Вкус знакомый с детства

Какие раньше автоматы были! Найдешь бывалоча на асфальте три копейки и идешь к кинотеатру, а там автоматы в кружок стоят. Вокруг лужа и запах сладкого сиропа. Подходишь, ищешь стаканчик. Потом его надо было помыть, перевернув к верху донышком, и нажимая на специальную пластмаску в окошке. вода брызгается, отсюда и лужа. Потом можно и газировку с сиропом наливать. Это кому повезло, и у кого три копейки, а у кого одна — у того просто полстакана газировки без сиропа. Стоишь пьешь. а уже рядом кто-нибудь стоит, стакан ждет.

Отсюда http://basik.ru/historical/old_moscow_fotos/

Какого же она вкуса была? Яблочная что ли?

Ольга Васильевна Лепешинская — балерина с Тверского

Написано для сообщества Тверской бульвар, в которое я вас приглашаю.

28 сентября 2008 года Ольге Васильевне Лепешинской исполнилось 92 года.
Мой папа порой говорит про кого-нибудь: «Человек-эпоха», так вот таким человеком-эпохой можно справедливо назвать балерину советского балета Ольгу Лепешнискую.

И это была танцовщица именно Советского балета. Она родилась в 1916 году в Киеве. В ее семье знали, что их род один из древнейших польских дворянских родов, но Ольга Васильевна гордилась только своим прадедом народовольцем, который организовал в своем имении школу для крестьянских детей. Остальные документы и воспоминания были потеряны и забыты. Советской власти потомки польских дворян были не нужны, а Ольга Васильевна – пламенная комсомолка и активистка не нуждалась в дворянском происхождении.
Она хотела быть строителем мостов, как ее отец, но приехавшая к ним в гости балерина предложила отдать девочку в школу балета. А в 10 лет она уже танцевала в Большом. Ее называли «стахановкой», все ее рекорды и успехи описывались в газетах теми же словами, что и успехи ткачих, колхозниц и доярок. Все, чего она достигла, был результат огромного труда. Про нее есть много легенд или просто историй. Одна из них про то, как она училась делать свое знаменитое фуэте. Девочка оставалась одна после закрытия школы (сторожа подкупала мама пачками «Казбека»), чертила на полу круг мелом и начинала крутить фуэте. Поначалу ей хватало пяти раз и она вылетала из круга. Но время шло, круг сужался и уже скоро она на спор крутила 64 фуэте вместо 32 положенных.

Картина А.Герасимова
Она была признана, обласкана властью, ее ценили и поощряли. Сталин называл ее «стрекозой». «Лепешинская – лауреат четырех Сталинских и Государственных премий. В юном возрасте она была награждена орденом, так что никто, особенно милиция, не верил, что награда ее собственная, даже случались неприятности на улице: «Девушка, снимите это немедленно». Она кокетливо говорит, что ей некуда вешать награды – немереное количество орденов, в том числе и орден Ленина, медали за оборону Москвы и за доблестный труд во время войны». Ольга Васильевна была и есть настоящая патриотка. В 1941 году она отдала большую часть своей премии, а это 100 тысяч рублей на оборону Москвы. Как только началась война, она бросилась на курсы медсестер, но увидев человека с обгоревшим лицом, упала в обморок. Тогда она решила ездить по фронтам с концертами. Она танцевала на грузовиках, в палатках. Иногда ноги уходили в землю, когда она делала свое знаменитое фуэте.
«Абсолютный продукт советской власти» — так она себя и называет. Не мудрено, что когда появилось здание на площади Пушкина и на крыше башенки стояла девушка-танцовщица, все решили, что это и есть Лепешинская. Сама Ольга Васильевна вспоминает: «..каким Ромео был Миша Габович!..
Во время войны он был комиссаром батальона противовоздушной обороны. Вы хорошо помните площадь Пушкина? Дом № 17 уголочком выходит на бульвар и на улицу Горького. С левой стороны, если идете от центра. В этом доме я жила.
Башенку на крыше украшала фигурка девушки с поднятыми немножко по балетному руками — Эренбург написал в «Буре», что скульптуру лепили с меня.
Во время воздушных налетов мы сбрасывали маленькие бомбочки с крыш. Миша Габович стоял со своим батальоном на крыше дома наискосок — там размещалась редакция «Известий». Когда налеты заканчивались, звонили в центр к Габовичу и спрашивали, жива ли Лепешинская, имея в виду фигурку на башне…»

