Коррида по-старицки

А у нас на днях бык сбежал. Его Шерзод привязал за забором на покосе, а сам поехал в Тверь. А бычок выпутал голову из веревки и сбежал.
О том, что произошло что-то неладное, мы узнали со слов нашей соседки слева — тети Клавы. Она пришла к нашей калитке и сообщила о своих чувствах по поводу этого события. Понять, о чем идет речь было невозможно, потому что никакой информации ее крики не несли, зато служили ярким примером эмоциональной речи населения центральной части России, а также являлись неистощимым и богатейшим источником словообразов русского языка.
На восемнадцатой минуте внимательного слушания мы уловили слова «бык» и «покос». Вооружившись палками и резиновыми сапогами, мы с Лешкой побежали смотреть, что же на самом деле произошло. Наш теленок, который на сегодняшний день уже может посмотреть Лешке в глаза, не поднимая головы, мирно слонялся в сочной тети Клавиной траве, которую она косит на зиму для своих коз. Так как Шерзод не приучил теленка идти на свист и к команде «место» или «иди домой», пришлось действовать привычным для него методом — наподдать хворостиной по спине. Эффект превзошел все ожидания, теленок выбежал из тети Клавиной травы и побежал в тети Машину — это наша соседка справа. (Отношения у нас с ней хорошие и портить их скармливанием теленку картофельной ботвы было бы верхом неблагоразумия.) Поэтому пришлось догонять нашего беглеца и выуживать его из крапивы, которая на наше счастье преградило ему дорогу к картофельному полю. Кинув в него компком земли, мы добились того, что побежал он теперь на нас, и тут пришлось вспомнить испанцев и их замечательную традицию, не дать догнать себя быку. Следующие полчаса мы провели как на футбольном матче, я стояла на границе с тетей Клавой, Леха — на границе с тетей Машей и не давали теленку прошмыгнуть к соседкам. Дело осложнялось тем, что вокруг нас троих летали тучи слепней, оводов, шершней и прочей летней нечести. О том, чтобы одеть на него веревку не было и речи, потому что к нам он не очень-то привык и шарахался как только мы пытались к нему подойти. В конце концов нам удалось загнать его в нашу калитку, а там он уже привычно поплелся к своему домику пить.
К сожалению, я не могу привести речь тети Клавы, так как она является памятником устной речи и записи не подлежит.