Мысли с книжкой в руках

Наверное, каждый мало-мальски сведующий в истории русский мужчина ждет, что его жена поедет за ним в сибирскую ссылку, как те десять жен декабристов, а каждый мало-мальски начитанный — что его возлюбленная пойдет к Сатане на бал только бы выцепить любимого из тюрьмы и сумасшедшего дома. Мало того, ведь женщины тоже от себя этого ждут и спрашивают в глубине души: «Поеду?», «Пойду?» и если нет, то и заваривать кашу с любовью и замужеством не стоит. Мы не можем простить Наталье Гончаровой флирта с Дантесом, забывая о ее преданной супружеской жизни, четверых детях и морошку перед смертью. Мы ненавидим Лилю Брик, как же не уберегла, измотала, предала, забывая, что то, что мы вообще знаем о Маяковском сейчас, это благодаря ей. Она добилась издания стихов, признания, памятника. Да, в конце концов Маяковский ее любил, и любил такую, и Брика любил. Но на Брика никто не злится. Горький Некрасов добавил к тяжелой женской участи еще и заходы в горящие избы, и остановку скачущих коней, но это уже не связано с любовью, это просто бонус к Сибири и Сатане. При этом женский идеал — это все-таки хрупкая Наташа Ростова, ни в коем случае не повзрослевшая и пеленками не размахивающая.