Мой Тверской

На самом деле за последние несколько дней происшедших событий расстраивает только высокомерие и уровень агрессии у людей, которые голосовали за путина. Его победа была предрешена, никто не сомневался ни с той, ни с другой стороны. Тогда откуда столько злорадства и злобствования. Высокомерие и агрессивность пугают даже не своим наличием, а то, что они — показатель, они — симптом.

Наверное, самое запоминающееся, то, что останется в памяти навсегда, это вчерашний вечерний Тверской бульвар. Мы идем втроем от Пушкинской к Никитским воротам, в спину Тимирязеву, еще слышен митинг, во дворике Литинститута уже начали таять сугробы и видны лавочки и Герцен, светятся теплым светом афиши театра, белеет Иоан Богослов, в окнах Ермоловой горит свет, а параллельно бульвару тянется ряд черных людей в черных шарообразных шлемах. Мимо ресторана Пушкин, мимо Бублика, мимо МХАТа, дальше. Ряды и ряды черных шароголовых силуэтов.