Смерть и немного любви

Умирают в Старице так же, как и пьют и любят: самозабвенно и с размахом. За 10 лет я видела только одни похороны, наш сосед упал и раскроил себе голову, это случилось летом, поэтому его смерть не потянула за собой череду других. Хотя нет. Его жена повесилась через год после этого. Был он жуткий пьяница, грубиян и злыдень, так казалось со стороны, но каждый день рождения он приносил ей букетик ландышей, за которыми вставал в пять утра и шел в неблизкий от нас лес.
А лет пять назад мы приехали весной и не нашли доброй четверти мужской половины деревни. Оказалось в эту зиму умер печник Серега. Печника этого все любили, у него были золотые руки, маленький сынишка, гулящая жена и хронический алкоголизм. Золотые руки позволяли ему зарабатывать хорошие деньги, все печи в нашей округе, включая сложную двухэтажную печку-шведку-голландку в доме у лешкиных родителей сложил он. Лешкина мама ждала его года два и никого не подпускала к кирпичам. «Я только Сергею могу доверить,» — говорила она. Два года понадобилось потому, что соседнее поле отдали под дачный поселок и Сергея просто заперли там «новые русские» и не отпускали пока он не сложил все печи. Алкоголизм не давал ему разбогатеть, и печник продолжал резъезжать по району на старенькой «Украине» с сынишкой на раме. Пил он до самоизумления вместе с женой, которую искренне и нежно любил. Когда Серега пропивал все и просыпался, он всякий раз обнаруживал, что жена ушла. Жена уходила не потому, что ей надоел пьяница-муж, а потому что в доме заканчивалась выпивка. Она уходила и загуливала с теми, кто предлагал ей еще. Сергей выходил из запоя, садился на «Украину» и ехал по деревням, разыскивая свою неспокойную любовь. Отчасти и поэтому так долго длилось бабы-Томино ожидание. Они возвращались домой вместе, жена сидела на раме велосипеда или они везли его вдвоем, держась за руль. Денег в доме уже не было и Сергей уходил делать очередную печь. Так повторялось из года в год, пока раз не приехав, мы обнаружили, что Сергея нет, он спился, а с ним ушла и добрая часть старичан. Вышло так, что когда его хоронили, народ на поминках топил в вине и дешевом самогоне свое горе. Когда один из гостей шел домой, он упал в сугроб и замерз. Когда хоронили его другой приятель ехал на велосипеде не кладбище и попал под трактор. И дальше, дальше, как домино.