(no subject)

Как-то все совпало. Я читаю про 1920-е, путаюсь с советской действительностью, ВХУТЕМАСом, Цветаевой, конструктивизмом, Ахматовой, про которую я купила сериал «Луна в зените», и который мы смотрим вместе с Наташкой, которая наконец-то заинтересовалась серебрянным веком, и которая слушает Арбенину, и Земфиру (что пугает меня гораздо больше, чем ее заинтересованность в серебряном веке). Я завалена книгами со стихами Гумилева, Георгия Иванова, и статьями о Мельникове. Во френдленте у меня монументальная пропаганда, в голове «Повесть о Сонечке» и «Все мы бражники здесь, блудницы…», а из соседней комнаты Сурганова.

Аллея Ильича

Вчера вспомнилась Аллея Ильича.

Хотели в начале 1930-х сделать в Москве такую улицу. Она должна была пройти от Манежной площади по Остоженке, а затем точно по трассе нынешнего Комсомольского проспекта, сметая на своем пути старую застройку Охотного ряда, церкви, Дом Пашкова, Храм Христа Спасителя. Вобщем остается только радоваться, что этого не случилось, точнее случилось наполовину. Храм Параскевы Пятницы, и Храм Христа Спасителя снесли, квартал Манежной площади снесли. Можно подсчитывать потери, а можно радоваться оставшимся на месте зданиям Университета, Дома Пашкова и отеля «Петергоф». До нынешнего времени можно было даже радоваться Манежу и сохранившейся Остоженке.

Аллея Ильича начиналась на пересечении улицы Горького и Охотного ряда. За звание дома, «который открывает Аллею Ильича» боролись гостиница Моссовета и Здание Совета труда и обороны.

Здание Совета труда и обороны (он же СНК СССР, он же Совет Министров СССР, он же Госплан СССР, он же Государственная Дума Российской Федерации). Возведено в 1932—35 по проекту архитектора А.Я.Лангмана. Для наружной облицовки здания использовался известняк, взятый из обломков взорванного храма Христа Спасителя. Новый корпус, со стороны Георгиевского переулка, построен в 1967 по проекту архитектора Л.Н.Павлова.

Гостиница Москва построена по проекту архитекторов А.В.Щусева, Л.Савельева, О. Стапрана в 1932-1938 гг. и разрушена в 2003-2004 гг.

В 1934 году на будущей Аллее Ильича вместо церкви Георгия на Красной горке появляется жилой дом архитектора И.Жолтовского.


проект из журнала popala_sobaka

Интересно, что они строили здания не по порядку. Как дом Жолтовского был втиснут между Националем и зданием Университета.
В это же время появляется здание библиотеки им.Ленина.


Из журнала cocomera

Так дом 10 в Мансуровском переулке тоже считается домом Аллеи Ильича.

Заканчивалась Аллея Ильича на Ленинских горах. По замыслу авторов проекта реконструкции Москвы 1935 года, Ленинские горы становились основным местом отдыха москвичей. «Представьте себе массовый праздник в социалистической Москве, когда десятки тысяч отдыхающих пролетариев будут проходить по аллее Ильича, ликовать на полях массовых действ, отдыхать на воде. Воздушная подвесная дорога несет все новые и новые партии москвичей над Москва-рекой на зеленые Ленинские горы, откуда открывается волшебная панорама новой Москвы, уже без блестящего медного купола храма Спасителя, но с возвышающимся силуэтом из металла, бетона и стекла — величественного здания Дворца Советов», — восторженно писали в 1935 году.


1957 год

Примерно этого они и добились. Коробочки и никаких куполов.

Музей "Огни Москвы" под угрозой

Originally posted by dedushkin1 at Музей "Огни Москвы" под угрозой

Очень будет жаль, если интереснейший музей «Огни Москвы» будет вынужден закрыться!

