(no subject)

Посмотрели недавно фильм «Иванов» В.Дубровицкого… Не понравилось. Много ляпов, мелкий, крупных, которые отвлекают, раздражают, мешают. Хотели потом поговорить о Чехове, об «Иванове», а разговор вертелся вокруг того, что разозлило в фильме.
Фильм честно посмотрели до конца, все три часа и только из-за Серебрякова, вот он играл Чехова, и если бы режиссер не оригинальничал с декорациями, не пародировал (простите, воспроизводил) Тарковского, не портил фильм непродуманным монтажем и не жонглировал персонажами, фильм бы получился неплохой и не такой неоправданно длинный.
Может, быть своим фильмом режиссер пытался показать ту атмосферу, которая довела Иванова до самоубийства, тогда я согласна, такой кошмар кого угодно доведет, но концовка фильма скомкана и непонятна. «По ходу главный герой умер… Да?» — услышала я за спиной голос одного из наташкиных друзей. В это время на экране плыли пустые, ничего не выражающие лица выживших в этой истории актеров.
Зато решили перечитать «Иванова», а заодно уж и пьесу без названия, которая легла в основу фильма Михалкова «Неоконченная пьеса для механического пианино». Будем обсуждать.

Тортик

Сидим с Наташкой и вспоминаем, какой забабахали в июне пирог. Вот это была вкуснятина: клубника, собственноручно взбитые сливки и собственноручно изготовленные и выпеченные миндальные коржи. Видите, на фотографии половины торта уже нет, это мы его с такой скоростью ели, а потом вспомнили, что хорошо бы оставить хоть какую-то память о нем. Ммммм. Это, скажу я вам, было потрясающе вкусно. Жалко, что клубника сошла…
(рецепт у Юли Высоцкой взяли, и все получилось).