Октябрь, 1950 год. Спасибо

и еще, и и вот тут

Она была депутатом всего, что только может быть. В своих воспоминаниях она говорит: «Боюсь испугать читателей информацией о том, что являюсь четырежды академиком, четырежды лауреатом государственных премий, доктором, профессором, обладательницей четырнадцати орденов… Последний орден получила в связи с круглой датой, которая на меня нагрянула».
У Ольги Васильевны было три мужа. С первым – ленинградским кинорежиссером она развелась еще до войны, второго, Леонида Райхмана – соратника Берии и она буквально вытащила из тюрьмы, вымолила у Берии. Он не вернулся к ней, может, не хотел портить ее карьеру, может ушел к другой. Но он был жив. Лепешинская вышла замуж в третий раз за генерала армии Алексея Антонова, начальника штаба войск Варшавского договора. «Они познакомилась случайно: после приема за балериной не пришла машина, и красивый незнакомец вызвался подвезти. Генерал знал французский язык и любил Шопена. Лепешинская называет этот брак самым счастливым. Через семь лет Антонов умер от сердечного приступа. От горя и шока на похоронах (Антонов похоронен в Кремлевской стене) Лепешинская временно потеряла зрение». После этого она уже на танцевала, преподавала, ездила по миру, участвовала в политической деятельности.
В 1962 году скульптуру танцовщицы с площади Пушкина решено демонтировать. Лепешинская всегда говорила, что со сцены они ушли вместе. Где теперь та скульптура мы не знаем, а Ольга Васильевна до сих пор является неутомимым борцом и активистом.

Она «подписала коллективное письмо, требующее вернуть в школьные программы по литературе роман «Как закалялась сталь». Потом оказалась в числе авторов обращения к Юрию Лужкову с протестом по поводу переименования переулка Николая Островского в Пречистенский. А когда имя Островского переулку не вернули, опубликовала в «Советской России» статью, в которой требовала непременно это сделать. Она боролась за Дом актера, чтобы ему дали помещение после пожара в старом здании на Тверской. И входила в организацию родственников лиц, похороненных у Кремлевской стены, протестовавших против инициативы СПС ликвидировать эти захоронения и перенести прах на кладбище.
Эта женщина всегда жила полнокровной жизнью. В большой квартире с антикварной мебелью она занималась йогой и играла с любимой собакой: именно Лепешинская, первой привезя щенка из-за границы, ввела в России моду на комнатных йоркширских терьеров. Сегодня она любит «драмбалет», анекдоты, постановки Бориса Эйфмана и балерину Светлану Захарову. Терпеть не может бранные слова, современный танец, «голубизну» на балетной сцене и скандалы вокруг Волочковой.
13 марта 2008 года Ольга Васильевна Лепешинская была госпитализирована в одну из московских клиник. Состояние оценивалось как тяжелое.

Дом Ермоловой?

Переписано и отредактировано специально для сообщества Тверской бульвар , куда я вас всех и приглашаю!

Дом под номером связывается у всех с именем Ермоловой. Да и попробуй не свяжи, если там даже табличка висит. Да и Ермолова вполне заслужила, все-таки 40 лет там прожила.

