Старицкий вестник

Поскольку я вообразила себя рупором Старицкой жизни и выносителем ее в ЖЖ-пространство, то позволю себе сделать обзор старицкой посленовогодней прессы. В субботу мы пили чай у лешкиных родителей и я провела время с огромным удовольствием изучая «Старицкий вестник», который они выписывают. На самом деле, будь моя воля, я бы его распространяла в Москве, как газету, поднимающую настроение, и укрепляющую жизненные силы. В январских передовицах сообщалось о приезде Христенко, он традиционно посетил монастырь и еще какой-то нанотехнологический завод. В милицейских сводках писалось о вреде алкоголизма, приводились цифры, сколько людей полегло после новогодних праздников просто от выпитого, а так же от действий, связанных с распитием алкогольных напитков. Цифра ужасала, она превышала число жертв Домодедовского теракта, и это только Старицкий район. В одной из газет был рассказ о доблестных старицких МЧСовцах. Обычная история «муж пошел в лес за елкой», а дальше как в мультике. Мультик детский, поэтому там не говорится, что муж пошел после того, как жена накормила его щами и он запил это согревающим напитком (или сначала выпил, а потом закусил щами). Через несколько часов муж отзвонился жене, что заблудился, упал в речку, замерз и когда придет не знает, задерживается вобщем. Жена тут же позвонила в МЧС, и МЧС выехала на поиски пострадавшего и продолжающего страдать где-то в лесу односельчанина. Поездив по его следам, МЧС догадалось, что муж ходит по кругу и петляет, не останавливаясь. МЧС решило затаится и подождать, и точно — через некоторое время на свет фар вышел мокрый, уставший муж. Дальше так: «Гражданин от медицинской помощи отказался, заявил, что дойдет до дома самостоятельно. Операция по спасению была объявлена успешной.»
Больше всего я люблю последнюю страницу «Старицкого вестника». Там обычно печатают стихотворные поздравления с юбилеями и объявления. В этот раз порадовало предложение «Продам козу на мясо». То есть просто так ее купить было нельзя, только с условием, что она не выживет. Там, наверное, расписку брали, что мы ее не будем растить, холить и лелеять, так она им надоела. Можно купить трактор, картошку крупную, картошку мелкую, дрова, надувную лодку и продать аккумуляторы за 15 рублей килограмм.
Надо, надо его в Москву выписать.

(no subject)

На выходных съездили в деревню. Так захотелось свежего воздуха, белого снега, выспаться в большом доме, запастись свежими куриными яйцами и познакомиться с Шерзодом.
Волоколамск и окрестности завалены снегом. Наверное, вся снежная туча обвалилась именно там. Выстояли только ели, остальные деревья просто лежат, согнувшиеся под снежной периной. Березы наклонились над дорогой, как узбекские невесты на свадьбе. Об узбекских невестах чуть позже, а ехать было красиво. Мы пытались это все сфотографировать, но фотографий показать не могу, потому что фотоаппарат забыли на даче.
Дома нас встретила благодать и чистота. Мы наелись сосисок, запили их пивом. Мне перепала бутылочка доброго англиского эля. Так я и не поняла, чем эль отличается от пива, но сам факт, что это эль меня почему-то забавлял. А вечером мы завалились смотреть кино и пить кальвадос, то ли у меня бурная фантазия, то ли он и правда обалденно пах яблоками.
На следующий день мы пошли гулять, город весь в сосульках, можно открывать выставку «Старицкий вьюговей» и устраивать экскурсии. По дороге через мост встретили знакомую учительницу литературы и мило с ней побеседовали. Она стояла на одной стороне моста, мы на другой, хорошо, что движение в старице не такое активное и поговорить удалось достаточно долго. Обычно она что-то шепчет на ухо и никогда не повышает голоса, но, тут уж делать нечего, пришлось перекрикиваться.
Вечером смотрели записанную на диск свадьбу старшего барат Шерзода. Они не ходили не в загс, ни в мечеть, просто гуляли по городу. Он в костюме, она в прекрасном, просто сказочном белом платье и фате. Шла, низко слонив голову, и кланялась, кланялась всем встречным, памятнику Абу ибн Сине, который родился в одной деревне с Ширзодом. Молодожены ездили по деревне, заходили к ней домой, потом гуляли в ресторане со всей деревней, а невеста не поднимала глаз и все кланялась низко-низко. Так я ее толком и не рассмотрела.
Интересно, как они к ней домой на женскую половину заходили. Впереди шла женщина и пела по бумажке сутры на арабском, за ней молодые: он в тюбетейке, она в чадре, над их головами другие женщины держали по две лепешки, а его мама несла перед ними большое зеркало, чтобы они в него вдвоем смотрелись. Так их проводили за занавески, и оставили на какое-то время. Потом все поехали в ресторан. Жениху подарили халат, тюбетейку, вокруг тюбетейки повязали празничную чалму, и все мужчины совали под чалму денежки. А невести дарили платки, покрывала, отрезы ткани, платья и так далее, а она всем кланялась. Гости вешали подарки на плечо женщины, которая рядом с ней стояла. Очень интересно.

За ужином строили планы, как будем отдыхать весной, летом. Шерзод показывал фотографии их хозяйства. У них, оказывается, и бараны, и коровы, и птицы разные живут. В прошлом году их бык занял первое место в Узбекестане по весу. Такого огромного быка я в жизни не видела, разве что на ВДНХ в виде памятника. Он выше хозяина на целую бычью голову. Теперь у Лешки куча сельскохозяйственных планов, и выращивание быка-чемпиона Тверской области — это, пожалуй, самый из них безобидный.

Приехали домой. Ощущение как будто мы неделю где-то отдыхали.