И это все о нем…

Купила диск «И это все о нем», смотрю уже целую неделю. Оказалось, что я совсем не помню, что там есть что-то, кроме того, что главные герои бегают с целой связкой воздушных шариков и что больно от этого просто физически. Я его всегда в детстве смотрела, когда случалось. И ни разу не задумывалась, о том, что мастер Гасилов нехороший, ворует деньги у государства. Наверное, даже не важно, что там комсомольцы «борются с мещанством», а важно, что нельзя друзей предавать, любимых нельзя предавать. Вот что.

Доктор Снегирев

Про замечательного, талантливого врача Владимира Федоровича Снегирева можно прочитать везде. Знаменитый гинеколог, заслуженный профессор Московского университета, один из основоположников русской научной и оперативной гинекологии.

Когда началось строительство Клиник Девичьего поля ему было 35 лет. В университете он преподавал с 28 лет, создал свою, «снегиревскую» школу, а также Московское общество акушеров и гинекологов.

Он принимал активное участие в планировании и строительстве акушерской и гинекологической клиники на Девичьем поле. Там же по его инициативе открылся Институт усовершенствования врачей гинекологов.

Я думаю, многие женщины благодарили его. Он спасал их, спасал их детей. Профессор Снегирев был первый, кто начал лечить онкологические женские болезни, применяя лучи Рентгена и радия.

До строительства Клинического городка Снегирев работал в Яузской больнице, по его инициативе открывались гинекологические отделения в разных больницах города.

По всей видимости Владимир Федорович любил жить рядом с работой, так в 1870-х годах, он жил неподалеку от университета, в Староваганьковском переулке в доме № 19.

В 1893-94 годах для Снегирева по проекту Р.И.Клейна был построен дом-замок на Плющихе.


Посмотреть на Яндекс.Фотках
Спасибо

Чтобы понять, как близко было Снегиреву идти до работы.

Слева в кадр почти попала церковь Михаила Архангела, которая находилась совсем рядом от Акушерской клиники, а справа видны шпили замка, в котором жил Владимир Федорович. Это балаганы, которые располагались на месте сквера между ул.Елагина и Б.Пироговской.

А вот что написано в воспоминаниях Веры Васильевны Кулаковой (дочь Василия Алексеевича Хлудова). Она писала о семье Алексея Ивановича Хлудова. Младшая дочь Варвара вышла замуж за Морозова. Она была благотворительницей и построила две клиники на Девичьем поле. Старшая ее сестра — красавица Татьяна была выдана замуж на Александра Николаевича Мамонтова.

У нее было трое детей. «Как-то, в самом расцвете молодости и красоты она захворала. Был вызыван врач Владимир Федорович Снегирев. Он страстно влюбился в нее, а она в него. У ужасу и негодованию всех родных, Татьяна Алексеевна бросила блеск, общество, мужа и ушла к Снегиреву, поселившись в его квартире на Спиидоновке.» Татьяна Алексеевна не выезжала в свет, и никого не принимала у себя. Позже они расстались. Татьяна Алексеевна жила одна, «читала «Исторический вестник», раскладывала пасьянсы», часто жила в Сочи. Она умерла там, осенью 1909 года, а накануне к ней приезжал Владимир Федорович Снегирев. «С ним вдвоем она прогуливалась по саду и они вели бесконечные беседы. О чем? Кто знает… оба были уже старики, но расцвет своей жизни они связали накрепко вместе, и им было о чем поговорить.»
Снегирев умер в 1916 году зимой. Ему было 69 лет.


Памятник у входа в Снегиревскую больницу на Девичьем поле.
<a href="
http://community.livejournal.com/moscow_walks/364848.html»&gt; Фотка отсюда

Клиники Девичьего поля. Акушерская.


Вид на клинический городок со стен Новодевичьего монастыря.

В 80-х годах XIX века на Девичьем поле начал строиться Клинический городок Московского Университета. К 1889 году вдоль Большой Царицыной дороги получилась «Аллея жизни», начинавшаяся Акушерской клиникой и храмом Михаила Архангела и заканчивающаяся недалеко от Новодевичьего монастыря Паталого-Анатомическим корпусом и церковью Дмитрия Прилуцкого.
Акушерская клиника стала первой университетской клиникой, на которую пожертвовала деньги Елизавета Васильевна Пасхалова.

«Первоначально, — вспоминал профессор акушерской клиники Московского университета А.М.Макеев, — Е.В.Пасхалова возымела желание содействовать облегчению страданий нескольких женщин при родоразрешении, при возможно лучшей помощи. Неудобство и теснота нашей клиники дали нам мысль направить доброе стремление г-жи Пасхаловой на устройство новой Акушерской клиники, в которой роженицы должны были находить для себя помощь согласно современному положению науки. Наше предложение было охотно принято жертвовательницей, и мысль о сооружении новой Акушерской клиники при существовавших факультетских клиниках нашла для себя на время некоторую вероятность».