Но дом, сами понимаете старинный, в основании его даже кирпичи 1773 года находили, так что народу в нем жило много. И при белокаменных стенах Белого города, и после них. И до Наполеона, и после пожара, благо не тронул его огонь. Каждый хозяин вносил свою лепту в его перестройку.
1843 — изменение фасада, арх. Михайлов 2-й;
в 1847 появился мезонин, в 1858 году были расширены окна полуподвального этажа. В 1873 году некий капитан Ромейко надстроил двухэтажный флигель третьим этажом и соединил его двухъярусным переходом с основным зданием, а также устроил проездную арку.
1875 — изменение фасада, флигель, арх. К. Чичагов;
Потом эркер. Прочитала у ollalla, что он вроде бы 1913 года, а потом фотографию нашла 1903 года, а эркер уже на месте, поэтому и пишу — «потом».

Так вот жила в этом доме вместе с родителями одна девочка. Отец по происхождению француз, сын солдата Наполеоновской армии, преподаватель гимнастики и фехтования. Мать — дочь богатого русского фабриканта. Звали девочку Мария Пуаре. Родилась она на Петровке, потом родители перебрались на Тверской бульвар, в дом номер 11.
Родители умерли, девочку выдали замуж. Было ей тогда 16 лет. Жениху 50. Она мечтала о сцене, о творчестве, танцевала и пела. Муж отправил ее в психиатрическую лечебницу. Вызволил ее оттуда Михаил Лентовский, известный в то время режиссер и антрепренер. Мария пела в оперетте, писала романсы. С театром она перебралась в Петербург. Там ее романс Лебединая песня, написанный для одного из спектаклей стал популярным на всю Россию.

«Однажды Мария случайно познакомилась с графом Орловым-Давыдовым — членом Государственной Думы, крупным помещиком-миллионером. Любовный роман длился долго. В конце концов граф развелся с супругой, урожденной баронессой Де Стааль, и сделал Пуаре предложение. Тем более что она сообщила, что беременна. Однако после «рождения» сына Алексея неожиданно выяснилось, что ребенок «не настоящий». В связи с тем, что Пуаре от природы не способна была иметь детей (а семейного счастья так хотелось!), она купила «сына» у некой акушерки по газетному объявлению. Разразился скандал, дошедший до тюрьмы и суда. Суд Пуаре оправдал, ребенка вернули его законной матери-крестьянке Анне Андреевой, а Мария, оставшись снова одна, уехала к себе в имение под Москвой. Следы ее затерялись.» Появляется только дата назначения пенсии – 1933 год. В этом году она скончалась. Но остались романсы, в которых печалится и тоскует женская душа.

Это романс «Лебединая песня» в том исполнении, которое слышала сама Пуаре.
Мне больше нравится Екатерина Гусева.

Лебединая песня Лебединая песня

Тема: Жизнь
Автор плэйкаста: Appassionata
Создан: 2 сентября 2008 года, 22:59

послушайте обязательно

Лебединая песнь

Слова и музыка М. Пуаре
Я грущу. Если можешь понять
Мою душу, доверчиво нежную,
Приходи ты со мной попенять
На судьбу мою, странно мятежную.
Мне не спится в тоске по ночам,
Думы мрачные сон отгоняют.
И горючие слезы невольно к очам,
Как в прибое волна, приливают.
Как-то странно и дико мне жить без тебя.
Сердце лаской любви не согрето:
Иль мне правду сказали, что будто моя
Лебединая песня пропета.

Наиболее полная биография здесь
Это финал замечательного рассказа Елены Ерофеевой-Литвинской «Я ехала домой» (ведь этот романс тоже написала М.Пуаре).
А это замечательный клип с фотографиями Пуаре и голосом А.Баяновой

