Где лебеди? — А лебеди ушли…

«Мам,- спросила я как-то. — А что было на месте МХАТа, когда ты была маленькая?»
Мама выросла на Тверском, но никакого отчетливого строения там не помнит. «Долгострой какой-то, — отвечает она. — Нам туда не разрешали маленьким ходить, как и на всякую стройку.»
Есть в Москве «зачарованные месте». Никакая постройка не может на этом месте долго простоять. Такое место, где сейчас возвышается Храм Христа Спасителя (уже второй!), такое место в центре Лубянской площади. Не дают они никому покоя, ни людям, ни домам. Вот такая же судьба видно и у дома № 22 по Тверскому бульвару.

Когда-то давно этот участок принадлежал Гнездниковской слободе, там и церковь стояла Николы в Гнездниках. Жили в ней мастера кузнечного дела, делали стрелы, а может быть дверные петли, кто их теперь разберет. В XVIII веке построили неподалеку Шведское подворье.
Вот как раз участок между подворьем и организованным к тому времени Тверским бульваром и купил Андрей Семенович Кологривов, участник сражения при Аустерлице в чине генерал-лейтенанта, командир лейб-гвардии гусарского полка. Аустерлиц был его неудачей, он «совершенно потерял контроль над полком». А вот за Бородинское сражение он был награжден Владимиром Первой степени. Имел также орден Георгия III степени за Гейльсберг и Фридланд. Первое печатное произведение А.С.Грибоедова «Письмо из Брест Литовского к издателю» было о Кологривове. В Москве Андрей Семенович оказался после убийства Павла I. Во время убийства императора Кологривов, его верный слуга был арестован своим подчиненным генерал-майором. Тот играл с ним в карты, а потом в полночь объявил об аресте.

К моменту покупки — в 1822 году — гнездников уже давно сменили дворяне. Стена Белого города была разрушена, разбит бульвар. Соседями Андрея Семеновича были Н.И.Римский-Корсаков и Е.Строганова, которые жили в домах 26 и 24. До Кологривовых здесь было несколько мелких участков. В 1823 году вовсю шли отделочные работы. Искуствовед В.В.Згура приписывал авторского дома Доменико Жилярди.

В начале девятнадцатого века Кологривовых было несколько и, надо сказать, один другого чуднее. По словам Пыляева, один из Кологривовых — А.А.Кологривов, сын екатерининского бригадира наезжал в этот дом зимами из своего поместья с целой толпой слуг, актеров и актрис, а также с собаками, число которых доходило до пятисот. Когда его спрашивали, зачем тащить в Москву театр, он отвечал: «В моем театре меня все знают, все со мною перед спектаклем раскланиваются, и я им кланяюсь, а к вам придешь, никто меня и не заметит».

Известен дом Кологривовых был еще и тем, что давал в нем балы танцмейстер Петр Иогель. На балы собиралась молодежь, adolescentes (подросточки), как написано у Л.Н.Толстого. «У Иогеля были самые веселые балы в Москве», и собирались на них не только юноши и девушки, «танцевавшие до упаду», но и люди постарше. На этих балах «делались» браки. Может быть, именно в зале этого дома Денисов так прекрасно танцевал польскую мазурку с Наташей Ростовой. «Он неслышно летел половину залы на одной ноге, и, казалось, не видел стоявших перед ним стульев и прямо несся на них; но вдруг, прищелкнув шпорами и расставив ноги, останавливался на каблуках, стоял так секунду, с грохотом шпор стучал на одном месте ногами, быстро вертелся и, левою ногой подщелкивая правую опять летел по кругу.» Хотя нет, Денисов здесь на танцевал. Тот дом принадлежал Пьеру Безухову и соответственно дом должен был быть уже в 1812 году. Да и всем известно, что Толстой поселил Пьера в доме Благородного Собрания. А вот А.С.Пушкин в 1828 году вполне мог встретить здесь Н.Н.Гончарову. Она тогда подобно Наташе Ростовой «робела и старательно выделывала па» на одном из балов, которые устраивал Петр Иогель.