Клиническая база Московского Университета, которая тогда находилась на Рождественке, не могла соответствовать требованиям и желаниям врачей и пациентов. Требовалась новая клиника на 40 мест. На нее и пожертвовала средства дочь суконного фабриканта Василия Носова — Елизавета Васильевна Пасхалова.
Тогда же Тимофей Саввович Морозов, фабрикант, владелец Никольской мануфактуры, внес пожертвования на строительство Гинекологической клиники.

Здание клиники, как и большинство клинических зданий на Девичьем поле, проектировал архитектор К.Быковский.
Постройка университетских клиник интересна тем, что в их проектировке обязательно принимали участие профессора Московского Университета, поэтому в зданиях учитывались все требования тех или иных областей медицины. В проектировке Акушерской и Генекологической клиник, которые разместились в одном здании, принимал
участие профессор Владимир Федорович Снегирев, который и стал первым директором клиники женских болезней.

В 1937-39 годах здание надстроили (арх.А.В.Барулин).

В 1947 году Клиника получила имя своего первого директора Владимира Федоровича Снегирева.
А в 1973 году у входа в клинику появился памятник работы скульптора С.Т.Коненкова.

Буду теперь потихоньку писать про Клинический городок.

Вчера

А вы заметили, как мы вчера гуляли: начали на кладбище, а закончили в клинике душевных болезней. Вот такой странный нелогичный путь. Если честно, я все время хотела вам клинику показать. Она там спряталась во дворах, туда и не зайдешь, если не знаешь. А на кладбище Новодевичье я сама хотела пойти давно. Мы там один раз были с мамой, когда его только открыли, но это было много-много лет назад, я и не помнила ничего, кроме могил Чехова и Булгакова.
Так что мы вчера доблестно прошли весь жизненный путь, правда, в обратном порядке, и несколько зигзагообразно.
Зато так приятно и весело идти по Аллее Жизни, навстречу белоснежной церкви, да еще когда колокола на ней звонят громко и радостно.

Одно можно сказать определенно: компания была хорошая, пироги вкусные (спасибо Паше), и погода была не против, что мы гуляем. Один Эрисман вчера развредничался и предательски спрятался в кустах, но мы его все равно нашли.

Всем спасибо за компанию 🙂

(no subject)

Надо идти на родительское собрание. В дверях появляется Лешка, который пришел с работы неправдоподобно рано.
Я: Алеша, хочешь сходить со мной на родительское собрание к Маше?
Муж: Нет.
Я: Алеша, может быть, ты хочешь сходить на собрание вместо меня?
Муж: Нет.
Наташка (давясь от смеха): Дед Мороз тебе подарок не принесет. Вот спросит он тебя: «Что ты хорошего сделал?», что ты скажешь?
Муж: Я скажу, что, когда мои жена и дочь приставали ко мне с глупыми просьбами, я их не побил.

Русская слава и ее чертог

Решила вспомнить о своем сообществе «Залы Музея». Читайте, исправляйте ошибки, пишите отзывы 🙂

Наверное, ни один зал Музея не вызывал столько споров, не был столько раз переделан и переосмыслен, как Центральный зал. 13 марта 1898 года Цветаев видит Парадный зал музея, как Чертог русской славы, salle d’honneur — зал чести.
«Это может быть Пантеон русской славы в области высшей культуры. Здесь же вкруг статуи Императора Александра Александровича будут поставлены бюсты главных благотворителей Музея, на память потомству.»

«Чертог Русской Славы»

(no subject)

Машка начала проходить историю средних веков. Во втором параграфе учебника коротенечко изложена вся история Меровингов, начиная с коварного, злого короля Хлодвига и заканчивая его «ленивыми» потомками. Помимо этого там же изложена история папства и все устройство христианской церкви, опять же начиная с ее основания. В последней части параграфа доблестный Карл Мартелл победил арабов при Пуатье, реогранизовал армию и дал возможность своим славным потомкам быть королями.
Целый вечер воскресенья мы с Машкой болтаем о длиннобородых королях, их коварстве и жестокости, обсуждаем Хлодвига и его ужасное поведение при Суассоне, вспоминаем его жену — христианскую королеву Клотильду, которая-таки уговорила мужа принять христианство, и как это произошло.
Сегодня Машка приходит из школы, я знаю, что рассказывать им должны были про Карла Великого.
— А известно ли тебе, Машка, что Карл Великий был Величайшим королем франков и был такой же славный, сильный и умный, как король Артур и его рыцари круглого стола?
— Нет, — говорит Машка.
— А сказали ли тебе, Машка, что Карл Великий завоевал почти всю Европу, и были у него доблестные рыцари, а самым умным, самым верным его рыцарем был Роланд?
— Нет, — говорит Машка.
— Ну, а историю о том, как Карл Великий стал императором, поведали ли вам ваша учительница истории?
— Нет, — говорит Машка.
— А что же вы делали весь урок?
— Мы отвечали на вопросы, а потом хором повторяли, что Хлодвиг в своей власти опирался на церковь, армию и еще что-то.

Расходятся у меня с учительницей способы преподавания истории…