Если кому-то небезразлична судьба музея — сделайте следующее:
1. Зайдите на оф.сайт Правительства Москвы (http://www.mos.ru), нажмите в верхнем меню ссылку «Обращения в Правительство Москвы».
2. Согласитесь с приведенными условиями, нажав под их текстом «Да».
3. Нажмите «Обращение физического лица».
4. Честно и аккуратно заполните свои личные данные в форме обращения, не забудьте указать и E-Mail.
5. Укажите в поле «Суть вопроса» тему обращения: «Судьба музея «Огни Москвы» в связи с передачей занимаемого здания в федеральную собственность».
6. Вставьте приведенный ниже текст в поле «Содержание обращения», или напишите свой. Не стоит писать ругательных, некультурных и т.д. обращений. Постарайтесь писать по делу.
7. Нажмите «Отправить».

Подробности там же.

И дополнительные подробности на сайте музея.
И ещё подробности.
Об экспозиции музея (фото оттуда же).

24 ноября с.г. в 15:00 в помещении музея будет проведена пресс-конференция.

Вот не понятно мне, почему ради одного хорошего дела — открытия нашего несчастного московского планетария — надо губить что-то другое, хорошее и полезное?

Жалко будет, если закроют, я так туда и не сходила…

Институт им.А.П.Шелапутиной

О создании Акушерской и гинекологической клиники я уже писала.

Однако в начале 90-х годов XIX века встал вопрос о недостаточной подготовке гинекологов и тогда в 1893 году на средства П.Г.Шелапутина был заложен Гинекологический институт или Института усовершенствования гинекологов им.А.П.Шелапутиной. Он занял угол Большой Пироговской улицы и Олсуфьевского переулка. Архитектором института был Р.И.Клейн.

П.Г.Шелапутин — известный московский благотворитель и меценат, основатель Балашихинской мануфактуры. На рубеже XIX и XX веков говорили: "Богатый, как Шелапутин" или "угостить по-шелапутински".


П.Г.Шелапутин

На средства П.Г.Шелапутина в Москве было построено "несколько школ, ремесленных училищ, реальное училище, гимназию, мужской педагогический институт, женскую учительскую семинарию, приют для увечных сирот". На всех этих зданиях красовалась надпись: «Посильный дар родине», чей это дар упомянуто не было.

Интересно, что Институт Шелапутин создавал имея в виду именно доктора В.Ф.Снегирева . В каждой клинике был определен главный врач, но это был особый случай.


В.Ф.Снегирев

Ещё будучи молодым человеком, Павел Григорьевич плыл однажды на пароходе, где обратил внимание на юнгу, который был чем-то сильно расстроен. Юноша рассказал, что хочет учиться «на врача», но из-за отсутствия средств не может осуществить мечту. Это и был Снегирёв. Павел Григорьевич забрал его к себе, дал образование, послал учиться за границу. В.Ф.Снегирев стал профессором Московского Университета, главным врачом акушерской и гинекологической клиники, выдающимся доктором.

Павел Григорьевич Шелапутин был также председателем Попечительского совета института, регулярно выделял средства на его содержание. Кроме того, по его инициативе при клиниках Московского университета было учреждено Благотворительное общество помощи бедным больным, престарелым слушателям, сиделкам и их семьям. Павел Григорьевич состоял почётным членом этого общества, он внёс крупный вклад для его основания и был казначеем этого общества.

Гинекологическому институту П.Г.Шелапутин присвоим имя своей матери Александры Петровны Шелапутиной. В 1851 году она осталась вдовой с шестью детьми на руках, младшему тогда было 4 года, самой Александре Петровне — 32 года. Она не опустила руки, занималась детьми, их воспитанием, образованием, вышла второй раз замуж. Вторым мужем Шелапутиной стал Д.П.Калашников, который принимал активное участие в воспитании детей. Дочери удачно вышли замуж, молодые люди возмужали, женились. У самого П.Г.Шелапутина было пятеро детей, но все они умерли раньше отца. Потеря жены и детей сыграло, возможно, были причиной столько щедрого меценатства. Около 8 миллионов, если не больше потратил Петр Григорьевич на благие дела.

