У меня же именины сегодня :)

Представляете в честь мученицы Зинаиды есть единственный храм, и это единственный православный храм в Рио-де-Жанейро.

Храм Святой мученицы Зинаиды в Рио-де-Жанейро (Бразилия)

«Храм Святой мученицы Зинаиды был построен в 1937 году в стиле псковских храмов конца XIII — начала XIV века. Планы строительства были сделаны инженером Константином Дмитриевичем Трофимовым (он был настоятелем храма до 1950 г.). Контроль за строительством осуществлял Глеб Константинович Сахаров, который жил и много работал в Бразилии. Будучи успешным архитектором, он мог позволить себе пожертвовать крупную сумму на строительство небольшой церкви. По окончании строительства образовался довольно многочисленный приход. Первым настоятелем церкви стал священник Георгий Гордов. Первоначально она носила имя Святого Николая, однако, когда умерла жена Г. К. Сахарова по имени Зинаида, он обратился к общине с просьбой переименовать церковь в ее честь».

Я свои именины никогда не справляла, то не знала, когда они, то забывала, но этот факт с церковью меня просто потряс.

Подумать только, Бразилия…

В общем, всех Зин с именинами!

Анне Лейбовиц

Это выставка — прямая противоположность тому, что любила в фотографиях моя мама. Каждый раз, когда мы брались за фотоаппарат, она говорила: «Только убери с фона свои вещи, посмотри, чтобы ноги целиком влезали в кадр.» Дальше шло еще пунктов 10, потом фотографии редактировались и отбирались кадры только с целой головой, чтобы никаких посторонних ног в кадре не торчало, чтобы все смотрели в объектив, ну или картинно в него не смотрели. Попав в больницу со смертельным диагнозом, мама не разрешала себя фотографировать, да и родственников не всех пускала к себе.
И вот мы пришли на выставку Анне Лейбовиц. Фотографии Сьюзен Зонтаг. Они со Сьюзен в Иордании, Сьюзен в машине, Сьюзен у врача, Сьюзен с сыном, Сьюзен после химиотерапии, Сьюзен в больнице, Сьюзен, Сьюзен.
Жизнерадостная мама Анни размахивает ногами в кадре, папа с братом стоят в обнимку и так прекрасно улыбаются, они улыбаются Анне, которая скрыта фотоаппаратом («Посмотри, как они любят ее, как гордятся ей,» — шепчет мне Лешка), умирающий папа Анне, разверстая могила отца.
Иордания, фотографии артистов, президентов, постановочные кадры, а вот и сама Анни, обнаженная Анни в роддоме в ожидании первенца, ей 51 год. «Фотография сделана Сьюзен Зонтаг,» — гласит подпись.
Я уже неделю хожу под впечатлением от этой выставки. Кадры сделаны сериями, в них полно разбросанных вещей, незастеленных кроватей, женщин с целлюлитом. В них столько жизни, столько любви и терпимости, столько мужества.
И тут я вспоминаю, что наши альбомы полны подобных фотографий. Их делает Лешка, сериями, кусочки из нашей жизни, которые только в динамике и можно понять. Мои заспанные портреты, жующая Машка, смеющаяся и в то же время обиженная Наташка.
А еще мы наконец решили, как сделать свою комнату на даче. Она будет как у Сьюзен. Белые стеллажи с книгами и заваленный бумагами стол. И Макинтош. Ну и кровать куда-нибудь притулим.