Старица 30 апреля

Когда мы приехали, Старица была полна традиционным майским дымом и запахом жженой травы. По городу носились пожарные машины, спеша на пожары, которые устроили жители Старицкого района. «Сереж, зачем же ты траву поджег?» — спрашиваем мы нашего соседа. Соседу надо сказать около пятидесяти, он улыбается веселыми с искоркой голубыми глазами и попыхивая самокруткой говорит: «Да, штоб она маленько от дома отошла.» — «Сереж, а как же соседи? Ведь пожар может начаться.» — «А что соседи, соседи пущай за своими домами следят,» — улыбается он. Потом рассказывает, как поджег однажды траву, а ветер так хитро подул, что огонь обошел и чуть его дом не спалил. «Ох, и набегались мы тогда,» — с удовольствием вспоминает он.
Кроме пожарных машин 30 апреля по городу носилось еще много всякого транспорта. Во-первых, это были свадьбы. Первый теплый выходной, впереди два дня свободных, ну как тут не подсуетиться и не отпраздновать свадьбу. Город наш расположен на двух берегах Волги, загс находится на Ленинградской стороне, памятник героям-воинам с вечным огнем — на Московской, церковь — тоже на Московской ближе к вокзалу. Так что, если вам приспичило жениться, то надо несколько раз переехать через Волгу по мосту, который является главной составляющей трассы Тверь-Ржев и частью главных улиц города Старицы (улица Ленина переходит в улицу Володарского). Движение в городе никто не отменял, поэтому свадебные кортежи были похожи на вагончики, которые ехали за паровозиками. В роли паровозиков выступали фуры, если повезет, пожарные машины, если очень повезет, а, если не повезет — трактора. И вот эти составы носились по мосту, с одной стороны на другую, сигналили, теряли искусственные цветы, сыпали розовыми лепестками и гремели музыкой. Если такой состав двигался к ЗАГСу, то движение застопоривалось в сторону Ржева, потому что ЗАГС у нас находится прямо на улице Ленина, а если жених с невестой собирались возлагать цветы к вечному огню и фотографироваться, тогда стояла другая часть трассы, в сторону Твери, потому что вечный огонь горит сразу за мостом, на улице Володарского. Городские улицы оживлял еще местный рокер — паренек лет шестнадцати, носящийся по городу на новеньком красном легком мотоцикле. Его можно было встретить везде, он носился на бешеной скорости, вставал на дыбы, временами у него за спиной появлялась девушка, временами другая.
1 мая движение успокоилось и Старица погрузилась в свою обычную дремоту.

Джины

Сегодня на уроке арабского наряду с последними пятью трудно-выговариваемыми буквами алфавита и несколькими фразами типа пароль: «Утро доброе!» — отзыв: «Утро светлое!» мы узнали, что есть два типа джинов: джины-мусульмане и джины-немусульмане. Джины — это не черти, и не ангелы. Джины сделаны из огня, как люди из земли, а ангелы из света. Так вот джины-мусульмане они не плохие, как я поняла, а вот джины-мусульмане могут нашептать много пакостных вещей тем, кто их слушает и навредить. Джин-немусульманин называется шойтан.
Теперь учительница уходит и говорит нам по-арабски: занимайтесь хорошо (не могу пока воспроизвести). А мы ей в ответ: щукран! — спасибо.

Цирк с конями

В планах на «первые майские выходные» было много всего веселого, интересного и развлекательного, никто и не предполагал, что нам не будет скучно настолько.

Дальше следует история нескольких нескучных дней нашей жизни.

