(no subject)

Гений не делает ошибок. Его промахи — преднамеренные. (Джеймс Джойс)

Теперь я знаю, откуда Даррелловское послесловие к «Бунту Афродиты»: «Внимательные читатели различат встречающиеся кое-где в тексте странные отголоски «Александрийского квартета» и даже «Черной книги»; это не автоповторы, это сделано с умыслом (преднамеренно).»

Что и говорить, Ларри всегда считал себя гением 🙂

Варшавская мелодия

У Зорина в «Варшавской мелодии» есть момент, даже два, когда Гелена поет свою песню. Первый раз она молода и полна надежд, песня звучит радостно, второй раз — она поет ее Виктору уже в Варшаве, когда надежды нет, когда любовь причиняет только боль.

В пьесе Зорин говорит, что Геля поет старую песенку:

ГЕЛЯ. Лучше я спою тебе сама. Хочешь?
ВИКТОР. Голос звучит?
ГЕЛЯ. Как колокольчик.
ВИКТОР. Пой.
Геля поет старую веселую песенку: «Страшне чен кохам, страшне чен кохам, страшне кохам чен…»
ВИКТОР. Публика в восторге.

Интересно, что ни в одной российской постановке нет песни в этими словами. И ни на одном форуме народу так и не удалось вычислить, что это за песня (Ну или мне не удалось найти, где кто-то это вычислил).

В постановке Театра им. Вахтангова 1969 года, с Юлией Борисовой и Ульяновым Гелена поет «Золотой перстенек»

Песня удивительно подходит к пьесе. Сначала девушка полна надежд на счастье, подаренное шарманщиком, но потом счастье уходит, перстенек потерян, попугай улетел, а с ним и надежда.

В Ленинградском Ленсовете Алиса Френдлих пела специально написанную для этой постановки песню на польском (в роли Виктора были В.Семенов и А.Солоницын). Автора слов не указывают, а музыка Л.Балай

Я впервые увидела спектакль именно с этой песней и даже представить себе не могла, что Геля может петь что-то другое.

Была еще постановка в киевском Театре им. Леси Украинки, где Ада Роговцева пела песню «Anatol»/»Анатоль» (из репертуара певицы Веславы Дроецкой).

(Там ужасный видеоряд)

Сегодня в Москве и Питере идут две «Варшавские мелодии». Какую именно песню поет в Питере я не знаю (может, кто подскажет). Актеры там чудесные: Д.Козловский, Уршула Магдалена Малка
А вот в театре на Малой Бронной просто прочитали мои мысли :))))
Когда я перечитывала пьесу, я подумала, что моя Гелена пела бы танго «Juz nigdy»/»Уже никогда», которое я нашла, когда разбился польский самолет. И именно это танго поет Ю.Пересильд для Д.Страхова в нашей «Варшаской мелодии».

Но оно очень трагичное

никогда
Я слышу слова твоего любимого,
никогда
Уж не обнять тебя снова,
навсегда
со мной останется
день скорби, день мук…

Все-таки у Зорина больше грусти, чем скорби… И все-таки интересно, какую песню имел в виду Зорин, когда думал о Геле, которая в конце концов стала замечательной певицей, но не стала счастливой.

.