«… Холодным октябрьским днем по московским улицам в направлении Ваганьковского кладбища двигалась телега, запряженная одной лошадью. На телеге стоял простой гроб, наскоро сколоченный из сосновых досок. За гробом шла женщина с мальчиком. И еще одна женщина, с мужем и двумя детьми. Женщину с мальчиком звали Татьяна Павловна Свешникова, ее сына – Алешей.
Никто не спешил присоединиться к этой скорбной процессии. Никто не спрашивал – кого хоронят? Даже из праздного любопытства. Никому не было до этого абсолютно никакого дела.
Миновали Петровку. Давным-давно на фасаде желтого двухэтажного здания, между гостиницей «Англия» и аптекой, красовалась яркая вывеска «Яков Пуаре. Гимнастика и фехтование». Теперь здесь возвышался большой дом номер семнадцать с многочисленными коммуналками. По вечерам на общих кухнях стоял разноголосый хор примусов, а по утрам опаздывавшие на работу жильцы привычно ссорились в очереди к умывальнику.
А вот и Тверской бульвар. Старинный особняк с большим квадратным стеклянным эркером, куда семья Пуаре переехала позже. И здесь ничто не напоминало о его прежних владельцах. Деревья еще не сбросили листву – лето выдалось дождливым.
Когда-то Мария любила взять извозчика и прокатиться по Тверской с ветерком. Особенно зимой, чтобы снег веером летел из-под полозьев саней. А теперь ее везли медленно. Очень медленно. Лошадь, тащившая за собой телегу, понуро плелась, с трудом передвигая ноги.
У края тротуара примостилась худенькая белокурая девушка. Старомодное длинное платье было туго стянуто пояском в талии. На бледном личике выделялись огромные голубые глаза.
– Я ехала домой, – звенел над немноголюдным бульваром нежный мелодичный голос. – Я думала о Вас…
И редкие прохожие бросали мелочь в старую потертую шляпу, стоявшую у ног невесть откуда взявшейся в сталинской Москве уличной певицы.»
А еще про Пуаре есть книга «Графиня Маруся» Уколовой Е, и Уколова В. И много-много ссылок и интернете на ее романсы.

Получается, что эркер пристроила Ермолова? Вон он там на фотографии виднеется. Актриса живет здесь с 1889 года, его приобрел муж актрисы Н.Шубинский, известный московский адвокат. Он даже украсил стену своим вензелем «Ш».
Однако к 1920 году, когда Моссовет передал дом актрисе в пожизненное владение, здание находилось уже в плачевном состоянии, и Станиславский даже предлагал Ермоловой контракт в Художественном театре, чтобы деньги пустить на ремонт дома, но она отказалась. А в 1928 году актрисы не стало.

С 15 мая 1970 г. в нескольких комнатах этого дома располагался Музей-квартира М. Н. Ермоловой, где находились вещи, сохраненные дочерью М. Н.Ермоловой — М. Н.Зелениной. На основе этих материалов был создан Дом-музей М. Н.Ермоловой, открывшийся в 1986 году.

Такая вот история получилась, а про Ермолову потом, ладно?

Вот что я сегодня учудила!!!

приглашение в сообщество Тверской бульвар!

Тверской бульвар

Мы приглашаем Вас погулять по Тверскому бульвару. По тому, какой он теперь, по бульвару, который видели солдаты Наполеона, Пьер Безухов и студенты-разночинцы, по Тверскому военному, по Тверскому в праздничных красных флагах. Мы пойдем медленно и будем подходить к каждому дому, сворачивать в переулки, знакомиться с прохожими, лазить по крышам, а иногда и по подвалам, заглядывать в окна и выглядывать из них. Мы будем читать стихи и травить анекдоты, рассказывать друг другу истории и всякие небылицы. Может быть нам повезет и мы увидим стену Белого города и нарядные Триумфальные ворота, водруженные в честь коронации Екатерины II.Мы приглашаем Вас быть нашими слушателями и рассказчиками, зрителями и экскурсоводами. Ведь каждый из нас был на Тверском бульваре или видел его, читал про него, а значит Вам есть, чем поделиться.

Я вас всех-всех приглашаю. Я буду туда потихонечку перепечатывать свои рассказы о Тверском бульваре. Обязательно буду их редактировать, так все, что вы там увидите будет улучшенное и доработанное, как и прогулка по Страстной (я туда добавила кое-что). Приглашаю всех. Жду от Вас ваших комментариев, фотографий, прогулок и всяческого участия.

