Об особенностях национального перевода и греках-демотах

Может быть, я достала вас «Александрийским квартетом», тогда просто не читайте то, что будет под этим тегом. Я хочу разобраться, хочу понять. Мы с Лешкой читаем эту книгу уже несколько лет, обсуждаем, находим что-то новое. Она вполне достойна книги в два раза толще, чем она сама, с комментариями. Сегодня я буду просто ругаться на перевод, ну и так, мысли напишу, свои и Лешкины. Для справедливости скажу, что я читала Квартет именно в переводе, получила массу удовольствия, но, начав читать его на английском, запнулась на первой же странице.

«Как рассказать о нем — о нашем Городе? Что скрыто в слове «Александрия»? Вспышка — и крохотный киноглаз там, внутри, высвечивает тысячу мучимых пылью улиц. Мухи и нищие царствуют там сегодня — и те, кто в состянии с ними ужиться.
Пять рас, пять языков, дюжина помесей, военные корабли под пятью разноцветными флагами рассекают свои маслянистые отражения у входа в гавань. но здесь более пяти полов, и, кажется, только греки-демоты умеют их различать. Обилие и разнообразие питательных соков для секса, возможностей, которые всегда под рукой, ошеломляет. Никогда вам не ошибиться, приняв эти места за счастливые. Символические любовники свободного эллинского мира канули в Лету, теперь здесь цветут иные травы, эфирные фигуры, тонко скроенные на манер андрогинов, обращенные на самих себя, на самих себя обреченные. Восток не способен радоваться сладостной анархии тела — ибо он обнажил тело. Я помню, Нессим однажды сказал (мне кажется, он цитировал), что Александрия — это гигантский винный пресс человеческой плоти; те, кто прошел через него, — больные люди, одиночки, пророки, я говорю об искалеченных здесь душах, мужских и женских.
(Перевод «Александрийского квартета» В.Михайлина)»

То, что хотел сказать Л.Даррелл:

Capitally, what is this city of ours? What is resumed in the word Alexandria? In a flash my mind’s eye shows me a thousand dust-tormented streets. Flies and beggars own in today — and those who enjoy an intermediate existence between either.
Five race, five languages, a dozen creeds: five fleets turning through their greasy reflections behind the harbour bar. But there are more than five sexes and only demotic Greek seems to distinguish among them. The sexual provender which lies to hand is staggering in its variety and profusion. You would never mistake it for a happy place. The symbolic lovers of the free Hellenic world are replaced here by something different, something subtly androgynous, inverted upon itself. The Orient cannot rejoice in the sweet anarchy of the body — for it has outstripped the body. I remember Nessim once saying — I think he was quoting — that Alexandria was the great winepress of love; those who emerged from it were the sick men, the solitaries, the prophets — I mean all who have been deeply wounded in their sex.

Я попробовала перевести.

Самое важное, какой он, наш город? Что заключает в себя слово Александрия? Мгновенно перед мысленным взором встают тысячи мучительно-пыльных улиц. Мухи и нищие властвуют там сегодня, и те, кто наслаждается жизнью среди них.
Пять рас, пять языков, дюжина убеждений: пять флотилий вращающихся сквозь свои сальные (маслянистые) отражения за портовой чертой. (за пределами гавани)
Но здесь больше пяти полов и только простонародный греческий, кажется, может назвать их. Доступная сексуальная пища ошеломляет разнообразием и изобилием. Вы не ошибетесь назвав это место счастливым для нее. Символические любовники свободного (легкого) Элинского мира заменены на что-то другое, на что-то более утонченно-двуполое, погруженное в себя. (вывернутое из себя)
Восток не может наслаждаться сладостной анархией тела — он предвосхищает тело.
Я помню, Нессим однажды говорил — я думаю, он цитировал — что Александрия была великим винным прессом любви, те, кто проходили через него, становились раздосадованными людьми, отшельниками, пророками — я имею в виду всех, кто глубоко ранен сексом. (страстью)

Я понимаю, что я не бог весть какой переводчик, но в первом переводе вообще потерян смысл многих фраз. А ведь этот отрывок — увертюра ко всему роману, где встречаются пять рас, пять языков, религий и полов. Где люди теряются в сексуальных влечениях и предпочтениях, где любовь властвует над политикой, дружбой, предательством, где люди теряются в отношениях, страстях, и где обессиленные и истощенные они вырываются из Города отдохнуть от этой круговерти страсти, а потом опять вернуться, чтобы испытать боль поражений и неменьшую боль побед.