Помимо великолепного здания П.Г.Шелапутин пожертвовал Институту гинекологии капитал в 100000 рублей, позволивший этому учреждению стать одним из лучших в Европе в данной области. И впоследствии Павел Григорьевич не забывал об Институте – он пожертвовал профессору В.Ф.Снегиреву 40000 рублей на покупку нового лекарственного средства – радиоактивного радия для лечения больных.

К 1903 году вся нечетная сторона Трубецкого переулка была застроена шелапутинскими зданиями.

На углу с Оболенским переулком находилась 8-ая мужская гимназия с пансионом на 80 воспитанников (архитектор Клейн). 25 ноября 1901 года в гимназии осветили храм во имя св. Григория Богослова в память сына Шелапутина — Григория. Рядом с гимназией — здание бывшего Педагогического института (№ 16). Сейчас в нем располагается военная прокуратура. Институт был открыт в 1911 году, при нем были музей и реальное училище. Комплекс построек возведен архитектором Клейном в честь другого сына Шелапутина — Анатолия.

После Великой Отечественной войны для клинического Института акушерства и гинекологии им.В.Ф.Снегирева при Академии им. И.М.Сеченова на Девичьем поле переехал в более крупное здание, а в освободившемся здании разместился Институт по изысканию новых антибиотиков им.Г.Ф Гаузе Российской Академии медицинских наук.


"Олсуфьевский переулок" Художник Филипп Кубарев

Со временем имя Шелапутина забылось. Уже никто не говорит "шелапутинская щедрость", его не помнят, как помнят Морозовых и Мамонтовых, а ведь это был один из достойнейших людей своего времени.

На закате этот купол очень хорош. Жалко будет, если его закроют.

О Шелапутиных

Вестибюль

В записке с расценками внутренних помещений I и II этажей Музея Изящных Искусств имени Императора Александра III при Московском Университете от 18 февраля 1898 года И.В.Цветаев писал: «Что касается стоимости парадной лестницы, проектируемой с ионической колонадой наверху и дорическим вестибюлем, то она будет определена впоследствии, в связи с вопросом о материале, из которого лестница будет делаться.»
По первоначальному замыслу главная ось Музея: вестибюль — парадная лестница — Центральный зал — оформлялись ордерами в историческом порядке и имели учебное назначение. Так вестибюль Музея предполагалось сделать более древним стилем — дорическим, лестница украшалась ионическими колоннами, а Центральный зал — коринфскими.

Но уже 5 ноября 1898 года Цветаев пишет Нечаеву-Мальцову: «С Клейном мы мечтаем о египетской обработке вестилюля с его 4 большими четыреугольными столбами. Прежде мы думали о дорическом характере отделки этого вестилюля; но теперь помышляем о египетском: пусть он открывает историю искусств и ведет к Вашему залу. Как было бы хорошо имитировать во входе в этот зал древнеегипеский пилон, выкладкой его из кирпича или даже декоративной живописью. Как пилоны служили фасадами египетских храмов, так этот живописный или штукатурный пилон ввдил бы 1-й зал Музея.»

Храм в Эдфу
«Храм в Эдфу» на Яндекс.Фотках

Входной пилон, изображенный на фото, второй по величине в Египте после Карнака.

портик
«портик» на Яндекс.Фотках

В том же письме Цветаев восторгается даром Нечаева-Мальцова, присланного им из Египта: «Не бывши в Египте сам и не видавши таких отлиных копий даже и в Берлине, при всем богатсве тамошнего музея памятниками египетского искусства, я только по Вашим копиям познакомился с образцами этой живописи. Какие превосходные примеры для наших студентов и для посетителей Музея!»