В 1825 году умер А.С.Кологривов, а в ноябре 1830 дом Кологривовых на Тверском бульваре со всем участком и строениями приобрела городская дума для помещения канцелярии московского обер-полицмейстера. И если веселились в нем семь лет, то распоряжались сто — с 1830 до 1930 — сначала обер-полицмейстер потом московская милиция.
В книге И.К.Кондратьева «Седая старина Москвы» 1893 года о доме обер-полицмейстера читаем, что «он, собственно, не представляет ничего особенного: это не более как прочная постройка XVIII столетия, приспособленная для разных полицейских целей».


1904 год

Обер-полицмейстеров в Москве было много, они часто сменяли друг друга. Про одного из них ходила побасенка. Связана она была с московским «Латинским кварталом», который располагался в Москве между Богословским и Палашовским переулками.
В 1880-х годах учился в Московском университете будущий доктор Владимиров, семинарист, родом из Галича.

«На четвертом курсе полуголодный Владимиров остался без квартиры и недели две проводил майские ночи, гуляя по Тверскому бульвару, от памятника Пушкина до Никитских ворот. В это же время, около полуночи, из своего казенного дома переходил бульвар обер-полицмейстер Козлов, направляясь на противоположную сторону бульвара, где жила известная московская красавица портниха. Утром, около четырех — пяти часов, Козлов возвращался тем же путем домой. Владимиров, как и другие бездомовники, проводившие ночи на Тверском бульваре, знал секрет путешествий Козлова. Бледный юноша в широкополой шляпе, модной тогда среди студентов (какие теперь только встречаются в театральных реквизитах для шиллеровских разбойников), обратил на себя внимание Козлова. Утром как — то они столкнулись, и Козлов, расправив свои чисто военные усы, спросил:
— Молодой человек, отчего это я вас встречаю по ночам гуляющим вдоль бульвара?
А оттого, что не всем такое счастье, чтобы гулять поперек бульвара каждую ночь.
(В.Гиляровский «Москва и москвичи»)

Все, кто читат книгу Акунина «Статский советник», знают, как стоял Эраст Петрович Фандорин, «одолеваемый противоречивыми чувствами» «перед входом в известный каждому москвичу большой дом на Тверском бульваре. Итак, назначение, о котором так долго говорилось и в реальность которого Эраст Петрович уже перестал верить, наконец свершилось».

Эраста Петровича одолевали эти самые чувства потому, что обер-полицмейстер обязан был не только работать в этом здании, но и жить там же в казенных парадных, но неуютных апартаментах, соединяющихся с канцелярией. И что больше всего расстраивало Эраста Петровича, который собирался вступить в эту должность, обер-полуцмейстеру вменялось в обязанность «участвтвать во множестве обязательных официальных мероприятий, патронировать Общество попечительства народной трезвости и подавать московским обывателям пример нравственной жизни, что, с учетом нынешних личных обстоятельств Эраста Петровича, представлялось делом трудно выполнимым.» Но «благородный муж знает, в чем его долг, и не пытается от него уклониться».

За домом обер-полицмейстера находилось охранное отделение — «только пройти за крытым двором из одного черного хода в другой» — Гнездниковский переулок, дом 5.

Сюда же приводили молодых Герцена и Огарева для серьезного разговора.

Во время боев 1917 года в доме градоначальства на Тверском — так тогда назывался дом обер-полицмейстера были сосредоточены основные силы юнкеров, которые защищали респектабельный район бульвара. Но после того, как красногвардейцы под командованием Ю.В.Саблина и отряд солдат-двинцев завладели крышей дома Нирнзее, судьба юнкеров была предрешена.

О двинцах, героях революции, о которых напоминает теперь гранитный куб на бульваре А.Вознесенский писал в своей книге «Москва в 1917-м»: «Первыми из войск Военно-революционного комитета перешли в наступление отряды двинцев, выпущенных из Бутырской тюрьмы и наскоро снабженных винтовками».

28 октября 1917 года юнкера сдались. 300 человек. Восстание победило.

— Где лебеди? — А лебеди ушли. — А вороны?
А вороны остались. — Куда ушли? — Куда и журавли.
Зачем ушли? — Чтоб крылья не достались…
М.Цветаева

С тех пор дом уже не вернул своего величия и славы. Селились там какие-то советские городские службы, адресный стол московской милиции. А в 1930 году в соответствии с планом перестройки Тверского бульвара дом снесли.