Теперь вот так

Медаль позвольте обернуть,
Мы знаем, москвичи, в Москве Москву — другую!..
Трепещет сердце, рвется грудь,
Когда мы вспомним про родную!
Про ту Москву, Москву былую,
В дни мира, в дни забав, в привольи, средь пиров;
И где наш Кремль благословенной,
под славным заревом царицы городов,
Стал, в грозный миру день, спасителем вселенной!..

Владимир Филимонов (1787-1858)



http://kazagrandy.livejournal.com/402451.html?style=mine

Отгадка

Полностью вопрос должен был звучать: «Где едет на лесапеде мой дядя?»

Жили они тогда на Тверском бульваре в доме номер 27, и на лесапеде с папой он, конечно, катался тоже по Тверскому. Это где-то 1947 год, было ему тогда лет 9, война кончилась, они вернулись из эвакуации. Был какой-то праздник, скорее всего 1 мая, на Тверском после войны посадили сакуры и они должны были цвести нежными розовыми цветочками. Позднее они померзли и их заменили липами.

Теперь о фотке. Помните мой юзерпик?

Это моя мама. Она стоит напротив Палашовского переулка. Слева наш дом, справа дома, на месте которых сейчас сквер имени МакДональса. О них и пойдет речь. Это дома под номерами 29-35.

Интересующие нас дома стоят справа (угловой дом еще не перестроен и не приобрел своей замечательной башенки). За фото спасибо Мы тогда еще наш дом на ней искали, но его не очень-то здесь и видно.

В доме 33 располагался кинотеатр «Новости дня». По нему можно учить историю кинотеатров города Москвы. Открыли его в 1909 году и назывался он тогда «Великий немой». Теперь из энциклопедии киноискусства: «Провозгласив в начале 1920-х гг. кино «важнейшим из искусств», Советская власть обнаружила, что вместе с былой системой кинопромышленности за время революционно-военных смут исчезли и сами кинотеатры. Полторы тысячи кинотеатров дореволюционной России превратились в полторы тысячи пустых залов неопределенного назначения: уезжая из страны, их владельцы (как «частники», так и крупные кинофабрики, владевшие своими кинотеатрами) увозили с собой киноаппаратуру, а невывезенное бесследно растворилось во время Гражданской войны на черных рынках». Советская власть решила, что проще докупить аппаратуру, чем строить новые помещения. И вскоре на месте старых кинотеаров открылись новые: «Художественный», «Малая Дмитровка» («Ленком»), «Эрмитаж» (театр оперетты), «Мозаика». Тогда же «Великий немой» превратился в «Новости дня». В нем показывали хроникально-документальные фильмы, а герой рассказа Кривича и Ольгина «Бег на один километр» даже посмотрел там фильм «Человек рассеянный».
Кстати кинотеатры были и на Трубной в бывшем ресторане «Эрмитаж-Оливье», назвался от «Труд», а сам ресторан носил гордое имя Дом крестьянина. «Посетители чайной смотрели «заграничную фильму» вперемешку с киноагитками о пользе труда, сделанными по заказу киносекции Мосгорсовета профоюзов (МГСПС)».
В доме Хаджонкова открылся кинотеатр «Горн», «Студия Малого театра арендовала кинотеатр «Мраморное кино» (ныне гостиница «Москва»); Общество строителей Международного Красного стадиона (ОСМКС) устроило кинотеатр «Сплендид-Палас» в здании бывшей студии Русского театра на Покровском бульваре; «Межрабпом» несколько лет арендует под кинотеатр «Колосс» (на 1800 мест) Большой зал Московской консерватории, а в 1928 г. под трибунами стадиона «Динамо» открылся кинотеатр «Динамо». К 1928 г. в стране насчитывалось 9800 стационарных кинотеатров.» (Энциклопедия кинематографии СССР) В этом же году в Москве впервые появилась надпись «Детям до 16 лет запрещается»: согласно постановлению Моссовета, школьникам разрешалось смотреть лишь фильмы, рекомендованные отделом народного образования, а дошкольникам — только детские киноутренники.
После войны, как мы видим, кинотеатр работал, хотя общее их число по Москве заметно сократилось. Новое строительство имело более «системный подход: сразу после войны был создан Государственный институт по проектированию кинотеатров (Гипрокино) (Там кстати сказать и работали моя бабушка, и дед, и мама), а в Госплане разработали теорию ступенчатого построения сетей учреждений обслуживания».
Кинотеатр «Новости дня» просуществовал до 1964 года, а потом перестал соответствовать новым нормативам, которые созданы были в начале 1960-х гг. Тогда и была принята единая градация вместимостей: 200, 300, 500, 800, 1200, 1600, 2500 мест (для кинотеатров менее 1000 мест разработаны типовые проекты). Разработана единая типология зданий кинотеатров и их «класса» по составу помещений: одно- или многозальные, с фойе или с кулуарами, для взрослых или детские, со специализированным или с универсальным залом, в отдельных зданиях или объединенные (в одном здании или в комплексе) с другими учреждениями. Возникло деление на разряды (высший, первый и второй), определяемые величиной и качеством зала, аппаратурой и техническим качеством воспроизведения». Маленький кинотеатр «Новости дня» уже не мог угнаться за этой машиной времени.