Египетскому залу Музея было присвоено имя Ю.С.Нечаева-Мальцова, он был построен на средства Комитета устроителей Музея. В зале были колонны в виде бутона папируса, вестибюль было решено украсить колоннами, стилизованными под цветок лотоса. Это были чисто декоративные колонны, и конструктивной роли не играли.


Скан из книги «И.В.Цветаев создает музей»

Колонны тоже являлись учебным пособием и имели исторический аналог.

Колонны дворца в Люксоре

Египет, колонны
«Египет, колонны» на Яндекс.Фотках

В 1903 году Клейн, по словам Цветаева, «весь ушел в компановку отдельки Египта и вестилюля в египетском характере. Выходит очень эффектно.»

Раньше я мало задерживалась в вестибюле Музея, куплю билеты и бежать по залам, искать Египетский. Теперь нет, стою, потолок разглядываю, колонны и пилон — вход в Египетский зал, скрытый за красной занавесью.

О Египетском зале Музея

Четвергвечер

Вчера был четверг. Вчера вечером мы ходили на открытие выставки ВХУТЕМАС в МУАР. Вот такое революционное сокращение, да не одно, а целых два. ВХУТЕМАС в МУАРе. Хочется сразу потянуться за Маяковским, достать книгу с его стихами и найти что-нибудь подходящее, емкое, четкое, звенящее… в ушах. Вчера ушам было бы скучно без глаз, потому что это надо видеть. Надо увидеть эти проекты, чертежи-миражи (пошло как-то сказала), но по-другому объяснить не могу. Летающие дома-коммуны, домики-голубятни, для санатория. «Даже голуби позавидуют нашей любви!» написано на проекте. Да, позавидуют. Увидят и позавидуют, ведь стены стеклянные. А еще позавидуют инопланетяне, когда поймут, что нет больше времени и пространства, что дома летают, «в них орущие дети и какой-то там кот». Я уже готова снести университет и построить на Воробьевых горах библиотеку Леонидова. Я хочу увидеть Красный стадион. Я хочу, чтобы пространство было объемным, линии прямыми, окна большими, а времени не существовало.

А вы знаете, где третий Останкинский пруд? И не узнаете, если не увидите плана Останкинского сада Гольца.

У меня был незабываемый четверг. Я обязательно вернусь, я еще раз обойду вокруг Аптекарского Приказа в Староваганьковском переулке. Разве могли те петровские аптекари поверить, что дома могут вот так жить.

Спасибо всем, кого я там встретила. Спасибо Ире за рассказы, Климу за фотографии и шампанское, Косте за Сокол, Лешке за платье и интерес и Паше за приглашение.

Просто так

Долго будет Карелия снится…

Как выясняется я всегда любила Пахоменко. Когда я была маленькая курносая девчонка четырех лет, меня всегда звали к радио, когда там пела Пахоменко. Я обожала «Лучше нету того свету». Потом мы съездили в Карелию, и я полюбила эту песню. Мы пели ее хором на теплоходе, который шел от Петрозаводска, Валаама, Кижи. Мне снится Карелия, я скучаю по ней.

Клиника им.Ю.И.Базановой

Клиника ушных, горловых и носовых болезней на углу Олсуфьевского переулка и Боженинского переулка была открыта при медицинском факультете Императорского Московского университета 22 октября 1896 г. Строительство Клиники, превзошедшей по своему оборудованию все подобные учреждения своего времени, стало крупным событием для отечественного здравоохранения. По статистическим данным в конце XIX века до 40 миллионов жителей России «страдали ушами». Для облегчения их страдания требовалось подготовить приблизительно 50 специалистов отологов, ларингологов и ринологов. Новая Клиника стала школой отечественной оториноларингологии.

Это была вторая в России лор-клиника, построенная по специальному проекту и оснащенная всеми научными новинками того времени.

Клиника была постоена благодаря Юлии Ивановне Базановой — почетной гражданке Москвы и Иркутска.