Кстати получается, что у Даррелла вообще нет флотилий, флотов, как таковых, а это образ вероисповеданий, или я неправильно поняла значение двоеточия после creeds:

И опять же про греков-демотов. demotic Greek — это простонародный греческий язык, на который как раз переходила Греция, освобождаясь от тяжелого, устаревшего Древнегреческого языка (как же он называется?). Это язык Кавафиса, язык, на котором разговаривала Мелисса.
про него целая статья в Википедии http://en.wikipedia.org/wiki/Dimotiki
И еще одна огромная статья, которую читает Лешка.

Автор: madiken

Москва-Старица и немного Валенсии

Об особенностях национального перевода и греках-демотах: 56 комментариев

  1. Древнегреческий имел несколько периодов и диалектов: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D1%80%D0%B5%D0%B2%D0%BD%D0%B5%D0%B3%D1%80%D0%B5%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D1%8F%D0%B7%D1%8B%D0%BA Сейчас очень плохо переводят литературу. И художественную литературу лучше читать в оригинале если можешь. Об этом много пишут в литературных кругах. И переводчики перевелись и времени на перевод книги дается в разы меньше. Яркий пример, когда вышла первая книга про Гарри Поттера, она была совсем не известна. И года 4 никто ей не увлекался. Ее перевела одна переводчица, сейчас нет под рукой этой книги, которая сделала это блестяще. Потом началась Поттеромания и все последующие книги пекли два переводчика с ужасным переводом. По-этому мои дети читали примерно с третьей книги их по-английски, когда они выходили, потом по русски и плевались. А с 4-5 уже совсем по русски не читали, я их для себя покупала:):) Заодно они язык выучили:)

    Нравится

    1. Я думаю, дело во времени. Второпях такой роман не переведешь. Гарри Поттера перевели плохо, только первую книгу можно считать за литературу, остальное — макулатура. Как она могла Хедвига на Буклю заменить? Этого я вообще не понять, не простить не могу. Это хамство. Такое неуважение к тексту недопустимо, но там хотя бы сохранен смысл предложений, фраз. А здесь? О чем он? Какие разноцветные флаги? Какая Лета, где она в тексте? Какая трава на месте эллинских любовников? И кто такие, черт возьми, греки-демоты? Идиотизм!

      Нравится

      1. Я нахваливала. Так то детектив, там ничего особенного наколбасить нельзя. Вот мы в детсве читали «Карлсона», и знали, что он собирался есть у Малыша «жареную колбасу». И мы думали, что это обыкновенная докторская колбаса, которую Малыш хотел пожарить для друга. А недавно вышел перевод, так там Карлсон ест самую популярную шведскую фалунскую колбасу, которую все шведские дети знают, а мы — нет. Но это смысла текста не меняет — колбаса и колбаса. а вот заменить двуполые существа на траву и эфирные фигуры, а простонародный греческий язык на греков-демотов — это уже странно.

        Нравится

      2. Ясно. С греками не знаком, а демотов знаю. Они демотивированные такие. В общем, хорошо, что я не поддался и не купил Ларсена, полистал его, почитал какие-то списки контор, страниц так на дцать. И не стал. А вот Даррела купил.((

        Нравится

      3. Это демотиваторы :))) Даррелла читай. В конце концов в России все знают Михайлинского Даррелла. А я потихоньку буду его переводить по-своему, потом сравним 🙂 А Ларсена я с удовольствием прочитала, такой драйв.

        Нравится

      4. Какого-какого? Я тока этого знал раньше, который зоопарк в саквояже.

        Нравится

      5. В багаже. А какого ты Даррелла купил? Я про Ларри, а ты, видать, про Джери… Есть Джеральд Даррелл, который основал зоопарк, написал кучу прикольных книг про зверей и две книги про зверей и родственников. Среди этих родственников был Лоуренс Даррелл — старший брат Джеральда, который известен всему миру, как занудный брат «Ларри», вечно заставляющий Джери учиться и мешающий ему наводнить дом всякой живностью. Джери ты можешь читать в любом переводе, в конце концов ловить зверюшек можно с любыми прилагательными. Михайлин — переводчик Лоуренса Даррелла. И все читают Михайлинского Даррелла. Ну как Пастернаковского Шекспира. Это, конечно, не Шекспер, но на безрыбье… Хотя переводить Ларри врагу не пожелаешь. Я сегодня вот этот маленький кусочек часа три переводила, и до сих пор недовольна :))

        Нравится

      6. Я тебе потом дам почитать, или могу сейчас, потому что у меня пока на другое планы. А где, не помню. В какой-то палатке.