Освободившееся место было решено отдать Музыкальному театру Нимировича-Данченко, к этому моменту они со Станиславским уже окончательно разругались, перестали разговаривать и не могли ужиться под одной крышей. Театр должен был стать доминантой бульвара, находящейся между грандиозным зданием ТАСС и новопроложенной улицей Горького.

Тогда в 1931 году конкурсный проект Г.Крутикова занял первое место, и ему, а также Попову было поручено строительство (при условии внесения некоторых изменений в проект).

Проект изменялся три раза и представлял собой помпезное здание в духе любимого тогда нео-классицизма — колонны, скульптуры, лестница.


спасибо

Тогда же и начался тот самый долгострой, о котором вспоминала мама.

Громада недостроенного театра нависала над бульваром до 1970-х годов. Мой дядя, ходивший в школу в Гнездниках вспоминал, что на крыше театра росла березка и они с мальчишками следили, как она вырастала год от года.

Вот стройка видна на фото Евзерихина, 1930-е

А это уже 1953 год. К этому моменту дом уже побывал Прифронтовым театром. Театр обитал в недостроенном здании и выезжал в воинские части, дислоцированные в прифронтовой зоне, а также выступал в московских клубах.

В 1972 году по проекту архитектора Кубасова строится здание, которое и сейчас стоит на Тверском бульваре. Здание предназначено для Театра Дружбы Народов. В этом здании давали спектакли труппы, приехавшие в Москву на гастроли.


1970-е

В 1974 году в него переезжает МХАТ в связи с ремонтом основного здания в Камергерском переулке и до 1987 года оно числится как филиал МХАТа им.Горького. С 1987 года здание на Тверском бульваре — это полноправный театр МХАТ им.Горького под руководством Татьяны Дорониной.
В старших классах я любила ходить сюда. Здесь можно было посмотреть Чехова и Горькова без модных тогда новопрочтений и выкрутасов: декорации, костюмы, классическая игра актеров. «На дне», «Три сестры», «Дачники»…


1990-е

Автор: madiken

Москва-Старица и немного Валенсии

Где лебеди? — А лебеди ушли…: 45 комментариев

  1. Хорошая история. Здание кубасовского МХАТа многие ругают, а мне нравится его мрачноватая торожественная отделка фасадов.

    Нравится

    1. Спасибо 🙂 Он там просто ни к селу ни к городу стоит, поэтому и ругают. Я вот тоже туда любила ходить, он громадный, просторный, так не похожий на Малый или МХАТ. А ты известный любитель архитектуры, которая была «после Шехтеля» :))

      Нравится

  2. Помню, в студенческие годы ходили туда на гастроли разных театров. Впечатляло, что для перевода существовали наушники, в которых шел русский текст. А последний раз была там зимой, смотрели «Мастера и Маргариту»

    Нравится

    1. Я там только на МХАТовских спектаклях была. Интересно как про наушники. На самом деле хорошая задумка с гастролирующими театрами. Мы туда неудачно сходили на «Синюю птицу» и с тех пор не ходим. А как «Мастер и Маргарита»? Понравился?

      Нравится

      1. Своеобразно. Декораций очень мало, какие-то жестяные листы висят, герои приходят и уходят из-за них. Местами близко к тексту. Лучше всего им удались сцены в ресторане, на мой взгляд. По этой книге вообще трудно ставить спектакли. Хотела на Таганку на этот спектакль сходить, не успела, а что дальше будет с Таганкой — неизвестно. Когда начинается война, хорошего ждать не приходится. В предпоследний день сходили туда с подругой на «Мед». Как-то не впечатлило. Артисты читают текст по бумаге, даже Золотухин, хотя он только иногда. Мы все думали: это так задумано или в связи с войной им плевать на зрителей? В кулуарах говорили, что Любимов может запретить к постановке свои спектакли.

        Нравится

      2. Да уж, с Таганкой все сложно. Я там была на «Мастере и Маргарите». Тоже минимум декораций, маятник огромный… Этот роман сложный для постановок, я с Вами согласна. Мне на Таганке только «Борис Годунов» понравился. А так, я больше классические постановки люблю, традиционные.