В доме № 35 располагалась аптека и шашлычная «Эльбрус». Этим домом точно заитересовался бы Можаев. Дом стоял здесь еще до пожара 1812 года и в фармацевтической лаборатории сохранились старые сводчатые потолки. Дом перестраивался и привычный вид с башенкой приобрел в конце XIX века (1870? год). В 1870 году в нем открылась аптека, которая во время революционных столкновений был революционным медпунктом. Наверное, поэтому аптека так сохранялась вплоть до разрушения.

В том же доме была и шашлычная. В.Субботин в книге «На краю земли» пишет: «В начале Тверского бульвара, где сейчас сквер, была шашлычная, в разные годы называвшаяся по разному, то “Эльбрус”, то “Роза”, то “Казбек”, в зависимости от того, я думаю, кто был на месте директора. Каждый из них, из этих директоров, приходя на место другого, давал свое название. А за углом, на Тверской, был пивной бар и рядом с ним аптека. Был это очень памятный многим москвичам квартал, теперь уже навсегда исчезнувший. “Угловой аптеки автомат”, — сказано у Смелякова. Я вспомнил это не потому, конечно, только, что тут, у дверей и подле входа самого, был поставлен телефон, а потому, что на втором этаже над аптекой жила героиня его стихотворения “Манон Леско” — Лиза, в замужестве Коваленкова, юношеская любовь поэта, и он, по свидетельству этой женщины, в те далекие годы то и дело звонил ей из стоящего под самым ее окном автомата. “О узенькая будка телефона, встань предо мной средь этих строгих строк, весь в номерах, фамилиях и датах, общенья душ фанерный уголок!” — писал о том времени Смеляков. Булгаков, кажется, Булгаков, если я что-нибудь не путаю, обозначил это дорогое, как уже сказано, для многих из нас место, как “На Тверском бульваре у Пампушки”, что, естественно, означает: “на Тверском бульваре у памятника Пушкину”. Потому что именно здесь, в самом начале Тверского бульвара, стоял еще в те годы перенесенный позднее на площадь памятник Пушкину. Мы не могли себе в те дни представить, что Пушкин может находиться где-нибудь еще, кроме как здесь, под сенью цветущих лип, в самом начале Тверского бульвара. Но однажды, это было осенью 1951 года, кажется, проснувшись, мы отправились на занятия, а к вечеру обнаружили, что Пушкина на его привычном месте не стало. В первую минуту мы даже не сразу отыскали его на огромной, простиравшейся перед Тверским бульваром площади.
Оказывается, его передвинули туда еще ночью».

Дома снесли в 1970-х годах. Я помню как сажали там бегонии, клали фигурную плитку. Я тогда домой кусочек плитки прихватила, а бабушка выпросила одну бегонию, она у нас на окошке росла.