        Нравится

      7. Я могу и сейчас, и потом. Как удобнее. Ах, я такая противоречивая вся.

        Нравится

      8. Ну, как будете у нас на Колыме, милости просим.)) Надо где-то пересечься. Пн, ср, чт я рассекаю по столице. Основные точки — Цветбуль, Новослободская, Беговая.

        Нравится

      9. Лучше вы к нам… :)) На коне? Я в понедельник могу куда-нибудь подгрести. На Цветбуль, например.

        Нравится

      10. Ты прям его переводить будешь?? Ух ты…. Там очень непростой текст, ведь надо не только язык знать, но и суметь на русском сказать

        Нравится

      11. Вот я и мучаюсь :))) Поэтому всех англоговорящих зову и предупреждаю, что это территория медленного чтения :))))) Зато у меня есть книжка с фотографиями Александрии 1930-х годов, я когда буду лениться, буду картинки сканировать 🙂

        Нравится

      12. здорово. Я как раз подумала, что сюда надо постить об Александрии 🙂

        Нравится

      13. Да-да. Даррелла, Александрию. Я взялась книгу читать, только когда на фотографии города посмотрела :))

        Нравится

    1. ой, я тут Ларсена на хорватском начала читать и параллельно сравнивала со шведским. Надо сказать, что хорваты-молодцы, очень качественный перевод сделали.

      Нравится

    1. Я лет в 15-17 зачитывалась. Сейчас уже спокойнее отношусь, хотя «Моя семья и другие звери» мне нравятся. Машка этим летом читала, а я у нее подглядывала.

      Нравится

      1. Ну, вот не впечатлил он меня, ни в децве, ни потом. Хэрриот на голову выше. И ещё Дорин Тови. Или Б. Гржимек.

        Нравится

      2. А я с ними незнакома. Если они про животных писали, то я понимаю почему. Я про животных ничего не читала. Даррелла я за писателя-анималиста не воспринимала, поэтому он остался единственным в этом роде автором для меня.

        Нравится

  2. Мне показалось, что это просто подредактированный машинный перевод. Ни один филолог не сделает таких ляпов. А Греческий демотик здесь имеет принципиальное значение. Он был пришел на смену искусственному «катаревоза» (за транскрипцию не ручаюсь)и в каком-то смысле был символом греческого патриотизма. Кавафис, обожаемый писателями был крайне неудобной фигурой для греческих патриотов. Его гомосексуальность плохо сочеталась с идеями Греческой Православной Церкви, но и не замечать его было невозможно. Сам Кавафис, будучи православным, с трудом уживался с собой. И в одной фразе про греческий демотик Даррелл задает очень важный контекст, который потом развернется в романе. Ну и безусловно ирландская ирония…

    Нравится

    1. Давай мы греческий демотик будем называть простонародным греческим, а то опять будет недопонимание. Кавафис, Мелисса. Там в тексте есть замечательные слова о греческом Мелиссы. Надо найти.

      Нравится

  3. не, дюжина убеждений здесь не подходит. Это все-таки религиозные верования имеются в виду. Вот определение Британики creed, also called confession of faith, an authoritative formulation of the beliefs of a religious community (or, by transference, of individuals). The terms “creed” and “confession of faith” are sometimes used interchangeably, but when distinguished “creed” refers to a brief affirmation of faith employed in public worship or initiation rites, while “confession of faith” is generally used to refer to a longer, more detailed, and systematic doctrinal declaration. The latter term is usually restricted to such declarations within the Christian faith and is especially associated with churches of the Protestant Reformation. Both creeds and confessions of faith were historically called symbols, and the teachings they contain are termed articles of faith or, sometimes, dogmas. The role of belief within religion is interpreted differently in the various empirical disciplines and by the proponents of particular theological or philosophical positions. Traditionally, it has been considered the primary factor in religion, but some modern scholars often regard beliefs as rationales for ritual, that is to say, as secondary expressions of religious experience or as a posteriori ideological sanctions for social and cultural patterns. The present article follows a current anthropological and sociological tendency to define religion as a symbolic system in which ideas and their concomitant attitudinal aspects and actions provide to an individual or group a model of itself and its world. From this perspective, every religion involves distinctive views or beliefs regarding the nature of ultimate reality.