Иркутск, 1890-е

Юлия Ивановна Базанова родилась в 1852 году в Сибири в семье бедного офицера Лявдонского. Она воспитывалась дедушкой, потому что родители рано умерли, а после окончания Девичего института Восточной Сибири вышла замуж за Петра Ивановича Базанова, сына местного купца и золотопромышленника, действительного статского советника Ивана Ивановича Базанова (1813-1883), славившегося своей благотворительностью. Иван Иванович жертвовал большие суммы на на женское училище, на экспедицию князя Кропоткина, строительство Иркутской учительской семинарии, деревянного театра, дома умалишённых и др. Он построил Базановский воспитательный дом, который открылся 5 сентября 1883 года, через два месяца после его смерти. Именем Ивана Ивановича Базанова была названа одна из улиц Иркутска (сейчас – Богдана Хмельницкого)
Муж Юлии Ивановны умер рано, оставив ей часть капитала, и они с дочерью Варварой жили «под покровительством семьи мужа». В 1892 году Юлия Ивановна становится единственной обладательницей основной части капитала семьи Базановых, большая часть которой была потрачена ею на благотворительность.

В Иркутске ею был построен Воспитательный дом на 75 младенцев. В 1895 году при воспитательном доме были открыты амбулатория и родильное отделение на 200 рожениц. Она оплачивала географическое общество, занимающееся изучением Сибири.

Переехав в Москву, Базанова не оставляет Иркутск, помогает, фининсирует больницы, студенческие столовые, тюрьмы.

С её именем в Иркутске связаны приют для арестантских детей, детский сад, Казанская церковь, Кафедральный собор, театр, школа в Подгорно-жилкинском селении, женские гимназия и прогимназия, Сиропитательный дом Е.Медведниковой, библиотека Восточно-Сибирского отдела Императорского Русского географического общества (ВСОРГО), Учительская семинария, Кузнецовская гражданская больница и др. Наибольшей заботой Юлии Ивановны пользовались учебные и культурные заведения и объекты здравоохранения. В 1898 году она передала 150 000 рублей на устройство в Иркутске бактериологической пастеровской станции. В 1909 году Юлии Ивановне присвоили звание «Почётного гражданина города Иркутска», её портрет украшал зал заседаний иркутской городской думы.

В Москве Юлия Ивановна Базанова поселилась на Моховой улице, в доме №6 (бывший дом Красильникова, указанный на плане Москвы 1758 г.). С просьбами о помощи к ней обращался и Л.Н.Толстой «с просьбой о денежной помощи Кавказским Духоборам».

Самым значительным её вкладом стало дело сооружения клиник университета на Девичьем поле. В 1894 году она приобрела в собственность участок земли на углу Олсуфьевского и Боженинского переулков (ныне ул. Россолимо) для строительства на нём Клиники болезней уха, носа и горла. У Базановой в иркутске была племянница, которая однажды «заболела горлом» и не нашлось тогда в России врача, который бы смог ей помочь.

Как и в строительстве других клиник в организации этой клиники участвовал специалист, молодой ученый, доктор медицыны С.Ф.Фон-Штейн. Он представил Юлии Ивановне пять различных проектов клиники, в них все было продумано до мелочей. Базанова выбрала самый обстоятельный, всеобъемлющий, отвечающий современным требованиям и самый дорогостоящий проект. Архитектором был назначен Л.К.Кромальди. 12 мая 1894 года состоялась торжественная закладка первого камня в основание будущей Клиники, а в августе того же года основные строительные работы уже были завершены. В течение 1895 года Клиника была полностью оборудована. В мае 1896 года её демонстрировали членам правительства России. Клинику осмотрели министр народного просвещения Делянов, министр финансов Витте, князья Ольденбургские, а также иностранные специалисты. Высокие гости по достоинству оценили новое медицинское учреждение, в котором были созданы все условия для клинического преподавания, лечения больных и проведения научных исследований. Особенной гордостью директора клиники С.Ф.Фон-Штейна стали специализированные кабинеты: акустики, сравнительной анатомии, патологической анатомии. В «Описании клиники болезней уха, носа и горла», составленном в 1897 году для участников XII Международного медицинского конгресса, Фон-Штейн отмечал, что «акустический кабинет не имеет себе равных во всем мире». В музее истории Московской Медицинской Академии им. И.М. Сеченова хранятся приборы из этого акустического кабинета с наклейками, указывающими их принадлежность Клинике им. Ю.И. Базановой.

