Люди и залы

Я решила, что страна должна знать в лицо своих героев. Люди жертвовали деньги на залы музея, содержали их, скульптуры покупали, давали залам имена (свои, или своих родственников, или людей, которых они уважали, а может просто которым хотели понравится — их право). В этом музее я, можно сказать, выросла, бегала туда на лекции по искусству, ходила на выставки. Там выросли и наши дети, мы почти каждые выходные ходили «в Пушкинский» и ни разу я не видела табличек, в честь кого назван тот или иной зал. Я даже не знала об этом. А теперь узнала и не хочу забыть, поэтому параллельно с историей создания музея буду делать коротенькие заметки про залы.

Начнем с И.А.Колесникова Юсуповых и М.А.Морозова.

И.А.Колесников стал первым дарителем. Он взял на себя читальню музейной библиотеки, предложив для этого 15 тысяч рублей. Читальню, наверное, не называли в честь кого-то.

(Ни фото Колесникова, ни фото читальни я не нашла)

Михаил Абрамович Морозов

11 февраля 1898 года дневник И.В.Цветаева «Сегодня для меня большая радость: Михаил Абрамович Морозов взял на себя стоимость выстройки залы Музея — Венеры Милосской и Лаокоона. Стоимость ее — 27 006 рублей.» Зал Морозов решил назвать в честь Великого Князя Сергея Александровича, о чем сказал ему на заседании Археологического общества у княгини Урусовой (в Леонтьевском). «Великий князь был, по-видимому, очень доволен намерением М.А.Морозова.» — писал в дневнике Цветаев.

Итак, зал имени Великого Князя Сергея Александровича

Это мой любимый зал, теперь знаю, кому говорить спасибо.

2 августа 1898 года, дневник Цветаева: «Кн.Юсупов приехав в августе в Москву, при первой же встрече со мною взял от имени княгини Зинаиды Николаевны зал стоимостью в 46 650 руб. Имя Юсуповское оправдано достойным образом.»

Зинаида Николаевна Юсупова у

Римский зал, один из богатых залов Музея. Назван в честь прадеда З.Н.Юсуповой кн.Николая Борисовича Юсупова, сподвижника Екатерины II в устройстве Эрмитажа и основателя знаменитых художественных коллекций.

В этом зале машкин любимый Нил, как она говорит «с детишками».

Первые шаги

Вашему вниманию представляются несколько проектов Музея Изящных искусств.

Г.Д.Гримм. Конкурсный проект Музея изящных искусств, 1896

М.С.Шуцман. Конкурсный проект Музея изящных искусств, 1896

П.С.Бойцов. Конкурсный проект Музея изящных искусств, 1896

Кстати проект Бойцова очень похож на клейновский.

Этот проект стал победителем конкурса.

«Перед отъездом (в Грецию) Клейн прислал мне большую копию фасада, которая теперь заняла целую стену в моем кабинете. Все домашние, и посетители, в восторге от греческой колоннады, столь необычной в Москве. Как-то исполнится проект на деле, но на картоне, в картине он прекрасен», — писал 15 ноября 1898 года И.В.Цветаев.

А пока Иван Васильевич проводит все дни в поисках денег на строительство и оформление здания и самих залов Музея. Решено называть залы в честь людей, давших на него денег.
Но сейчас об истории первых 150 тысяч рублей на постройку музея. Марина Цветаева: «Звонили колокола по скончавшемуся императору Александру III, и в то же время отходила одна московская старушка. И, слушая колокола, сказала: «Хочу, чтобы оставшееся после меня состояние пошло на богоугодное заведение памяти почившего государя»… С этих старушкиных тысяч и начался музей.» Эту историю рассказывал И.В.Цветаев много раз домашним и в докладах о Музее. Почему не сохранилось ее имени? Цветаев называет ее «русская женщина, сделавшая очень много добра и пользы другим.» Кто она, эта основательница Музея, жившая на Малой Дмитровке?

Меценаты разбирают залы.
Так Юсуповы выбрали себе «Римский» зал стоимостью в 46 650 руб. Зал должен носить имя кн.Николая Борисовича Юсупова, прадеда Зинаиды Николаевны. Прадед был основателем знаменитых художественных коллекций Эрмитажа при Екатерине II. И Зинаида Николаевна достойно продолжила дело своего предка. «Имя Юсуповское оправдано достойным образом», пишет Цветаев. Так же на Музей среди многих пожертвовали И.В.Колесников (читальня при библиотеке музея), Рязанский предводитель дворянства Л.М.Муромцев — зал Ниобы, так же он пообещал пожертвования от других губерний ежегодно, Михаил Абрамович Морозов — Лаокона, Венеры Милосской и греческих портретов (Савва Морозов же отказал, а над братом смеялся и сказал «вот какой выискался меценат»). Залы так же решили называть в честь государынь императриц. Морозов решил называть «свой» зал именем Великого князя. Много сил, энергии и средств с первых дней создания Музея отдал Ю.С.Нечаев-Мальцев. Именно он настоял на каменном фризе фасада. Клейн хотел сделать его гипсовым.

Я бы, наверное, выбрала зал с Венерой Милосской и Никой Самофракийской. Я там больше всего люблю сидеть.

В следущий раз все приглашаются на закладку Музея Изящных Искусств. Вовсю идет строительство трибун на 600 человек на площади Колымажного двора. И.В.Цветаев пишет: «У меня в семье идет второй день несмолкаемый спор о туалетах: хоть беги вон из дома. Жена и дочь уселись за шитье…» Ну что? Пойдем к Ламановой?