        Нравится

      3. А мне очень понравился спектакль «До и после», посвящение поэтам Серебряного века. Два раза смотрела, и еще бы сходила

        Нравится

  3. В детстве-юности тоже сюда любили ходить. Как-то выходим из театра с мамой, а перед нами две дамы сильно забальзаковского возраста, и все такие возвышенные, одухотворённые, с высоким пиететом и придыханием обсуждают спектакль. А я уже тогда был мальчик вредный:) И громко так говорю: «Да ну, мам, театр какой-то дурацкий, в буфете ничего интересного не было». Дамы чуть в обморок не шлёпнулись:)

    Нравится

    1. Подколол 🙂 Они-то и не подозревали, что перед ними будущий маститый москвовед и прочая и прочая 🙂

      Нравится

      1. Да, да, да:))) Я ещё и продолжил тему. «Помнишь, — говорю, — в таком-то театре как хорошо было — какие вкусные пирожные там в буфете!»:))

        Нравится

  4. Мы дружной вереницей Идем за синей птицей! Детские ассоциации остаются на всю жизнь)) И спасибо за интересный (как всегда) рассказ!

    Нравится

    1. Пожалуйста 🙂 В детстве мне этот спектакль нравился, а вот с детьми пошли и обломались. У меня это здание больше с Чеховым и Горьким ассоциируется 🙂

      Нравится

      1. Сходите, расскажете потом. Хотя «Аленький цветочек» в театре напротив лучше :))

        Нравится

      2. Будем иметь ввиду! Хотя я не люблю водить детей в большие таетры, предпочитая маленькие уютные сцены.

        Нравится

      3. Тогда надо в Экспромт идти. Есть он еще? Вот там классные маленькие спектакли, мы такое удовольствие получали, когда таскали туда девчонок 🙂

        Нравится

  5. Здание прекрасное, но очень уж суровое. Выходишь к нему из Б. Гнездниковского, аж оторопь берет. Прямо мемориал памяти каких-то жертв. кликтозум

    Нравится

  6. А вот здание с аркатурой, на фото писятых антиресное… поудачнее выглядит. Нынешнее только ночью нормально смотрится — днём стараешься проскочить по-скорее.

    Нравится

  7. Вы, молодежь, не застали еще классических постановок старого МХАТА в старом здании до ремонта. А я его очень любила. Там было гораздо лучше чем тут. не люблю я это здание и ходить туда не любила. Один раз на «Синюю птицу» повела туда детей и расстроилась. не было того очарования старого МХАТовского спектакля моего детства. В таком уродском мрачном доме ничего сказочного нет. Детям правда понравилось. Но они другого просто не видели. Через дорогу «Аленький цветочек» был гораздо лучше. Там старый театр с запахом театра, уютного, хорошего. Но твой рассказ все равно великолепен!

    Нравится

    1. «Аленький цветочек» лучше, я согласна 🙂 Я МХАТ застала только в Корше, а уже потом во МХАТе со Смоктуновским, Борисовым. МХАТ, конечно, несравним, как и Малый театр — это классика. Здесь были хорошие спектакли из хрестоматии 9-10 класса, без затей, и мы на них ходили. Спасибо, Ирочка 🙂

      Нравится

  8. спасибо. Я про советскую часть истории этого места знала — на лекци в МУАРе помнится рассказывали. А вот за первую часть большое спасибо! Вот само по себе здание мне очень нравится, но в контексте Тверского бульвара какой-то монстр получается. Все-таки нельзя такие «вставки» делать. Я всегда глядя на него вспоминаю здание торгпредства Литвы в Борисоглебском… Вот как-то так же ощущается несоответствие…

    Нравится

    1. Я в Твербуле о нем писала давно-давно 🙂 Здание не на месте, это да. Оно бы могло быть украшением, а стало устрашением. Тут уж ничего не поделаешь 🙂

      Нравится

    1. Автор чего? 🙂 Если ты про здание театра, то там написано «по проекту архитектора Кубасова». 🙂

      Нравится

      1. Ну ты даешь! Я — автор текста, я чужие тексты ОЧЕНЬ редко перепечатываю и обязательно в кавычках или курсивом. 🙂

        Нравится

  9. Здание очень строгое и серьёзное, но вида бульвара не портит 🙂 Я там Синюю птицу кажется смотрел :))

    Нравится

      1. Имел в виду, что архитектурные элементы кочуют с фасада на фасад 🙂

        Нравится

      2. Наверное, это мода. Сначала портики и колонны, потом завитушки с лорелеями, а потом вот так 🙂

        Нравится

  10. Спасибо за рассказ! У Федосюка почему то написано, что дом управления московской полиции снесен в 1937г.? Описка?