Московская городская дума приняла решение присвоить новой клинике имя Ю.И. Базановой. По инициативе Совета Московского университета в аудитории клиники был установлен мраморный бюст её основательницы, заказанный скульптору Р.Р. Баху. Пьедестал для него был выполнен в Санкт-Петербурге по рисунку архитектора В.И. Чагина. На бюсте начертано: «Юлии Ивановне Базановой в знак глубочайшей признательности за величайший дар и за бескорыстную деятельность на пользу старейшего русского университета как назидательный пример потомству. Совет Императорского Московского университета 8 мая 1896 г.» Впоследствии, в советское время, этот бюст был найден в земле при расчистке территории. Сейчас он находится в экспозиции Научно-исследовательского центра «Медицинский музей».

Ю.И.Базанова перечисляла стредства на содержание и развитие клиники, на научный журнал.

На обложке журнала «Le phisiologiste nesse» был помещён её портрет с надписью «A la noble Julie Basanoff 24.IV.1897».

Император Николай II, оценив по заслугам труды Юлии Ивановны на благо Отечества, выразил ей Высочайшую благодарность и подарил портрет Его Величества с собственноручной подписью. Помимо этого в 1897 году она была удостоена золотой медали на Анненской ленте «За усердие».

После постройки Клиники уха, носа и горла Ю.И. Базанова оборудовала столовую для студентов и курсисток на Б.Царицынской улице в доме Кисляковой. В 1896 году именно она положила начало фонду для постройки здания библиотеки при медицинском факультете, внеся для этой цели 3 000 рублей.

Удалось установить, что Ю.И. Базанова участвовала в сооружении Психиатрической больницы им. Н.А. Алексеева в Москве, на которую пожертвовала 5 000 рублей. В деле московского Совета детских приютов, почётным членом которого состояла Юлия Ивановна, содержится указание о пожертвовании ею в 1895-96 гг. средств на содержание одной кровати в Детской лечебнице имени Александра III.

Умерла Ю.И. Базанова в 1924 году на руках зятя Александра Кельха. Похоронили её на Введенском кладбище. Похороны прошли скромно. Юлия Ивановна не любила првлекать к себе внимание. А.Ходнев так описывает ее: «Жертвуя свои большие средства на добрые дела, Ю.И. Базанова никогда этого не подчеркивала, о них не разглашала и очень не любила какой-либо гласности и официальности, наоборот, помогала и благодарила с редкой скромностью и простотой».

В доме Базановой на Моховой в 1930-40-х гг. размещался Государственный литературный музей, под руководством В.Д.Бонч-Бруевича, сотрудником этого музея и был А.Ходнев. Готовя к изданию переписку Л.Н.Толстого, В.Д. Бонч-Бруевич и А.Ходнев собирали сведения о его корреспондентах. Именно этому издание мы сейчас обязаны сохранившимся сведениям о Юлии Ивановне Базановой.


ул.Моховая, дом 6

Сейчас здание лор-клиники занимают Кафедра оперативной хирургии и топографической анатомии, Отдел медицинского оборудования и Ветклиника.

А в иркутской газете «Копейка» за 2007 год можно прочитать рождественскую сказку «Заветная мечта» Юрия Баранова о призраке купчихи Базановой, которая «плачет о бедных сиротках» ведь приют, который она открыла для них в Иркутске был закрыт. http://pressa.irk.ru/kopeika/2007/10/006001.html

О Базановой http://lida.deil.ru/marina/stat8.htm