Начал все наш племянник Мишка, который в последний учебный день столкнулся с машиной прямо рядом со школой. Машина не очень медленно ехала, Мишка не очень осмотрительно выскочил ей наперерез. В результате машина получила вмятину крыла, водитель отделался легким или средней степени тяжести испугом и несколькими неприятными часами общения со скорой, которую он же и вызвал, ДПС и учителями школы, а Мишка как самая пострадавшая сторона получил двойной перелом голени и в качестве бонуса освобождение от экзаменов в гимназии. Первый пункт плана — отметить день рождения мишкиной мамы на даче мы вычеркнули. Мишка же лежит в рошалевском центре и скоро встанет на костыли, благодаря умелым врачам и новой дорогостоящей швейцарской технологии лечения открытых переломов.
До дачи мы ехали одни, маясь от жары и поедая будерброды, которыми запасся дед. По дороге у нас накрылся компрессор кондеционера, поэтому в деревню мы въезжали со страшным скрипом, грохотом и лязгом, так что Шерзод решил, что мы прилетели на вертолете. Хорошо, что я не знала, насколько серьезна поломка и чем это могло кончиться, а то мы бы не доехали. Теперь машина стоит в деревне и ждет компрессор, который неизвестно когда в Москве появится. Так что пункт плана — вернуться домой на собственной машине и пользоваться ею и дальше тоже вычеркнут.
Хорошо, что план приезда к нам в гости Иры был доблестно ею исполнен. Ура! Так же был претворен в жизнь пункт плана Иры вернуться домой на машине, потому что нас согласился довести Шерзод на старушке-Ауди, которая досталась ему в наследство от Улугбека. Эта старушка-Ауди отдельная песня, которую я еще не готова спеть, потому что сочинять матерные частушки я до сих пор не научилась.
Шерзод с успехом довез нас до дома, однако домой в Старицу ему вернуться было суждено нескоро. В первый же вечер выяснилось, что старушка-Ауди охромела и ей надо срочно поменять стойку заднего колеса. Мой любимый дядя Сережа согласился все починить с условием, что мы купим эту самую стойку, но это оказалось делом нелегким. В результате длительного использования старушка-Ауди приобрела много особенностей и усовершенствований, которых не могло быть у машины более молодой и обслуживавшейся в Ауди-сервисе. В результате весь вторник мы провели катаясь по Северо-Восточному Административному округу в поисках компрессора для Крайслера и злополучной эксклюзивной стойки для старушки-Ауди. Помочь нам согласился наш приятель и вечная наша палочка-выручалочка Юра. Стойку мы нашли только в Королеве, откуда Юра родом, зато Шерзод получил бесплатную обзорную экскурсию Северо-Востока нашей необъятной столицы с возможностью сфотографироваться на телефон у скульптуры Рабочего и Колхозницы, а также экскурсию секретного Королевского предприятия «Энергия», если я не ошибаюсь, без захода на территорию. «Он починит машину и поедет домой?» — спросил у меня Юра. «Да,» — наивно сказала я. — «Что ему здесь делать: на лифте я его покатала, Рабочего и Колхозницу показала, пусть едет.»
Дальше и начинается собственно цирк с конями, явившийся достойным продолжением «первых майских выходных».
Для полноты картины надо добавить Наташку, которую забрал с дачи мишкин папа Сережа и отравил суши. И пулеверизатор, который в интернете заказал дед, и который должны были доставить нам на дом как раз во вторник. Лешка на работе, Машка в школе, Наташку тошнит, я ношусь с Шерзодом и Юрой по СВАО, непрерывно звонит дед, узнать, где его пулеверизатор и когда же Шерзод его привезет, в промежутках я созваниваюсь с курьером, который везет пулеверизатор и уточняю время, когда я буду дома, Шерзод с трудом объясняет, что ему еще не хватает, чтобы починить машину — ну, кажется, все. К трем часам старушка-Ауди починена, Шерзод накормлен котлетами, я даю ему предпоследние инструкции, как доехать до Старицы, и мы с Машкой едем проводить его до Алтуфьевского шоссе, потому что даже высунувшись по пояс из нашего окна нельзя понять, как доехать до повота на трассу «Балтия». Мы с Машкой вылезаем из машины недалеко от последнего поста ДПС. «Переедешь через мост и повернешь так, чтобы ехать налево,» — даю я последние инструкции. Мы садимся на троллейбус и едем покупать ткань Машке на новый комбинезон, который она планирует шить после платья. Через десять минут звонит Шерзод и говорит, что едет не в ту сторону по «вот этой большой дороге, которую ты мне показала». Тогда я еще не поняла степени катастрофы. «Ничего,» — говорю я. — «Доедешь до Осташковского шоссе и развернешься». Через двадцать минут звонок. «Зина, я где-то стою. Тут едет автобус 774 и какая-то маленькая улица.»
Я не буду всего описывать, это продолжалось около часа. Выручили нас северо-восточные дворники, только их мог понимать Шерзод. Придя обратно к нам домой, он сказал: «Я не знаю, как я сюда попал.» Весь вечер он просидел в компьютере, смотрел на ютьюбе узбекские клипы и новости, а мы разрабатывали план второго запуска.
Сегодня утром он довез Лешку до работы, благо Москва еще спала, а потом мы с ним выехали на Тверскую-Ямскую и дули до «Водного стадиона». Раньше я вылезти не могла, потому что развязку около «Сокола» он бы не одолел. Вылезая из машины, я пожелала ему удачи: «Вставай в левый ряд и не сворачивай, пока не увидишь слова «Тверь»». Через три часа пришла СМСка: «Зина я приехал.»
Не обошлось, конечно, без юмора, потому что как раз в самый трудный момент между тоннелем на Волоколамку и поворота на Ленинградку позвонил наш дед и кричал в телефон: «Шерзод, ехай по трассе, встал на трассу и по ней ехай. Ты понял меня? Ты самое главное с трассы не сворачивай!» Пришлось уже мне отнять у Шерзода телефон и кричать в ответ: «Не отвлекай его, он уже все понял.»
Сейчас у меня есть силы только сидеть и шевелить пальцами рук, что я собственно и делаю.