    Нравится

    1. Я ориентировалась по Романюку. У него: «В 1935 г. его разрушили, а ведь там еще сохранялись части оригинального интерьера, многие дворовые постройки и даже садовые затеи.»

      Нравится

  11. Спасибо за очень интересный пост. Это здание — одно из самых моих любимых новых театральных зданий в Москве. Театр строился с 1966 по 1972 год (арх. Кубасов, Уляшев, инж. Цикунов) по личному распоряжению и под личным контролем министра культуры Фурцевой. В этом здании в 1974 г. после смерти Фурцевой проходила гражданская панихида. Здание изначально строилось не как театр Дружбы народов (это понятие появилось только в 80-х годах), а как НОВОЕ ЗДАНИЕ МХАТ им. М. Горького. Филиал театра был в здании б. театра Корша. Первый театральный сезон в новом здании МХАТ открыл В 1973 году. С 1973 года МХАТ им. М. Горького работал на трех площадках: 1. в историческом здании в проезде Художественного театра (ныне Камергерский переулок); 2. в Филиале в б. театре Корша на ул. Москвина, д. 3 (ныне Петровский переулок); 3 в Новом здании на Тверском бульваре. В 1978 года историческое здание в Камергерском переулке закрывается на ремонт , и театр работает на двух оставшихся площадках до 1987 года, когда открывается после реставрации историческое здание. После разделения театра в 1987-88 годах театр Ефремова остается в историческом здании, театр Дорониной должен был переехать в филиал на ул. Москвина, а здание на Тверском бульваре должно было быть передано вновь образованному театру Дружбы Народов. Однако этот переезд по разным причинам (в том числе из-за покровителей Дорониной в высших эшелонах КПСС) не состоялся. В 1988 г. труппа Дорониной остается в здании на Тверском бульваре, а здание филиала (б. театр Корша) закрывается на ремонт и одновременно передается театру Дружбы Народов. Как известно, ремонт продолжается по сей день (театр Корша был построен за 100 дней). Несколько слов о «саде камней»: в одном интервью с Кубасовым прочитал, что каменные волны на подходе к театру ассоциируются с орнаментальной рисованной волной в старом здании МХАТ, а так же со скалистым морским берегом, над которым реет чайка.

    Нравится

    1. Спасибо огромное. Интересно было прочитать как здание переходило из рук в руки, и особенно про «сад камней».

      Нравится

      1. О переходе здания театра из рук в руки я нигде не встречал отдельных статей или книг. написал все по памяти, так как в 80-е годы часто ходил во МХАТ, причем на все 3 сцены. О саде камней написал тоже по памяти: о здании театра была статья в журнале Архитектура СССР, а также в книге Анисимова «Театры Москвы» издательства Московский рабочий».

        Нравится

      2. Да-да. Про театры очень мало информации, точнее она разрозненная и надо собирать по крупицам, где что слышал или читал. Даже странно. Я не знала, что это так, пока не начала интересоваться историей зданий, в которых когда-либо были московские театры.

        Нравится

      3. Именно по крупицам! Впору жалеть, что не вел с свое время записей: хотя бы хронология осталась, ведь с годами, увы, что-то забывается. Вот к примеру: в конце 80-х или начале 90-х (сейчас к сожалению не помню) театр Вахтангова закрыли на полную реконструкцию, и он целый сезон работал в ДК им. Горбунова в Филях. Каково — театр Вахтангова на Горбушке!

        Нравится

      4. Да. Надо было все-все записывать. Но, повторюсь, даже в голову не могло придти, что это нигде не фиксируется, и нет достойных работ по этому вопросу. Наверное, в мемуарах актеров можно найти такую информацию. Про театр Вахтангова не знала, хотя помню, что он был закрыт в свое время.

        Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s