С добрым утром!

«Пойду детей разбужу,» — говорит Лешка, который сегодня дома (у него по расписанию суббота и поэтому хорошее настроение). «Подъем, негодяи!» — доносится из детской. Дальше слышится мефистофелевский смех, переходящий в пиратский. Когда сверху слышится недовольное сопение и возня нехотя просыпающихся девчонок (их кровати наверху, под потолком), Лешка заявляет: «Запомните! Форма в литературе важнее содержания.» — «К чему это?» — сонно спрашивает Наташка. Ей сегодня предстоит целый день готовиться к экзамену по латыни, и ее руки со вчерашнего дня исписаны латинскими словами. (Декстер — на правой руке, Синистер — на левой). «Это остаток нашего с мамой разговора за завтраком,» — поясняет Лешка. Мы опять говорили про Джойса. «Давайте, вставайте, а то пропустите хороший денек».

С добрым утром!

«Пойду детей разбужу,» — говорит Лешка, который сегодня дома (у него по расписанию суббота и поэтому хорошее настроение). «Рота подъем!» — доносится из детской. Дальше слышится мефистофелевский смех, переходящий в пиратский. Когда сверху слышится недовольное сопение и возня нехотя просыпающихся девчонок (их кровати наверху, под потолком), Лешка заявляет: «Запомните! Форма в литературе важнее содержания.» — «К чему это?» — сонно спрашивает Наташка. Ей сегодня предстоит целый день готовиться к экзамену по латыни, и ее руки со вчерашнего дня исписаны латинскими словами. (Декстер — на правой руке, Синистер — на левой). «Это остаток нашего с мамой разговора за завтраком,» — поясняет Лешка. Мы опять говорили про Джойса. «Давайте, вставайте, а то пропустите хороший денек».