    Нравится

    1. Да. Тут получаются верования… И по тексту здесь религии, верования больше подходят. Их в романе дюжина, не меньше. Я с флотами не могу разобраться. Они сами по себе, или это алегория религий. Двоеточие смущает.

      Нравится

  4. Зина, а где во фразе о пяти флотах ты увидела «несмотря на» — ? Английский я осваиваю весьма постепенно, и вот интересуюсь.

    Нравится

    1. though — несмотря на, тем не менее, однако же. Я выбрала несмотря на, но этот кусок с флотами меня целый день мучает. Буду рада редакциям 🙂

      Нравится

      1. Нет, там «through». Turning through = проходя через что-то, пересекая, рассекая. Здесь переводчик поступил корректно.

        Нравится

      2. Точно! Ой, Кость, спасибо. Невнимательность. Я три раза пробовала перевести с through, а потом просто r потеряла. Подтасовка фактов налицо. Как же эти флоты переворачивались через свои сальные отражения ума не приложу…

        Нравится

      3. …другое дело, флоты у него «под разноцветными флагами», чего в оригинале нет. Но учитывая «a dozen creeds» — видимо, хотел как-то обозначить и подчеркнуть разность мировоззрений (ну или верований), да перестарался 🙂

        Нравится

      4. Я уже решила к переводчику не цепляться. Перевел и перевел, спасибо. Флаги и греки-демоты пусть остаются на его совести, он старался, хотел, как лучше. Просто интересно же узнать, как на самом деле было. Книга интересная, полная историй, знаний, событий. Буду по ней английский учить и вас развлекать. А ты, если я опять буду подтасовывать слова, мне говори, а то я тоже увлекусь и перестараюсь :)))) Вот мы сегодня с Лешкой всю дорогу до работы спорили конфессии там, или религии, или убеждения. Решили словарь синонимов купить.

        Нравится

      5. Ну вы сильны в 6 утра еще и философско-исторические споры вести!!! Я выпала в осадок:)

        Нравится

  5. О, да! «Греки-демоты» (как долго я рыл и-нет, прежде чем обратился к оригиналу, пытаясь понять, что же имел в виду Даррелл — ну не «граждан» же, ей же ей!). И эти, не пойми откуда взявшиеся «помеси», вместо вероисповеданий, коих в даррелловской Александрии и впрямь было не менее дюжины, и много- и разнообразие которых для повествования, для полной картины Вселенной по имени Александрия, столь важны (копты, армяне, православие греческое, иудаизм, ислам, суфии, католики, протестанты, и, конечно, незримо присутствующие повсеместно гностики и адепты разных прочих тайных учений).

    Нравится

    1. а женщины, гадающие на кофе, высматривающие в кофейной гуще свою и чужую судьбу, ищущие будущее, забыв об окружающем их мире. И только оклик любимого способен отвлечь их. Нам греки-демоты дались достаточно легко. Насчет вероисповеданий я засомневалась в последний момент, потому что вероисповедания даны как the Creeds, а здесь скорее «убеждения». Ох уж этот Лаоуренс, так любящий словарь синонимов больше, чем Библию! Присоединяйтесь к нам. Я попробую переводить кусочки, и мы будем понимать Даррелла вместе. Без Ваших комментариев, я боюсь, мне не осилить. Это будет просто хобби, просто любовь к роману, который ждет праздного читателя с неограниченным временем.

      Нравится

      1. Это Джойс ‘…that ideal reader suffering from an ideal insomnia’ James Joyce (1939) “Finnegan’s Wake” Faber and Faber

        Нравится

      2. Придется мне учить аглицкий:((( А то скоро я вас совсем понимать не буду. И будет у меня чувство что я вернулась в Керри:)

        Нравится

      3. Ир, прости! «…идеальный читатель страдает идеальной бессонницей» Джойс, Поминки по Финнегану

        Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s