожки. В воскресенье — праздник Ураза-Байрам.

Автор: madiken

Москва-Старица и немного Валенсии

Великий поход: 32 комментария

      1. Конечно тяжело=) Поэтому я всегда найду повод увильнуть от такого. Я лучше по Москве прогуляюсь)

        Нравится

    1. Мы и шли в обход: в обход автодороги 🙂 Классная песня, но очень бодрая, по нашим дорогам так не походишь (разве что под последний куплет). Но про крапиву и мух похоже. :)))

      Нравится

  1. Я, правда, всегда удивляюсь, что все эти тропы и тропинки разной ширины называют дорогами. Многие при этом фотографируют и выкладывают фото в Интернете, мол, красота!

    Нравится

    1. Иногда там и правда попадается дорога: две колеи, твердая земля, редко асфальт, но потом она резко заканчивается и перед путником вырастает стена крапивы, или травы. На джипах ездят, мы видели, но это просто «ралли по бездорожью». Каждая поездка за хлебом до магазина может закончится вызовом трактора. А красота там по сторонам, где дороги и не предполагается.

      Нравится

      1. Ралли по бездорожбю — это я понимаю, но две колеии как дорога не понимаю. И, честно говоря, не хочу понимать и воспринимать как дорогу. И пока влась в стране будет воспринимать такое как дорогу, мне трудно будет воспринимать саму власть.

        Нравится

  2. Ах вот откуда у Лехи ностальгия по дальним походам. В него армия так глубоко засела:))) Герои просто:))) Очень хочется фотки посмотреть:)))

    Нравится

    1. Дедушка, армия, он в юности много в походы ходил. А я — домашняя девочка, которая только по ВДНХ в детстве гуляла, теперь отдуваюсь :)))

      Нравится

      1. Да, какие там походы! Я помню только один — это был кошмар, и я всячески отлынивала.

        Нравится

      2. 🙂 меня после этого похода на скорой в больничку возили потом. Поэтому я больше ни за что и никогда, да.

        Нравится

      3. Ну я в лагере тоже в походы ходила много, но с костром и ночевкой. Вот в этом был самый кайф, а не в 30 км. перехода по полям)))

        Нравится

      4. Тут был весь смысл, что без костра и ночевки. Ночевать стремно, а от костра потом одежду приходится проветривать и перестирывать.

        Нравится

  3. после такого рассказа тоже хочется куда-нибудь собраться! а то все на машине да на машине:( как твоя коленка пережила великий поход?

    Нравится

    1. Коленка — это единственно, что у меня не болело на следующий день 🙂 Все благодаря лешкиным палкам, с которыми мы шли.

      Нравится

  4. Как хорошо написала! А что не понравилось Алексею в стихотворении? Призыв танцевать с пьяным клёном?

    Нравится

    1. Он Есенина не любит 🙂 Ему Бродский нравится, но он остался дома. Нечего ему делать на русских просторах. Сказал «не пойду я с вами» и опять про свою провинцию у моря начал бубнить.

      Нравится

      1. А я с Алексеем солидарен. Провинцию у моря на какой-то пьяный клён не обменяю 🙂 И пусть Бродский капризничает и никуда ни с кем не ходит. С ним и дома хорошо.

        Нравится

      2. Это точно. Дома вообще хорошо, когда тепло и чем-нибудь вкусненьким пахнет. 🙂

        Нравится

      3. Смело тогда стоит рекомендовать Игоря Ильина: https://sites.google.com/site/listok65/ (для легкого ознакомления качество звука удовлетворительное) «Ты меня не любишь, не жалеешь…» прочитанным им на Радио Классик — Бомба страшной силы!)

        Нравится

  5. о! я под большим впечатлением!!! героиня! в следующий раз (спокойствие! и не бить тапками) пусть вас Шерзод отвозит на энное расстояние от дачи, а вы будете идти обратно в сторону дома — экономия времени и сил! 🙂

    Нравится

    1. Так и было! Он отвез нас на 30 км и мы шли в сторону дома, озеро на полдороги. Я осилила только половину пути, поэтому пришлось Шерзоду ехать за нами опять 🙂

      Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s