Погуляем по Страстной?

Давно я на Страстной площади не была…

Это фотография Александра Родченко отсюда

Здесь балерину хорошо видно.

А это под балериной, то есть вход в «Армению». Это из домашних закромов.

Пора мне свою фотку напечатать ;)

Тест: Каков ваш внутренний возраст?

Ваш результат: Вам 50–60 лет: возраст мудрости.

Жизнь, похоже, прямиком привела вас к возрасту мудрости. Порой вам нравится «отпустить поводья», отстраниться от потока событий, чтобы наблюдать за ними со стороны. Как человек, не чуждый духовных поисков, вы полагаете, что, только перестав искать, можно наконец что-то найти. Отдалившись от суеты, вы предпочитаете поверхностным светским знакомствам глубокие отношения, основанные на нежности и близости. Вообще вы часто становитесь для окружающих именно тем, кто их выслушивает и поддерживает; вы можете дать совет или высказать мысль, над которой стоит задуматься. Ваш настрой позволяет вам чувствовать себя увереннее перед лицом жизненных трудностей и сомнений. Однако не доводите его до крайности – не отказывайтесь от своих желаний, иначе вы рискуете очутиться в некоем эмоциональном коконе, который со временем будет становиться все более непроницаемым для окружающего мира… Так что, отдавая должное мудрости, позаботьтесь о том, чтобы она оставалась частью активных, плодотворных отношений…

Пройти тест «Каков ваш внутренний возраст?» на WDay.ru

Осеннее

Хотя листья еще не падают, я думаю, уже пора послушать Синатру.

Я эту песню слышала и в исполнении Эдит Пиаф, и Ива Монтана, и Andrea Bocelli. Но вернулась я бы только к Синатре 🙂

ХОЛОДНО!!!!

Самое смешное, что все время песня в голове крутится:

«Когда весна придет, не знаю,
Пройдут дожди, сойдут снега…»

Фразы типа: «Нет плохой погоды, есть плохая одежда», тоже уже не успокаивают. Почему-то все равно холодно, что бы не одела.

Газетная вырезка

У каждой медали есть вторая сторона, и у каждой газетной вырезки тоже. Сначала я запостила то, что вырезал мой дедушка. И это понятно: дом, в котором ты живешь всегда интересно иметь в газетном варианте, тем более, если это «Правда» 1969 года.
А вот ее оборот:

Честно, такое удовольствие получила, читая. И про компартию Канады, лет 25 про нее не слышала, и про запуск Аполлона, и про то, как гадкие американцы во главе с Никсоном, плохо ведут себя во Вьетнаме. А американцы ну ни чуточки не изменились. Вот про них читаешь, только президенты и страны, куда они свой нос сунули, меняются, а стиль один и тот же.

Дом, милый дом

Все мое детство, а детством я считаю то, что было «до школы», прошло в доме номер 184к2 по проспекту Мира. То что он числится на проспекте Мира я узнала недавно, потому что у нас в семье это называлось «жить на Галушкина». Улица Бориса Галушкина шла как раз мимо нашего подъезда, и мы жили на ней.

Детство у меня было хорошее, и свои детские места я очень люблю, и дом этот просто обожаю. Я была в нем счастлива, может ли быть иначе? Мы жили «на шестнадцатом», то есть на 16 этаже 25-этажного дома: я, мама, папа, бабушка и дедушка. С нами на площадке жили два моих друга Вася и Леша и ее тетя Сима. Тетю Симу звали Серафима и она была медсестрой Маресьева, которая, если верить моей маме и научила его танцевать на протезах, а он ей помог в получении квартиры в этом доме. Судя по характеру и, как я ее помню, она запросто могла научить танцевать человека на протезах.
Подъезды в доме были большие, со светлыми холлами и колоной посередине. Из холла вела лестница к лифтам. Один лифт был грузовой и покататься на нем было особенно приятно. Пешком мы ясное дело не ходили, поэтому про лестницу я ничего не помню. Все остальное помимо холла на первом этаже было маленькое и низенькое: маленькие комнаты, маленькая кухня (наверное, маленький балкон, меня на него особенно не пускали). Этому дому я обязана отсутствию боязни высоты и спокойному отношению к низким потолкам, они меня совсем не удручают. Вот мой муж, который вырос в коммунальном особняке на Бакунинской, очень болезненно относится к необходимости жить с потолками два-семдесят.
Жить там было весело. Соседи приходили в гости, у меня были подружки Ира и Оля, которые жили в соседних подъездах, около дома была площадка с качелями и скверик, и нам, поверьте, совсем не мешали машины, мчащиеся вокруг дома по проспекту Мира и улицам. Через дорогу (где сейчас магазин Ж) была булочная со свежими булочками и фантастическими щипцами и лопаточками на веревочках. Лопаточками надо было трогать мягкий ли хлеб, а чипцами его брать. Молочные продукты привозили к подъезду прямо с Останкинского комбината. Их продавали два дядечки: то худой, то толстый. Они у меня ассоциировались с пачками сметаны. Казалось, что толстый продает сметану в пачках, а худой — в стаканчиках.
И еще! Рядом была выставка. ВДНХ. Мы ходили туда гулять почти каждый день. Тогда там цвели розы, было много интересных павильонов и фантанов. Иногда нас отправляли туда с папой, тогда мы катались на атракционах. Любимым павильоном был павильон «с индюшатами», до него надо было очень долго идти, но ряди того, чтобы погрядеть на маленьких цыпляток, утяток и индюшат я была готова ходить. Еще на выставке жил верблюд Секрет.
Его все любили и кормили. В павилионах были огромные книжки из оргстекла, и их было весело листать.
Вид из окна у нас был примерно такой.

А знаете,какой у нас был виден салют! Баба-Ната приезжала смотреть салют к нам, хотя сама жила на Садовом напротив Американского посольства.
До сих пор перед глазами Рабочий и Колхозница, пруд перед ними с огоньками и салют.
А про Рабочего и Колхозницу мой дядя говорил, что внутри есть лестница и можно зайти колхознице в пятку и посмотреть на наш дом у нее из глаза. До сих пор не знаю, правда ли это. Двери в пятке я не обнаружила, сколько не смотрела.

Все когда-то кончается. Мы переехали, на выставке — базар, Рабочего и Колхозницу разобрали.
Мы ходили недавно туда. Я боялась, что мы не попадем в подъезд, там же кодовые замки, но вместе с нами подошла женщина и впустила нас. Просто впустила, сказала: «Заходите». Подъезд все тот же. Мы поднялись на лифте на 16 этаж. Какое же все маленькое! А мусоропровод и большие стеклянные двойные плитки вокруг него все те же! Я довольна.

Кстати, когда в Москве было землетрясение в 70-х, у нас там никто ничего не почувствовал, а у остальных люстры качались и хрусталь звенел. Так что эксперимент архитекторов Заикина и Андреева удался.
Про дом с фотографиями можно почитать
http://community.livejournal.com/msk_foto/856546.html
http://tromwai.livejournal.com/930.html

ВДНХ

А вот насмотрелась у на фотку, и вспомнила, что такое богатство у меня тоже есть.

Зонтики были бумажные, раскрывались. И тюбитейки были бумажные и тоже раскладывались в разноцветную шапочку.