Люди и Музей

Из записки о Музее изящных искусств им. императора Александра III, составленной И.В.Цветаевым: «Библиотека музея. При Музее библиотека будет иметь специальный, историко-художественный характер. Здесь предполагается сосредоточить вю существенно-важную литературу для изучения искусств и быта древних и новых народов: атласы, художественные увражи, обширные издания памятиков искусств, литературную разработку истории искусства в трудах общего характера и в специальных монографиях на всех главнейших языках. При библиотеке предполагается устроить читальный зал для студентов и публики, для которой он должен быть открыт ежедневно, кроме воскресенья и праздничных дней. Начало библиотеки этого рода Университетом уже сделано, остается лишь неуклонно идти по этому практикой немеченному пути».

На залу библиотеки денег дал Иван Карлович Прове, а читальню при библиотеке Иван Андреевич Колесников.


Иван Карлович Прове. О нем у Лучше не напишешь

Но одно отделение библиотеки носило имя Александра Даниловича Мейна, так пожелала Мария Александровна Цветаева, урожденная Мейн, жена Ивана Владимировича Цветаева и его помощница в деле создания Музея.

С самого первого дня Мария Александровна помогала, советовала, переживала за Музей Изящных Искусств. Марина Цветаева писала: «спокойно могу сказать, что по-настоящему заложен был музей в доме моего деда, А.Д.Мейна».
Мария Александровна не дожила до открытия, она скончалась в 1906 году. В записке, которая читалась на Комитете Музея, говорилось: «Мария Александровна… горячо отдалась делу созидания нашего просветительного учреждения.» Она зарисовывала залы музеев Европы, которые могли бы послужить примером для залов Музея, помогала собирать «памятники искусств», вела дневники по музеям, церквям, где находились интересные памятники скульптуры, изучала конкурсные проекты музея. Умирая, она оставила «значительную часть своего достояния в вечный капитал Музея Изящных искусств для составления из них процентов при нем отделения библиотеки имени ее отца».
Марина Цветаева: «Мать до последней секунды помнила музей и, умирая, последним голосом, из последних легких пожелала отцу счастливого завершения его (да и ее!) детища. Думаю, что не одних нас, выросшими, видела она предсмертным оком.»

Под фотографией зала библиотеки в моей книге написано: «Не сохранилось.» Больше никакой информации я не нашла.

Мед, если есть, то его сразу нет

Вчера обнаружила себя в очереди за медом, объясняющей какой-то потенциальной покупательнице, чем отличается каштановый мед от акациевого. Караул! Кто бы мне лет пять об этом рассказал. Я до прошлого года мед вообще не ела, в рот не брала. Максимум на что я была готова потратить мед — это римское вино. За то, что я стала есть мед, ответственность полностью лежит на Машке. Это она начала! Сначала в Абхазии выпросила у меня банку эвкалиптового меда, обещала его есть, когда кашляет. И съела, к моему полному изумлению. А в этом году мы ездили в Красную Поляну, и сначала купили акациевый мед, а потом еще черничный. Акациевый мед очень вкусный. Я даже не представляла, что мед может друг от друга отличаться. Я думала, что он бывает жидкий и засахаренный. А оказалось, что нет. Акациевый мед почти прозрачный и его хорошо съесть ложечку на ночь, а черничный, как карамель, с ним вкусно чай пить с утра. Только черничный мед у нас в Москве не найдешь, его пчелы собирают на черничных деревьях в сочинских горах.
Сейчас у нас в соседнем супермаркете открыли палатку с медом. Машка там пасется все время, потому что там мед в мисочках стоит и его можно специальными одноразовыми палочками пробовать. Вот она и пробует. Там я и блестнула своими познаниями в каштановом меде, потому что на всех экскурсиях в Красную Поляну нам про это все уши прожужжали.
Теперь у нас в холодильнике стоит банка с гречишным медом, потому что он похож на вареную сгущенку, и быстро заканчивается банка с акациевым. И еще есть банка магазинного меда, с которой я только вчера поняла, что я могу сделать. Есть его невкусно, а в готовку он пригодится. Например, можно сделать торт.
Рецепт этого торта маме дала ее знакомая с работы тетя Ира. Тетя Ира просто фантастически готовит, дети даже ее манную кашу за обе щеки уплетают. Там вот торт назывался двенадцать слоев и мы его готовили всей семьей: мама, папа, я и бабушка. Это было целое действо. Накануне какого-нибудь праздника, например, дня рождения с вечера мама решалась испечь этот торт. Сложность заключалась в том, что коржи надо было делать очень тонкими и для этого был нужен папа. Но сначала тесто.
100 грамм сливочного масла, три столовые ложки меда, два яйца растапливаются на тихом огне. Потом в эту жижу потихоньку насыпают две чайные ложки соды и мешают до пены. Снимают с огня и добавляют два с половиной или три стакана муки. Тесто месить, сделать колбаску и поделить на двенадцать частей. Теперь самое интересное.
Вырезаем из кальки три круга размером с тарелку, на которой будет лежать торт. (Это доверяли мне.) Разогреваем духовку до 200 градусов. Теперь за дело брался папа, и раскатывал тесто по этим калечным кругам. Тесто было очень трудно раскатывать. Может, тарелка у нас была большая? Но я вчера тоже умаялась, пока эти круги раскатывала. Я-то к этому проще отнеслась и раскатала, как сумела, коржи получились не круглые. Папа так делать не мог. В нем просыпался авиастроитель, технолог, никогда не присутствовавший в родне немец и кто-то еще. Вобщем он грел скалку, мял тесто, что-то делал с калькой, но круг раскатывал. Теперь по очереди надо бросать кальку с тестом на противень и ждать две минуты. Тесто становится коричневым, один круг вынимаем другой забрасываем в духовку. И так двенадцать раз. Я вчера их просто вытащила и сложила друг на друга. Но папа каждый круг закрывал круглой крышкой и лишние края обламывал, чтобы коржи получались идеально ровные (может быть, у него все-таки были немцы в роду?). Коржы стыли, а мы делали крем. Стакан молока вскипятить и добавить ложку крахмала и ложку муки. 400 грамм масла растереть с 1 стаканом сахара. Все это смешать, взбить миксером — крем готов. (Антикризисный прямо рецептик… но в моем детстве масло тоже было дефицит, так что торт, как торт.) На один корж уходит 1 столовая ложка крема. Сверху мы его тоже мазали кремом и посыпали крошкой, которую собрал папа, пока делал идеальные круги. Торт должен постоять хотя бы ночь. Вчера Лешка с девчонками слопали его сразу. Но четвертушка все-таки стоит в холодильнике, пропитывается. Сегодня я его попробую. Я этого торта не ела с детства. Маме неохота стало с ним возиться, а мне казалось, что без папы я не смогу раскатать тесто. Но у меня получилось, и моим понравилось. Будем теперь его делать.