(no subject)

Я люблю этот отрывок из «Александрийского квартета». Он мне нравился у Михайлина, нравится у Даррелла. Теперь, попробовав его перевести, я поняла, что он глубже, чем я себе представляла. И что я еще не раз и не два вернусь к нему.

I am thinking back to the time when for the four of us the known world hardly existed; days became simply the spaces between dreams, spaces between the shifting floors of time, of acting, of living out the topical… A tide of meaningless affairs nosing along the dead level of things, entering no climate, leading us nowhere, demanding of us nothing save the impossible — that we should be. Justine would say that we had been trapped-in the projection of a will too powerful and too deliberate to be human — the gravitational field which Alexandria threw down about those it had chosen as its exemplars…

Мысленно я возвращаюсь назад, в то время, когда для нас четверых известный мир едва ли существовал: дни становились просто промежутками между снами, промежутками между сменящимися этажами времени, представлений, сиюминутных переживаний. Поток бессмысленных дел, выуженных из однообразия, не относящийся к климату, ведущий нас в никуда и не требующий от нас невозможного — оставаться такими, как мы должны быть. Жюстин скажет потом, что мы были пойманы в капкан проекции воли слишком могущественной и слишком преднамеренной, чтобы быть человеческой — в область тяготения, которую Александрия распростерла на тех, кого она выбрала своими представителями…

Здесь есть отсылка к Шопенгауэру «Мир как воля и представление», есть отсылка к Энштейну и теории относительности. Честно должна признаться, что это мне сказал Лешка.

Насколько я права в своем переводе? Он не так красив, как привычный перевод из русского издания. Что за этажи времени?

«living out of topical» … какое-то переживание актуальности… можно ли сказать сиюминутные переживания?
Можно ли заменить это на фразу «жизнь вне пространства», как это сделал Михайлин? Меня вообще подмывает вставить сюда и его перевод тоже. Потому что надо разобраться: представители или подопытные кролики — герои этого романа…